Бег

Размер шрифта: - +

Глава 6.

К вечеру мама все еще не вернулась, но она сказала, что скоро уже собирается выезжать домой и чтобы я оставила для нее чего-нибудь вкусненького, так как она весь день без еды. Я как раз приготовила жаркое и собиралась ужинать, когда меня настиг ее звонок. Звонила она, по своей излюбленной традиции, сперва на домашний, чтобы проверить на месте ли я, а потом уже набирала сотовый, либо же строчила смс. Поэтому переносная трубка почти всегда находилась где-то рядом со мной. Так было спокойнее, что не придется в очередной раз бежать за ней куда-то в коридор.

Новый звонок раздался, как только я взялась за вилку и поднесла ее ко рту. И на этот раз меня желала слышать совсем не мама.

- Дана? Ты?

- Я, Захаров, что хотел?

С первого раза этот тугодум не понял, что я не желаю иметь с ним ничего общего. И со второго, кажется, тоже.

- Нам нужно поговорить. Выйди, я около твоего подъезда.

Мне бы сейчас ответить, что я не дома и поэтому не могу с ним пообщаться, да только звонит он на домашний телефон. Отключить бы его к чертовой матери, чтобы всякие там не могли вычислить мое местонахождение. В наш век все уже благополучно обходятся сотовыми телефонами. Но с мамой-консерватором идти в ногу со временем трудно.

- Мы вчера прекрасно все обсудили. Незачем возвращаться к этому вопросу.

- Нет, Дана, это важно. Пожалуйста, выйди. У меня кое-что для тебя есть.

Например, Лизка Лазарева, которая вдруг тоже решила забежать на огонек?

- Как же вы все мне дороги, Захаров! Жди, сейчас буду.

И я приняла единственно неверное решение за весь этот день. Но ведь на то он и начался так паршиво, чтобы закончится на еще более заупокойной ноте. И дай бог, чтобы на ней же не продолжилась игра до самого финала.

Я наскоро переоделась в джинсы и толстовку, натянула светлые кеды и выбежала из квартиры, повернув один раз ключ в замке. Не успела я ступить и шагу в темном подъезде, как раздался громкий хлопок. Причем был он таким оглушительным и близким, что казалось, будто произошел он прямиком в моей голове. А потом померк и едва уловимый свет с нижних этажей – мои глаза закрылись. Пришла тупая боль в области затылка, которая утягивала за собой в темноту все дальше.

Мое сознание перенесло меня в детство. Мне было около пяти. Я играла в песочнице, похожей на ту, где был мальчик, махавший мне еще вчера. Вокруг было много детей, бегающих и кричащих на всю округу. Солнце светило ярко. Моих голых плечиков ласково касались его лучики. Качели, коих было штук шесть в этом большом и знакомом дворе, немного поскрипывали от старости, а голоса дворовых мальчишек зазывали всех поиграть в пету. Все это было так ясно и так знакомо.

На мне было мое любимое розовое платьице и белая панамка. Я считала себя самой красивой в этом дворе, что подтверждали все соседи, когда встречали меня. Мои белокурые кудряшки чуть подрагивали на ветру, отчего они казались еще более пышными и я постоянно поправляла их, при этом не давая бабушке себя расчесать и нацепить эту дурацкую резиночку себе на голову. Я гордилась своими волосами и все вокруг должны были их видеть.

- Привет, Дана, - заговорил рядом со мной кто-то. Я знала его сейчас, в сознательном возрасте, но разум пятилетней девочки не давал мне узнать незнакомца. – Ты очень красивая девочка.

- Спасибо, дяденька. – Произнес слабый голосок. Мой голосок.

Я оценивающе его оглядела и чуть сощурилась, как обычно это делают взрослые.

- У тебя такие же волосы, как у меня. – Маленький пальчик указал на вьющиеся светлые волосы мужчины.

Он улыбнулся в ответ и заправил прядь за ухо.

- Да, ты права. У меня еще и глаза как у тебя, видишь? – он показал на свои черные, как ночь, глаза с длинными ресницами.

Я придвинулась ближе, когда незнакомец присел рядом со мной, и заглянула в эту черноту. Сейчас она не пугала меня. Она завораживала.

- Интере-е-есно, - протянула я на одной ноте.

- Даниелла! – раздался позади меня обеспокоенный голос бабушки. Я уже слышала, как она бежит ко мне и предвидела, как бросается, чтобы поскорее утащить подальше с площадки. Но мне так этого не хотелось. Мне был интересен этот дяденька, который был так похож на меня.

- Тебе нужно идти, милая, но мы еще встретимся с тобой. Я обещаю тебе. – Мужчина поднялся на ноги и подмигнул мне правым глазом.

Я улыбнулась ему в ответ и тут же почувствовала резкий неприятный толчок в бок. Кто-то пытался привести меня в чувство.

Да что же это такое творится? Почему так болит голова, и чей ботинок тычется мне в ребра? Неужели Захаров решил перейти к наступлению, не дождавшись возле подъезда?

Я постаралась открыть глаза, но тут же оставила эту идею. Если лежать без движения, то можно представить, что я сплю. А еще можно представить, что в голове моей не играют болючие колокольчики, а справа я не слышу чье-то глубокое дыхание.

Света было мало. Это я поняла даже с закрытыми глазами. Можно было бы еще подумать, будто я никуда и не уходила из своей квартиры, а человек, тычащий мне в бок чем-то твердым - это мамин незванный гость и он сейчас уйдет, поняв, что я сплю. Однако в моей квартире никогда не пахло зловонной сыростью. И отнюдь не той приятной, что иногда появлялась в подъезде летом. Здесь воняло подвалом, в котором уже много лет никто не бывал. А также землей и чьим-то навязчивым мужским одеколоном. И кажется, даже не одним. Да и твердая поверхность, на которой я находилась, совсем не напоминала мне мою любимую мягкую кроватку с большими пуховыми подушками.

- Вставай! – прилетел в бок все тот же грубый ботинок. Да, кажется били именно ботинком.

Я схватилась за то место, куда меня били. Рука затекла и теперь отдавалась иголочками. Похоже, о моей благополучной транспортировке не особенно заботились.

И вообще - встать? Он это серьезно? Я ведь не чувствую своих конечностей, а голова моя так болит, что кажется вот-вот разорвется на части. Не в прямом, конечно, смысле, но в самом что ни на есть болезненном.



Ольга Адилова

Отредактировано: 12.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться