Бег

Глава 7.

Когда я вышла из дамской комнаты, только что обретший для меня имя Вано, на мое удивление ничего мне не сказал. Только молча обернул вокруг моих запястий свою веревку, затянув потуже новый узел, в которых он явно не был хорош, и повел меня обратно в сторону подвала.

После встречи с этой девчонкой он казался каким-то бледным и потерянным. И если бы не моя неосведомленность в том, куда стоит бежать, чтобы выбраться на свободу, я вполне могла бы воспользоваться его состоянием. Надеюсь, когда я все разузнаю, мне еще раз подвернется такая удача.

А пока я шла рядом с напряженным охранником и отводила взгляд в пол всякий раз, когда он поворачивался ко мне, метая из глаз молнии. Похоже, незнакомка все же перебросилась с ним парой ласковых перед тем как уйти, а я теперь за это должна была отдуваться.

– Может, перестанешь на меня так смотреть? – спросила я через какое-то время, не выдержав.

Вано промолчал, продолжая сверлить меня тяжелым взглядом.

– Это из-за той девушки, да? – поинтересовалась я снова, очень рискуя.

Что творилось в голове этого парня я понять не могла. И реакции на мои слова тоже. Но бояться было не время. Я не могла потерять эту нить.

– Кто она такая?

– А ты кто такая, чтобы спрашивать? – отозвался он резко.

– Может быть та, кого ты похитил?

Собеседник нахмурился.

– Я тебя не похищал.

– Да, точно, ты просто приставлен ко мне как собачонка, которая охраняет чью-то добычу. И они даже не поделились с тобой, кто я? Не обидно?

Парень, наконец, отвернулся.

– Ты слишком много болтаешь для жертвы.

– А я и не жертва, – парировала я. – Скажи мне, кто она такая и я успокоюсь.

Веревка вокруг моих рук сжалась сильнее, причиняя боль. Мой провожатый нервничал.

– Не боишься, что я что-нибудь тебе сделаю, если не заткнешься?

– А ты не боишься, что я смогу отомстить?

Мой план – выведать что-то о той девушке разваливался на моих глазах. Зато на его месте возникал другой, более логичный – узнать, что из себя представляют мои охранники. И сейчас я все больше понимала, что Вано был ведомым. Он пытался казаться крутым, но эта маска слетала с него, стоило только появиться кому-то, способному ему противостоять. Как и сейчас, глядя на меня, он колебался, стоит ли ему послушать меня для собственной безопасности. Я видела это в его глазах – сомнение в том, какое решение ему принять.

– Кем бы ты ни была – все это не твое дело, – ответил он мне, наконец. – И сейчас я здесь главный. А потому заткнись и иди молча. Мы не на прогулке.

Решив больше не испытывать судьбу, я сделала, как он и просил.

Вернувшись в свою темную обитель, поняла, что бессонная ночь не прошла для меня бесследно. Немного забывшись, пока была вне этих стен, сейчас я снова начинала чувствовать всю печальность сложившейся ситуации. Голова вновь разразилась болью, а бок при малейшем движении напоминал о себе неприятными ощущениями. Мне нужно было что-то делать, пытаться спастись, но все, о чем могла думать, вновь оказавшись в заточении – это как бы скорее уснуть и забыться. Эта ночь была слишком длинной, чтобы у меня оставались силы еще хоть на что-нибудь.

Отжав свои мокрые волосы, я накинула на голову капюшон толстовки и села на любезно предоставленную мне кушетку с небрежно кинутым на него старым матрасом времен СССР. Свернувшись на нем калачиком, я подложила руку под голову и закрыла глаза. Лежать так было совсем неудобно, но сейчас меня это не волновало. Мне просто было нужно поспать, чтобы завтра продолжить свои поиски.

Едва я успела обдумать свою последнюю мысль, подсознание перенесло меня во двор моей школы. За руку меня держала горячая ладонь бабушки, отчего на душе становилось так же тепло. Не особенно об этом задумываясь, я попыталась сорваться с места и побежать. На тренировке бега мне не хватало. Большую часть занятия нас заставляли разминаться и учиться правильно стартовать. Показывали различные снаряды и техники. Давали какие-то инструкции, а я все время думала лишь о том, как разбегусь и покажу этим выскочкам, что делаю это быстрее них всех.

Сегодня, придя на свое второе занятие по легкой атлетике, я пыталась всех развеселить, как делала это раньше, но строгий тренер быстро поставила меня на место. Она громко и четко дала мне понять, что баловаться и забавлять остальных здесь у меня не пройдет. И я почему-то ее послушалась, чего не делала ни в одной секции до этого. Строгость этой молодой женщины мне нравилась. К тому же я хотела тоже понравиться ей. Я хотела быть в ее глазах лучшей, именно поэтому решила для себя, что не стану с ней пререкаться. Ни сейчас, ни в последующие за этим дни.

Поэтому в тот момент, удерживаемая на месте бабушкой, хотела уже начать выплескивать нерастраченную энергию.

– Дана, детка, неужели ты еще не набегалась? Никогда не видела таких неуемных девочек, как ты, – с улыбкой сказала мне бабушка.

– И не найдешь, – отозвалась я. – Я у тебя одна такая! На сто тыщ мильёнов.

Еще шире мне улыбнувшись, она наконец-то отпустила мою руку.



Ольга Адилова

Отредактировано: 22.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться