Бег

Размер шрифта: - +

Глава 16.

Спустя какое-то время к нам спустился Кирилл с подносом еды. К нашему удивлению, это была не перловка, а рисовая каша на молоке. Ее я тоже не особенно любила, но отказываться было бы неуместно.

Рыжий подозвал к себе Марка и о чем-то с ним тихонько заговорил. Этот разговор не предназначался для моих ушей, так что я просто принялась поглощать свой завтрак, который, как и всегда, был на высоте. Кир не умел готовить плохо.

- Кирилл, спасибо тебе, - отчетливо сказала я. Парня отчего-то хотелось поблагодарить.

Мужчины как-то резко обернулись на мой голос.

Что я такого сказала?

- За что, Дана? – удивился Рыжий.

Я покачала в воздухе свою миску, говоря этим красноречивее слов.

Старые знакомые дружно выдохнули. Повар только кивнул мне и вернулся к разговору.

Говорили они не долго, буквально несколько минут, в течение которых, в мою сторону падали все новые и новые взгляды. В какой-то момент Рыжий взял Марка за плечо и пораженно посмотрел в мою сторону, за что получил тычок в ребро и вскоре поспешил ретироваться.

- О чем говорили? – спросила, как только Марк устроился у стены со своим завтраком.

- Мужские дела, - пафосно выдал мне парень и закинул в рот первую ложку.

- Они касаются меня?

Марк только кивнул, но пояснять ничего не стал.

- Почему ты не хочешь ничего мне объяснять? – спросила спустя время, когда парень уже доедал свою кашу и облизывался.

- А Рыжий здорово готовит, да?

Я наклонилась и хлестанула соседа в плечо.

- Хватит увиливать. Отвечай на поставленный вопрос.

- Мы не в школе, мой строгий учитель.

Мои глаза вновь пошли по своей орбите, закатываясь.

- Ты все-таки клоун, - выдыхаю и откидываюсь назад, глядя на парня сверху вниз.

Марк только развел руками в сокрушительном жесте.

Как же меня раздражает этот дурак и как же, черт возьми, нравится. С тех самых пор, как увидела его впервые, с тех пор, как он стал мне сниться каждую ночь. Я на подсознательном уровне тянулась к этому человеку, совершенно того не замечая. Сейчас мне уже более менее понятно то, почему этот мальчик смог выветриться из моей головы. После смерти бабушки меня часто таскали по психологам, которые в один голос твердили о каком-то сдвиге в моем сознании. Иными словами, звали меня ненормальной с мозгами набекрень, смерть близкого у которой вызвала ненормальные реакции. Агрессию, забывчивость, равнодушие ко всему, что было дорого. Не знаю как им, но мне кажется, что такая реакция вполне нормальна для ребенка, потерявшего близкого человека. Только я всегда делала все до самого конца, а значит, и эти реакции увеличивались в своих размерах до предела.

Я ушла в туалет, больше не желая выпытывать что-либо у Марка клещами. Когда придет время, он сам мне все расскажет. Я знаю это. Стоит лишь подождать нужного момента и задать правильный вопрос. Я чувствую людей, а его и подавно.

Зайдя в уборную, первым делом взглянула на себя в зеркало и привела в порядок.

Да, не такая ухоженная, как некоторые представительницы женского пола здесь, но и не Кикимора, которую не хотелось бы поцеловать.

«О чем ты думаешь вообще?» - возмутилось второе Я.

Придумывать ответ для него я не стала, а потому пошла по своим делам дальше. Все кабинки были закрыты и помечены, как неработающие. Пришлось идти в одну единственную. И стоило мне только открыть розовую дверь, как к моим ногам упал свернутый листок бумаги с какой-то пометкой на нем. Это был маленький огонечек, который привлек мое внимание.

Я нагнулась и тут же шагнула в кабинку, чтобы если что никто не смог меня заметить. Хотя как я отметила, местные девушки не так часто пользовались этой уборной. Я только два или три раза столкнулась здесь с кем-то. Но о безопасности забывать – никогда не стоило.

Подрагивающими отчего-то пальцами стала разворачивать листок, сложенный вшестеро.

Это была записка, испещренная мелким почерком человека, который очень торопился.

«Дана, я очень надеюсь, что ты все-таки решилась взять мое письмо к тебе и сейчас читаешь то, что я хочу рассказать. Через пару дней приезжает твой отец и Арк хочет устроить для него мини-банкет. Как обычно хочет перед ним покрасоваться. Он намерен убить его после этого, отобрав все до копейки. Арк не собирается отпускать никого из вас. Никогда и не собирался. Все, что его интересует – это деньги и власть. Он – ужасный человек и ему нет дела ни до кого, кроме него самого. Вы должны бежать в этот день. Иначе у вас не останется шанса. Как и всегда охранять вас будет два человека. Я договорился, что смогу подменить одного из них, так что чем смогу, тем помогу. Но, как понимаешь, подставляться мне тоже не хочется. Я пока не могу сказать, кто будет вторым. Все меняется слишком часто. Аркадий сходит с ума из-за приезда Лина. Но ты не думай о нем. Просто беги. Я расскажу вам все, как только мы встретимся наверху. Дана, верь мне. Я тебе не враг. Я бы и сам сбежал, но не могу. Мне некуда идти. Выкинь это письмо, как только прочтешь и действуй так, как я сказал тебе. Твой дружелюбный аноним»

Я пробежалась по строкам письма несколько раз, пока до меня не дошел смысл. Мы находились здесь на убой. Никто никогда не собирался отпускать нас, а все слова о том, что мне не о чем беспокоиться, стоит только позвать отца – были блажью, ничего не имеющей общего с реальностью.

«Беги!» - пульсировала в висках тревога.

Записку я смыла в унитаз и поплелась обратно в свою обитель на ватных ногах. Казалось, что коридоры стали уже и темнее. Картины – более устрашающими. Обстановка в целом – угнетающей. Ноги не слушались, поэтому пару раз я запнулась, едва не повалив за собой Яра. Он, глядя на все это, ничего не говорил, что было странно. Обычно парень очень словоохотлив. Видимо знает о том, что меня ждет.



Ольга Адилова

Отредактировано: 12.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться