Бег

Размер шрифта: - +

Глава 17.

О том, как нам быть дальше, мы с Марком все же поговорили в этот день. И он был за то, чтобы довериться неизвестному доброжелателю. Если я еще сомневалась в искренности его намерений, то мой сосед почему-то предпочитал ему верить. Он даже не спросил ничего о записке. Не просил меня дать ему ее прочесть или же пересказать вслух. Он просто принял к сведению сам факт ее существования и стал разрабатывать план действий, которые предстояло предпринять послезавтра с самого утра.

По плану Марка все выходило так, что бежать нам нужно было с первым приемом пищи, как только Рыжий уйдет к себе. В оставшиеся два дня же мы должны были вести беседы на отвлеченные темы, строя из себя невинных овечек, которые ни о чем даже не догадываются. Насколько правдоподобно мы играли, судить не брались, потому что наверняка плохо, а думать о том, что мы провалим операцию, не хотелось.

Мы с Марком общались на все той же волне, что и раньше. Между нами теперь почти не было недомолвок, но груз осознания сложившейся в наших жизнях ситуации, ни коим образом не давил на плечи и не заставлял нас испытывать неловкости и дискомфорта. Наоборот, теперь этот парень, к которому меня влекло с первого дня, стал для меня почти что родным человеком.

 

И хотя неловкости между нами не ощущалось после всех сказанных ранее слов, иногда мы зависали на пару секунд, глядя в глаза друг другу и тут же одновременно отворачивались. Отчего это происходило, никто не брался сказать. А потом мы вновь начинали шутить и смеяться. Хоть и говорят, что перед смертью не надышишься, но насмеяться вдоволь можно. К тому же, если ты не собираешься умирать, и в кармане у тебя уже хранится план побега. Пусть и не до конца проработанный на случай непредвиденных ситуаций, но хоть какой-то. За неимением другого, мы могли довольствоваться им.

В течение дня мы смогли обсудить с соседом все на свете, начиная от того, как меня впервые привели в танцкласс и я довела до белого каления маму Арсения, и до того момента, когда меня нужно было спасать от кого-нибудь из раза в раз.

- Что бы ты делала без меня? – смеялся Марк, сидя рядом и касаясь своим плечом, одетым в черную кожу, моего.

Я только сделала возмущенный вид и закатила глаза.

- Никто не просил тебя работать моим телохранителем.

- Да твои глаза с фотографии только о том и кричали, чтобы я пришел тебе на помощь!

- А твои чуть не вылезли из орбит, когда я неслась на тебя как ветер.

Марк театрально потер подбородок.

- Да, знаешь, наверно я помню тот случай. Ты была такой лохматой, что я мог случайно спутать тебя с внучкой бабы Яги, которую боялся все детство.

- Ах, так! – кинулась я на соседа с кулаками и ударила его несильно в плечо. Он сжался чуть в бок и поймал мое запястье.

Знакомое пожатие привычно уже кольнуло кожу. Напряжение по-прежнему искрило между нами, только в этот раз я уже была уверена во взаимности.

Нет, сначала стоит разобраться с нашим высвобождением и Арсением, все чаще возникающим в моих мыслях. Тогда уже можно будет думать и об огне, медленно разгорающемся в сердце алым цветком.

Пока я думала о своем, Марк начал выводить узоры на моей ладони пальцем другой руки. И тоже думал, думал, думал без остановки. В такие моменты мне хотелось заглянуть в его голову и прочесть все секреты, что он там хранил. Но оставалось только смотреть на опущенные вниз длинные черные ресницы и понимать, что я совершенно точно пропала.

 

На следующий день ближе к обеду я заметила перед собой протянутую руку. Марк хотел от меня чего-то, а потому я только взяла его железную палочку с иероглифами, которая лежала сейчас около меня, и вложила ее парню в ладонь. Он же сунул свою вещицу в карман джинсов и просто сам взял за руку, заставляя встать перед ним. Делал он все это молча, чем достаточно сильно интриговал.

- Я тебе кое-что обещал, - тихо проговорил он мне, глядя с высоты своего роста.

- И что же это? – поинтересовалась я.

Он стал склоняться ко мне ближе, зарывая в волосы нос и находя мое ухо.

На спине стали исполнять румбу мурашки. Их волновало присутствие в личном пространстве одного очень симпатичного парня.

- Я обещал научить тебя драться, - усмехнулся парень, отстраняясь от меня.

Да этот идиот издевается! Небось, видит то, как действует на меня. И этот человек много лет страдал от неразделенной любви ко мне? Может быть, все-таки проверить его на наличие другой кандидатуры на эту роль?

Я ударила парня в область пупка, и он сделал вид, что сложился пополам от боли. На деле же с лица его не сходила веселая улыбка.

- Вот видишь, никуда не годится, - уже громче произнес он.

- Не хочу покалечить тебя перед важным событием, - съехидничала я, принимая боевую стойку. – Но если тебе так хочется, мой дорогой, давай позанимаемся.

Марк рассмеялся и тоже принял боевую стойку. Гораздо более уверенную, чем у меня. Ну, хорошо, хорошо. Он победил в этом раунде. Я наверняка все делала неправильно в связи с отсутствием большого багажа опыта. Детские дворовые драки были не в счет.

- Вот видишь, как надо. А это что, - вскинул он руку в сторону меня.

- Ох, какие тут великие мастера собрались, куда бы деться! – возмутилась я, но только хотела развернуться и снова сесть на свое место, как мое запястье поймали ловкие пальцы. Притянули к себе в объятия. Заставили уткнуться в грудь и вдохнуть знакомый запах. Как же в такой момент хотелось верить, что от меня пахнет все так же приятно, как и раньше.

- Завтра нам предстоит большое дело, - зашептали губы парня, касаясь волос, - и от твоей подготовленности тоже может многое зависеть. А я просто болван, который любит дурачиться. Уверен, что ты уже успела обозвать меня, как только можно.

Ну да, немножко успела. В этом он прав. Успел изучить.



Ольга Адилова

Отредактировано: 12.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться