Бег

Размер шрифта: - +

Глава 19.

Когда бежишь – по настоящему бежишь – то не чувствуешь под собой земли. У тебя есть цель, и лишь она занимает твои мысли.

Бежать и не оборачиваться – вот сейчас моя цель. Вот вся суть моего существования на данный момент. Нет больше ничего. И я практически лечу. Не чувствую ног. Не ощущаю веток, которые наверняка царапают мое тело до крови. Нет ничего. Есть я и моя цель.

Я знаю, что он гонится за мной. Быть может, даже отправил по следу своих шавок. Но мне не до них. Я чувствую лишь то, как пульс становится все быстрее, как ноги наливаются свинцом. Я вижу свое будущее. Теперь я знаю, что должна делать и мне остается лишь одно – бежать.

Такому бегу не учили меня на легкой атлетике. Мне говорили, что я должна беречь себя и следить за дыханием. Иначе есть риск не добраться до финиша. Сейчас же, я совсем не хотела себя щадить. Мне нельзя было этого делать. В конце этого забега слишком большая награда или слишком большое поражение, чтобы делать для себя поблажки. А о том, чтобы не достигнуть ее не было и речи. Я должна. Точка. Без вариантов.

Марк сказал, что добравшись до населенного пункта и позвонив кому-то по этому номеру на моей руке, я смогу помочь ему. Смогу спасти нас обоих. Значит, я и должна так сделать. Как бы ни была против, и как бы сейчас ни злилась на этого твердолобого. С ним не должно ничего случиться. Мой защитник не должен пострадать из-за меня.

Я пробиралась через кусты, когда раздался выстрел со стороны усадьбы в которой мы все это время находились. Я тут же остановилась, почувствовав неладное.

«Марк!» - заворочались мысли-колокольчики в голове.

Хотелось броситься обратно и посмотреть, что произошло, но здравый смысл и инстинкт самосохранения помогли мне взять себя в руки и бежать дальше.

И бежала я долго, не зная, в какую сторону на самом деле двигаюсь. Дважды останавливалась, силясь услышать звук автострады или человеческие голоса. Единственное, что услышала спустя несколько долгих минут беспрерывного бега – это звук мотора. Такой я слышала обычно зимой, когда по дорогам ездят машины, собирающие снег.

Бросилась туда, откуда он доносился, и почти сразу заметила выход из леса на опушку. Там стоял трактор, а рядом с ним мужчина, который бил бедную машину по колесу и бранился матерными словами. Вид у него был устрашающим настолько, насколько бывают деревенские парни в гневе. Что-то с его транспортом явно было не так.

- По… могите, - задыхаясь, начала я, оказавшись рядом с незнакомцем.

Мужчина в бежевой джинсовой рубашке перевел взгляд на меня, перестав ругаться.

- Нужен… телефон, - ответила я на его немой вопрос, - срочно.

Незнакомец вскинул на меня брови.

- Ты откуда такая красивая несешься? Что-то не видел тебя тут раньше.

Я посмотрела на него исподлобья, опираясь руками о коленки.

- Пожалуйста, надо срочно позвонить, - выдохнула я, выпрямляясь, - там, - указала я неопределенно в лес, - плохие люди, от которых мне нужно спрятаться. Пожалуйста.

Мужчина посмотрел на деревья, потом перевел глаза на меня и полез в карман джинсов рукой.

- Что случилось-то? – уже более обеспокоенно спросил, протягивая мне трубку.

- Спасибо, - кивнула я, вырвав телефон из цепких пальцев. Быстро разблокировала его и застучала по кнопкам древнего кирпичного телефона, который имелся у меня очень давно.

Из динамика полились долгие гудки. Соединение проходило, а это значило, что лес точно не был глухим и непроходимым. Да и наличие трактора на опушке тоже говорило об этом. Такой транспорт для лесников не свойственен.

Мужчина все это время таращился на меня, оглядывавшуюся по сторонам и теребящую на себе толстовку. Сейчас в ней было по-летнему жарко.

- Да? – раздался голос по ту сторону.

Я опешила от узнавания.

- Отец? – выдала, не ожидая от себя несвойственное для меня слово, - ты?

- Дочка? Дана? Откуда ты звонишь? Где ты?

Я перевела дыхание.

- Марк дал мне твой номер и сказал позвонить, как только получится. Мы сбежали, то есть… - запнулась я, - я сбежала. Марк остался там. Сказал, что мне нужно идти одной и что ты можешь помочь ему. Нас всех хотели убить. Никто не собирался нас отпускать.

Из горла раздался неожиданный всхлип, а из глаз градом полились слезы. Я тут же отвернулась, заметив, что мужчина по-прежнему смотрит на меня, прекрасно все слыша.

- Пап, пожалуйста, помоги ему! – прошептала тихо. На громкие слова не было сил, - Марк остался там, с ними. Помоги! Прошу!

- Успокойся, я придумаю что-нибудь. Где ты?

Я осмотрелась вокруг себя.

- Не знаю, я в каком-то лесу. Встретила мужчину здесь, звоню от него.

- Дай ему трубку.

Я кивнула. Посмотрела на мужчину, который удивленно следил за разговором, и протянула трубку ему.

- Вас там просят.

Незнакомец вскинул указательный палец, как бы вопрошая: «меня?»

Забрал у меня из рук телефон и прислонил в уху.

- Слушаю, - негромко произнес он.

Из динамика доносилось звучное бормотание, разобрать которое было сложно.

Я отвернулась, все время глядя туда, откуда и пришла и, надеясь на то, что сейчас никто из работников Арка не выбежит оттуда и не утащит меня обратно, прихватив с собой отзывчивого мужчину.

- Мы возле Прохоровки, да. Совсем близко, - тем временем отвечал он Александру. – Хорошо, да. Всего доброго.

И телефон вернулся обратно в карман потертых джинсов.

- Пойдем, - кивнул мужчина в противоположную от леса сторону. Затем залез в кабину трактора, вытащил из зажигания ключ и пошел вперед.

Я поплелась за ним.

- Быстрее, мне не хочется идти за тобой прицепом и оказаться под обстрелом, - бросил он мне через плечо и пошел быстрее.



Ольга Адилова

Отредактировано: 12.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться