Бег

Размер шрифта: - +

Глава 23.

Артем еще долго сидел у нас в гостях и пил свой чай. Через какое-то время на кухню вошла мама, удивилась тому, насколько мирно мы общаемся, и предложила нам обоим покушать что-нибудь. Мне, раньше прожорливой девчонке, в течение предыдущих двух недель питающейся одними крупами, на самом деле хотелось съесть все, что возлежало в холодильнике. И только шоковое состояние, от которого я все еще отходила, не давало мне этого сделать. Да еще и Захаров, засидевшийся в гостях, мог снова начать меня подкалывать по этому поводу. Хотя тогда он бы показался всем даже более недалеким, чем раньше. По итогу мы согласились на предложение матери и уминали за обе щеки макароны с моими любимыми сосисками, которые из-за границы присылала нам мамина подружка. Я едва ли не давилась слюной, пока ела свой законный завтракообед.

Честно говоря, я не особенно следила за тем, какие взгляды падают на меня со стороны присутствующих, а только наслаждалась знакомым и отчего-то уже очень далеким вкусом. А смотрели на меня мама с Артемом с удивлением и даже грустью. Сами они ели не так вдохновленно, как я.

- Если хочешь, возьми мою порцию, - предложил Захаров, когда я доела и на вопрос есть ли добавка, мама ответила, что нет.

Я злобно зыркнула на Артема, но потом передумала ругаться на него. Он всего лишь меня жалеет, как жертву двухнедельной голодухи. Не стоит его винить в этом. Может это его первое проявление человечности за последнее время.

- Обойдусь, - перевела я взгляд и уперлась глазами в маму, которая смотрела на меня точно так же, как и Захаров, - Да хватит уже. Хотя бы сделайте вид, что не считаете меня какой-то обездоленной. Терпеть этого не могу.

Мама сцепила перед собой руки в замок и заговорила, глядя только на них.

- Ты ведь ничего не хочешь нам рассказывать, а выглядишь, мягко говоря, не очень хорошо. Посмотри, на тебе даже любимые пижамные штаны висят, хотя раньше были впритык.

Я мельком взглянула на свои ноги, но тут же одернула себя.

- Это не аргумент, чтобы делать такой жалостливый вид, глядя на меня. Скоро приду в норму.

И больше к разговору о моих новых размерах мы не возвращались.

Мама обсудила с Артемом наши прошлые обиды, и почему-то сейчас мне было даже не так неприятно обо всем этом слышать. Увидев другую сторону жизни, поняла, что все эти детские школьные предательства и ссоры такая ерунда. Да, моя первая любовь не закончилась счастливым финалом. Да, моя лучшая подруга оказалась той еще змеей. Так и что с того? Есть миллионы ситуаций гораздо более серьезных, чем эта. За всю жизнь, я уверена, мне еще не раз встретятся змеи и предатели, но теперь уже я смогу их разглядеть и не попасться на крючок. А может судьба и сама отведет. Главное не возвращаться к той тьме, о которой мне уже удалось узнать. А тьма вообще не любит, когда ее замечают. Это довольно таки прилипчивая дама, которая старательно не хочет оставлять тебя в одиночестве.

К тому же Артем поведал нам, что с Лизой у них не сложилось. И забавно то, что именно она ему изменила, как только поступила в колледж. Встречалась с обоими и в итоге выбрала не его. Карма – она такая. Всегда найдет путь к тому, чтобы дать тебе по башке в ответ. И Лазареву она наверняка настигла тоже, правда о дальнейшей ее судьбе теперь было неизвестно. Надеюсь, что жизнь и ее научит тому, что с людьми нельзя поступать бесчестно. Твои грабли всегда будут ждать тебя за углом.

Артем никогда не действовал на меня настолько успокаивающе, как Марк, в чью смерть я по-прежнему отказывалась верить, как и в принципе говорить о нем что-либо. Вот и сейчас у меня в душе качался маятник из эмоций. То я ненавидела Захарова и хотела грубить, то успокаивалась сама и говорила спокойно, как и раньше в детстве. Даже вставила парочку наших общих фирменных слов. Он понял и даже улыбнулся. И тогда я поняла, что наши отношения все равно были бы обречены на провал, как и большинство первых отношений. Мы цеплялись за детство, хотя были совершенно разными и осознавали это. Просто расстаться у нас получилось не на той ноте, что должна была прозвучать. И если бы он просто сказал тогда, что мы не можем быть больше вместе, а не ставил бы вот так перед фактом, мы бы даже, может, остались друзьями и общались на своем собственном языке по сей день. Артем же выбрал другой вариант, и я не виню его больше за это. Теперь уже нет.

Когда Захаров ушел, времени было под вечер. Я все еще никак не выдавала своего присутствия ни перед кем из знакомых. Не отвечала на сообщения, не заходила в соцсети, не брала трубку при входящих звонках. Я все больше сидела в позе лотоса на полу, опершись спиной на кровать, и думала о том, как поговорить с еще одним мужчиной в своей жизни. Что сказать и как объяснить то, что как раньше ничего уже не будет.

Я собиралась с мыслями настолько долго, что не заметила, как наступил поздний вечер, и мама уже снова звала меня на кухню, а потом нужно было идти в ванную и спать, провожая еще один день дома. День, который мне обещал сероглазый Громов.

 

На следующее утро мамы уже в квартире не было. Она, как и всегда ушла на работу, оставив в холодильнике несколько бутербродов с колбасой и сыром, которые я тут же умяла за милую душу. Бабушки тоже не оказалось дома, зато была записка, говорящая о том, что она пошла на рынок. Я уже даже перестала удивляться, как все вдруг в один момент вернулось на круги своя. Будто забрали меня из одной жизни, а вернули в совершенно иную. Параллельную.

Звонок в дверь застал меня за поеданием третьего по счету бутерброда и я, прямо на ходу прожевывая его, поплелась в коридор открывать. Хотя это было и немного странно, учитывая то, что бабушка взяла с собой ключи, висевшие всегда около выхода.

Я быстро преодолела первую дверь, повернула ключ во второй, когда вдруг поняла, что это совсем не бабушка, но отступать уже было поздно. Железную дверь обхватили мужские пальцы и потянули на себя с обратной стороны.



Ольга Адилова

Отредактировано: 12.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться