Бег

Глава 23.

Еще какое-то время мы с Артемом молча допивали чай, думая о чем-то своем. Я не пыталась прогнать его. Мне было, в общем-то, все равно на его присутствие. Я уже давно потеряла к нему интерес, и сегодня он только еще раз подтвердил, что я все делала правильно, отстраняясь от него. Таких людей, наверное, еще можно было исправить, но у меня совершенно не было никакого желания.

Когда чуть позже на кухню вошла мама, обстановка немного разрядилась. Она спросила Артема, как дела у его мамы, а он принялся рассказывать о том, как складывается его жизнь. Естественно, без упоминания о том, что он только что буквально пытался предложить мне фиктивный брак, чтобы не остаться без содержания.

Оказалось, Захаров неплохо учился и даже несколько раз заменял преподавателя на некоторых занятиях, что шло ему только в плюс. Он интересовался машинами и построением бизнеса в этой сфере, но ровным счетом ничего для этого не делал.

Сидя за одним столом с мамой и своей первой любовью, я не заметила, как отвлеклась от волнующих меня мыслей. Все это было так обыденно, словно меня и не похищали. Словно в моей жизни не было того особняка. И Марка в ней тоже не было. И только взгляды, которые я несколько раз замечала на себе, пока ела приготовленный нам мамой завтрак, напоминали мне о том, что все же что-то не так.

– Можешь взять мой бутерброд, если хочешь, – сказал вдруг Артем, когда заметил, с каким воодушевлением я съела свои два.

Я нахмурилась.

Неужели я выглядела в их глазах настолько жалкой?

– Обойдусь, – ответила я, переводя взгляд на маму, которая смотрела на меня точно так же.

– Я сделаю еще, – подорвалась она со своего места.

– Хватит! – воскликнула я. – Мне не нужна ваша жалость.

Мама остановилась и обернулась.

– Ты ведь ничего нам не рассказываешь. Мы можем только догадываться, что произошло с тобой за эти дни.

– Хотите послушать, как меня морили голодом?

– Ты, правда, похудела, – встрял Артем.

– Спасибо, конечно, но тебя вообще никто не спрашивал. Мы с тобой пять лет не общались. Тебя не должно это волновать.

– Не будь такой мегерой. Ты уже дома. Среди своих.

«А Марк нет», – снова подумала я. Мысль об этом все время приводила меня в ярость.

– Это из-за того парня? – догадался Захаров. – Того, который умер.

– О чем ты? – спросила тут же мама. – Кто умер? Марк?

Я промолчала. Чувствовала, как внутри загорается каждая клеточка.

Он не мог умереть! Я не верю в это!

– Дана, почему ты не сказала? Как это произошло? – спохватилась мама, подходя ко мне ближе.

– Нечего тут говорить, – отозвалась я, пытаясь быть не слишком резкой.

– Я знаю, что он был там с тобой. Вы с ним подружились?

Перед глазами возник образ Марка, тело вспомнило его объятия, губы жгло воспоминаниями о поцелуях.

– Подружились, – кивнула я.

Мама сочувственно посмотрела на меня и прижала меня к себе.

– Мне очень жаль, – сказала она.

– Да, мне тоже, – отозвалась я, выбираясь из ее объятий.

Артем продолжал молча смотреть на нас.

– Спасибо, что заглянул, – произнесла я сквозь зубы, глядя на него. – Надеюсь, ты найдешь решение своей проблемы где-нибудь в другом месте, – я обернулась и посмотрела на маму. – Проводи его, пожалуйста, до двери, когда ему надоест предаваться воспоминаниям, а я пойду, посплю еще немного. Кто-то не дал мне досмотреть мой сон.

Сделав шаг в сторону, я натянуто улыбнулась и пошла в свою комнату.

Все это было слишком для меня. Ничего не было как прежде. И пока я не узнаю, что на самом деле случилось с Марком, я точно не смогу перестать вызывать у людей жалость.

 

На следующее утро я и думать забыла о Захарове. Он не попрощался со мной, когда уходил, а я не показала из своей комнаты носа, пока он не ушел. Я так и пролежала в своей постели до вечера, думая о том, что мне плевать на ту часть моей жизни. Я не была обижена на Артема, не считала его гадким подлецом и ублюдком, который испортил мне жизнь. Он просто был тем самым парнем из многих рассказов, которые любят разбивать девчонкам сердца. И я была безумно рада тому, что Лазарева, по моим сведениям, отомстила ему за меня, изменив с каким-то левым парнем из колледжа.

В любом случае, меня это уже не касалось. Меня волновали куда более серьезные вещи.

Когда в это утро я вышла из своей комнаты, в квартире оказалось на удивление тихо. Я даже прошлась по всем помещениям, чтобы убедиться, что мамы и бабушки нет дома. Успев испугаться, что пока я спала, до них добрались люди Арка, нашла на кухне записку, где говорилось, что маме пришлось уйти на работу, а бабушке отправиться на рынок за продуктами. Они просили меня не делать глупостей, и никому не открывать дверь, а я в свою очередь злилась на то, что они оставили меня здесь волноваться за них в одиночестве.

Звонок в дверь застал меня за поеданием третьего по счету бутерброда. Перестав жевать, я застыла на месте.



Ольга Адилова

Отредактировано: 22.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться