Бег

Глава 25.

Когда я вернулась домой и зашла на кухню, застала бабушку стоящей возле окна и небрежно утирающей слезы. Она попыталась улыбнуться мне, сказав, как хорошо мне в новом-старом образе, но я не поверила ее попытке скрыть от меня истинные эмоции, поэтому просто подошла к ней и обняла покрепче.

Я не могла залезть к ней в голову и узнать, о чем она думала, но я считала, что могу представить, что она в этот момент чувствовала. Ее жизнь была далека от идеала. У нее не было возможности стать той матерью для Александра, которой ей бы хотелось. Она упустила шанс увидеть, как взрослею я, ее внучка. У нее было множество ошибок, а также много потерь, поэтому я понимала, что не могу заставить ее выбирать между мной и моим отцом. Она была одинаково далека и в то же время близка к нам обоим.

Когда несколькими часами позже домой вернулась мама, она застала нас с бабушкой лежащими на большом диване в гостиной. Мы смотрели тот фильм, что я выбрала для похода в кино десять лет назад. Правда, сейчас это меня не так уж и волновало. Я словно завершала цикл, начатый когда-то давно. И даже сама не понимала, что это, в самом деле, происходит.

Я думала о том, какая история могла бы быть у меня, пойди моя жизнь по другому сценарию. Если бы отец не ввязался в торговлю наркотиками, родители мамы не выгнали ее из дома из-за того, что она отказалась пойти на аборт… Если бы я была желанным ребенком. Что если бы все было иначе? Была бы я тогда счастливее?

Этого никто не мог знать. Поэтому оставалось лишь пытаться сделать лучше ту жизнь, что уже у меня была.

Заметив произошедшие в моем образе изменения, мама отреагировала достаточно хорошо. Она улыбнулась и сказала, что мне очень идет. А затем ушла в свою комнату, закрывшись там на остаток вечера. Я знала, что ее что-то тревожило, но не стала беспокоить ее своими разговорами. Точно так же, как вчера она позволила мне остаться наедине со своими мыслями.   

Этой ночью мне снова снился Марк. Мы сидели на берегу озера. Вокруг расцветала весна. Зажигались новые звезды. Птицы пели свои заливистые песни. Но нам было не до этого. Мы просто смотрели в глаза друг другу, чувствуя разливающееся внутри спокойствие.

– Ты не замерзла? – спросил он, мягко улыбаясь.

Я улыбнулась в ответ и мотнула головой.

– Все прекрасно.

Он отвел взгляд и сорвал растущую рядом с ним травинку, похожую на пушистую гусеницу. В детстве я часто пугала такими девчонок из своего двора.

– Веришь, что мы еще можем встретиться? – спросил он.

Улыбка на его лице померкла. Он задумчиво осматривал то, что было у него в руках.

– Верю, – ответила я без колебаний.

Он медленно поднял глаза на меня.

– Я бы очень хотел этого.

– Значит, так и будет.

Марк отбросил травинку обратно на землю, и подвинулся ко мне ближе, склоняя голову к моему плечу и утыкаясь в него лбом.

– Я ужасно устал, – прошептал он. – А ты?

– И я, – ответила я, поднимая руку и проводя ладонью по его волосам.

– Обещай, что придешь.

Его голова удобнее устроилась у моей ключицы. От этого движения меня бросило в жар. Ощущения были слишком реальны.

– Обещаю, – ответила я, чувствуя, как что-то заставляет меня проснуться.

Я попыталась зацепиться за свой сон, но чем больше применяла усилий, тем быстрее он от меня ускользал.

Окончательно вернувшись в реальность, я поняла, что меня разбудило. Мама говорила с кем-то по телефону, не стесняясь в выражениях. Я слышала, как меняются ее интонации, как дрожит от нервного напряжения голос. Я почти на сто процентов была уверена, что она говорила с моим папочкой. Никто иной не мог вывести ее настолько.

Открыв глаза, заметила рядом с собой старую мягкую игрушку, с которой я раньше спала. Она всегда находилась в изголовье моей кровати, но сейчас, видимо, упав ночью на мою постель, грела мне шею, уткнувшись в нее мягкой заячьей мордочкой.

Разозлившись, сама не понимая из-за чего именно, отбросила старого зайца в сторону, приподнимаясь в кровати. Оживший вновь настольный будильник показывал шесть утра. До момента моего запланированного пробуждения было еще полтора часа.

Вновь откинувшись на постель, накрыла свое лицо подушкой, чтобы не слышать того, как мама ругается сначала на отца, а затем что-то отвечает бабушке. Этот день и так априори считался паршивым, так еще и начинался совсем не по моему плану.

 

– Доброе утро, – бросила я недовольно, когда, поняв, что больше уже не усну, решила выйти из комнаты.

– Ты уже встала? – удивилась мама, глядя на меня, похожую в этот момент на нечесаного домовенка.

– Удивительно, да? – хмыкнула я, проходя мимо нее на кухню. – У нас ведь не квартира, а библиотека, где все стараются говорить исключительно шепотом.

Мама ничего не ответила, зато я слышала, как громко она начала дышать.

Недобрый знак. Моя мать была весьма терпеливым созданием, но если уж начинала издавать такие звуки, пиши пропало.

– Будешь завтракать? – поинтересовалась тем временем бабушка, пребывающая в отличие от нас в нормальном расположении духа. – Есть яичница и молочная каша.



Ольга Адилова

Отредактировано: 22.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться