Бег

Размер шрифта: - +

Глава 26.

Главным действующим лицом всей этой истории, как ни странно, оказался совсем не Марк. Им был Рыжий. Тот самый, что помог Штырю похитить меня не так давно прямо из собственного дома по наставлению Аркадия, потом готовил нам перловку почти что две недели и, в конечном счете, помог сбежать из логова криминальных элементов, держащих нас под замком. Кирилл хоть и оставался всегда в тени своего отца, но обладал недюжинным умом и смекалкой. А еще он презирал работу отца так же, как и я ненавидела работу Александра.

Киру было всего лишь семь лет, когда отца посадили за решетку, поэтому он имел возможность жить нормальной обыденной жизнью, если это можно так назвать с наличием рядом матери наркоманки и сестры, выполняющей поручения отца. Он, как и все дети, ходил в школу, готовился к поступлению после одиннадцатого класса в кулинарный техникум. Да, он вращался в кругах, связанных с криминалом. Это всегда окружало его, хоть и в меньшей степени, чем могло бы. И этот факт помог ему сберечь самого себя. В особенной степени помогло то, что мальчик продолжал общаться с матерью своего старшего товарища и учился у нее кулинарии, а также простым основам человечности, о чем так часто забывали те, кто был все время рядом. Да что там далеко ходить, он и в школе учился с соответствующей славой. Там частенько выпивали и накуривались до чертиков прямо перед уроками на переменках. И хоть образование давалось ничем не хуже, чем в других районах города, но контингент был подобран не самый лучший. К Аркадию он на встречи не ходил, предпочитая проводить время в одиночестве за чтением книг или просмотром фильмов. Ему не хотелось связываться с тем, что происходило на его глазах в детстве, но между тем парень с каждым прошедшим годом все больше понимал, что родственник скоро выйдет из тюрьмы и возьмет свое. Тот даже пару раз посылал подобные сообщения через сестру или своих работничков, которые решили оставаться верными ему и выполнять все его поручения, продолжая его деятельность.

Сестра же Рыжего частенько наведывалась к отцу и носила ему различного рода передачки. Она была окружена его вниманием и ждала того момента, когда же он выйдет на свободу и тогда она точно станет единственной полноправной и самой любимой наследницей Арка, оттесняя тем самым надоедливого братца. Ей весь мир казался в розовом свете, когда она в очередной раз исполняла поручение, полученное от отца, и взамен слышала от него похвалу. Она купалась в его внимании и считала такое сотрудничество взаимовыгодным.

Но Аркадий вскоре вышел, дети повзрослели, и если Кирилл лишь подтвердил свои догадки о том, что с этого момента жизнь его превратится в ад, то Альбина своей сладкой жизни вместе с отцом не дождалась. Арк первым же делом перекрыл кислород обоим детям и посадил рядом с собой на цепь. С тех пор оба они стали самыми обычными его работниками. И как бы ни пытался бороться с отцом Рыжий – у него ничего не получалось. Пару раз его даже ловили, когда он пытался сбежать из дома. Тогда парень решил поменять стратегию на сто восемьдесят градусов. Он стал втираться в доверие к отцу, чтобы нанести удар так же, как это в свое время сделал Александр, о котором тот был наслышан достаточно. Имя Лина звучало дома постоянно. И с каждым новым его произношением сумасшествие на Аркадия находило все большее. Он желал мести всей душой.

Подобные Арку люди не меняются в местах лишения свободы. И их примерное поведение там лишь игра на публику, чтобы выйти по условно-досрочному и продолжить свои темные дела, только теперь уже тщательно скрываясь и прикрываясь чужими спинами. Тюрьма – единственное средство, которое может сдержать их, но не удержать полностью, что подтверждали годы плодотворной работы из-за решетки путем посредников.

Альбина в свою очередь не получила той любви на которую рассчитывала. Отнюдь. Она была самой милой, какой могла быть в своих представлениях об идеальном дочери, но получала в ответ лишь поручения о том, куда ей нужно отправиться и кого обокрасть на этот раз. Девушке это не нравилось, она злилась и негодовала, но делала все, что отец ей скажет. Ей казалось, что сидя в тюрьме, отец был к ней более благосклонен, поэтому однажды она и согласилась на план, придуманный Кириллом.

В тот день, когда я сбежала в сторону деревни, Марк вернулся к Рыжему, где он ждал его с пистолетом в руке. Все происходило за считанные минуты. Каждая из них была на счету. Альбина что-то причитала о том, что можно еще все переиграть и не приносить никаких жертв. С отцом договориться у нее уже тоже не было надежды, но подставлять любимого, как ей казалось, парня, девушке тоже не хотелось. Ведь если бы все сработало, ему бы пришлось бесследно исчезнуть из города или даже из страны. Как получится. Она не хотела этого и все еще желала удержать любой ценой. И все же ничего не предпринимала, чтобы остановить то, что началось на ее глазах.

Выстрел прозвучал незамедлительно. Струей полилась кровь. Но больше никем не было издано ни звука. Только легкий слабый вскрик и сложенные в немом ужасе руки девушки говорили о том, что там только что произошло убийство. Хоть и подставное, но вполне официальное и болезненное, если то подтвердит экспертиза, прибывшая минутами позже.

На самом же деле выстрел Кирилла пробил Марку плечо, но не нанес никаких сильных увечий. Этого и не требовалось. По задумке парня нужна была лишь кровь, человек, умевший задерживать дыхание и казаться мертвым, а еще специалист, работающий на того, кто решил провернуть одну из самых серьезных операций в своей жизни.

И все это имелось тогда в наличии.

- В чем был смысл этого выстрела, если на пистолете были отпечатки Рыжего? – перебила я своим любопытством повествование Марка.

- То был другой пистолет. Не тот, что приложили к делу. Для этого и нужен эксперт, - ответил мне парень, продолжая рассказ.

Об этом Кирилл тоже позаботился, когда просил отца за день до этого показать ему пару приемов с любимым оружием. Аркадий всегда был падок на подобные вещи и к счастью парня тот на радостях согласился и выудил из ящика своего стола свой любимый пистолет, который являлся его гордостью. Отчего он так любил обычное с виду оружие, Арк наверно и сам не мог себе объяснить. Он сделал всего пару выстрелов по мишеням, расставленным неподалеку, но тем самым оставил важные улики, которые требовались его сыну. И самой главной являлись свежие отпечатки пальцев, ожидающие своего часа в старом деревянном столе.



Ольга Адилова

Отредактировано: 12.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться