Бег

Глава 26.

Дождь прекратился так же быстро, как и начался. В воздухе чувствовался запах озона, а тучи, что были над нашими головами, постепенно уплывали дальше, гремя и сверкая уже где-то вдалеке. Мы с Марком сидели на большом валуне с накинутой поверх него курткой парня и смотрели на воду. Это не было похоже на то, что я видела во сне этой ночью, но уже было близко к тому. И все это лишь потому, что пусть мы с Громовым и обрели свободу, у нее все еще были свои границы, которые не давали нам быть такими же безмятежными, как и там.

– Не думал, что скажу это, но я буду скучать по этому городу, – вздохнул Марк, переводя взгляд чуть в сторону. Там, за деревьями, должен был быть район, в котором он вырос.

– Ему тоже будет тебя не хватать, – отозвалась я, вскидывая глаза на парня.

Сидя здесь с ним плечом к плечу я не могла поверить в то, что возможно больше его не увижу. Это ведь ничего не меняло. Его отъезд ничего не менял. Мы еще могли поддерживать связь. Я могла приезжать к нему на выходных или переехать совсем. Кроме родных здесь меня все равно ничего не держало.

– Я хотел попросить тебя об услуге, – сказал он, оборачиваясь.

– Какой?

– Расскажи обо всем моей маме. Я не смогу просто заявиться на порог своего дома и сказать, что жив.

– Можешь позвонить.

– Не сейчас. Думаю, пока стоит соблюсти осторожность и не контактировать с ней даже по телефону. Когда поймем, что все окончательно утихло, я с ней свяжусь.

– Думаешь, за тобой могут следить?

Марк пожал плечами.

– Вы с Лином не единственные проницательные люди на этой планете. Я хочу быть уверен.

Я покачала головой.

– Вечность в бегах… такой у тебя был план?

– Пожалуй, да, – отозвался он невесело. – Не хочу, чтобы кого-то из тех, кто мне дорог, могло зацепить.

– Ты обещал мне, что все расскажешь.

Он кивнул.

– Да, просто хотел еще немного побыть с тобой, не думая о том, что происходит вокруг.

– У тебя ведь мало времени.

– Если быть честным, у меня его вообще нет. Я не должен был появляться здесь и тем более с кем-либо говорить.

– И что же случилось? Почему ты приехал?

– Кто же пропустит свои похороны? – усмехнулся он.

Его ладонь мягко коснулась моей щеки.

– К тому же я обещал тебе, что мы выберемся. Хотелось отпраздновать это вместе.

Я на секунду прикрыла глаза. Тепло его ладони успокаивало меня.

– Так себе вышел праздник, – прошептала я.

– Извини, – отозвался он. – Никогда не умел их устраивать.

– Ты же понимаешь, что не сможешь отвлекать меня вечно? Я хочу знать, что произошло. Пока мы еще здесь. Пока время окончательно не вышло, и ты не сказал, что тебе нужно бежать.

– Хорошо, с чего хочешь, чтобы я начал?

– Сначала, – ответила я без колебаний. – С того момента, когда ты заставил меня бежать. Я помню, что ты тогда сказал Альбине. Она ждала тебя?

Марк кивнул.

– Зачем?

Он медленно убрал свою ладонь с моей щеки.

– Киру удалось уговорить ее помочь мне.

– Думаю, особых проблем у него это не вызвало, – съязвила я.

– Ты же ее совсем не знаешь, – усмехнулся парень.

– Не нужно быть с ней знакомой всю жизнь, чтобы понять, что она по уши в тебя влюблена.

Марк закатил глаза.

– А еще она безумно хотела добиться любви отца. Но помощь мне была для него сродни предательству. И учитывая то, что произошло, это действительно было так.

 

Мне, как и многим другим, частенько казалось, что моя жизнь гораздо сложнее, чем всем тем, кого я встречала, идя по улице. Я думала, что я одна страдаю от того, кто мой отец и как неправильно началась моя жизнь. Но это, естественно, было не так. Судьба Марка тому подтверждение. Как и судьба еще двух человек, о которой я раньше не знала.

Кирилл и Альбина были детьми Аркадия со всеми вытекающими из этого последствиями. Их отец не был примерным семьянином, но по крайней мере не имел привычки избивать своих домочадцев за мельчайшую провинность, как это было с Громовым. Он просто не замечал их. Видел, как они бегут к нему со своими историями, и просто проходил мимо, находя дела поважнее.

Рыжий быстро понял правила его игры, перестав беспокоиться на этот счет. Он знал, что отцу нет до него дела, а мать потакает ему во всем. Поэтому часто проводил время в семье Громовых, где ему всегда были рады. И в особенности его любила Ольга Ивановна, мать Марка. И эта любовь была абсолютно взаимна. Рыжий обожал ее так, как никогда не любил родную мать, в точности как отец похожую на безжизненную ледяную статую.

Альбина же во многом отличалась от брата. Она с самого детства будто не хотела принимать того, что кто-то мог относиться к ней столь пренебрежительно. Поэтому она менялась. Ради родителей и их к ней благосклонности.



Ольга Адилова

Отредактировано: 22.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться