Беги, Настёна...

Размер шрифта: - +

Глава 2

      Крик непроизвольно вырвался из горла. Руслан резко крутанул руль, съехав с дороги, и черное нечто, сидящее на капоте, слетело на землю, но тут же поднялось. Через расколотое стекло было мало что видно, только темный силуэт огромного — больше медведя! — зверя. Его красные глаза, отражая свет фар, сами походили на два фонаря. От ужаса Настя не могла сделать даже вдоха.
      Руслан вдавил педаль газа в пол, и тяжелый внедорожник, взревев, впечатал бампером чудовище в дерево. От удара толстый ствол треснул и наклонился. Придавленный зверь заскреб пальцами по прогнувшемуся капоту, громко рыча и буквально разрезая когтями прочный металл. Руслан отъехал немного назад — монстр упал на землю — и снова рванул на быстро вставшего на лапы зверя, прессуя его с вековой елью.
      Фары разбились и погасли. И хотя видимости и так не было никакой, Настя закрыла лицо руками, словно надеясь, что ей все это лишь кажется. Машина опять дернулась назад — и сразу же вперед, подпрыгнув, будто наехала большой валун. Руслан прошелся колесами по зверю туда-сюда несколько раз, не оставив ему даже шанса выжить, но открывать глаза все равно было страшно.
      — Заблокируй дверь. И сиди в машине, поняла?
      Настя повернула голову и посмотрела сначала на Руслана, а потом на то место, где по ее прикидкам должно лежать животное. Но света не было, и она ничего не разглядела.
      — Не выходи. Руслан, не выходи, туда!
      Он провел рукой по ее щеке, и что-то в этом его жесте было особенным. Словно он пытался и успокоить ее, и насмотреться, и запомнить.
      — Все будет хорошо.
      — Руслан…
      — Закрой за мной!
      Не слушая больше ее уговоры, он вышел на улицу, и Настя, поколебавшись, все же нажала на замок, заблокировав дверь. Снаружи было очень темно, и она едва-едва различала его в свете бледных северных звезд и лишь слегка видневшейся сквозь ветви луны. Руслан осторожно приблизился к пострадавшему дереву, но кажется, ничего, или точнее — никого там не увидел. Он завертел головой по сторонам, заглянул под машину, потом раздвинул кусты и обошел вокруг надломленного дерева.
      Неужели — никого? Не выдержав, Настя открыла дверь и высунулась на улицу. Кто бы на них ни напал, после того, как по нему несколько раз проехались тремя с лишним тоннами, ему не выжить точно!
      — Зачем вышла? Быстро залезь обратно! — грубовато бросил Руслан.
      — Где оно?! Оно же было здесь!
      — Настя, сядь в машину!!!
      Сейчас явно было не время предъявлять претензии за его не самый ласковый тон, и она покорно вернулась на свое место и захлопнула дверь. И очень вовремя. В эту же секунду раздался протяжный, заунывный волчий вой, от которого на голове зашевелились волосы. А еще через минуту среди деревьев замелькали чьи-то тени. Насте снова захотелось закрыть лицо руками, чтобы не видеть всего этого, но она так боялась за Руслана, что забывала даже моргать.
      Он не вернулся в машину, а наоборот, вышел на дорогу, и теперь его силуэт был отчетливо виден в серебряном свете. С какой-то странной, тупой отрешенностью Настя поняла, что лес вокруг далеко не пуст. Чернота чащи по обеим сторонам от дороги ожила, наполнившись шумом и движением.
      Их было много. Глухое рычание то и дело переливалось в вой, гулким эхом разлетающимся в ночном воздухе на многие километры. И от этого звука кровь стыла в жилах… Однако Руслан все еще не спешил возвращаться. Он не отходил от машины, но смотрел на противоположную сторону дороги, откуда раздавался такой шум, словно там сцепились две своры. Настя перелезла на водительское сиденье и чуть-чуть приоткрыла окно, чтобы позвать его, — вой и рычание сразу стали слышны намного громче. Но не успела она произнести и звука, как из зарослей на разбитый асфальт выпрыгнула большая, серая тень.
      Нет, это был совсем не медведь — зверь походил на волка, но превышал его размерами в несколько раз. Он оскалился, согнув лапы, как для прыжка, и неотрывно глядя на стоявшего перед ним человека, — сжатый, напружиненный, готовящийся атаковать свою цель. У Насти от шока язык прирос к небу. Трясущимися руками она попыталась разблокировать дверь, но они онемели и не слушались. Волк — или некое его подобие — прижал уши к голове и зарычал, демонстрируя жуткие клыки.
      Вопреки ожиданиям, Руслан даже не попытался отступить к машине. Напротив — он вдруг шагнул прямо к монстру, брезгливо процедив:
      — Ну рискни.
      Рядом с громадной звериной тушей он казался беззащитным… Но волк отчего-то медлил, продолжая рычать и скалиться, и все не решаясь напасть. Он дергал ушами, реагируя на звуки из леса, будто ждал оттуда подмоги, или наоборот — врагов. Это немая сцена продолжалась несколько мгновений, которые показались Насте целой вечностью. Но потом волк вдруг попятился и, с места прыгнув на несколько метров, исчез в зарослях.
      — Мелкая шавка…
      Руслан проводил волка глазами, и повернул голову туда, откуда еще доносился шум схватки, правда уже затихающий. Настю внезапно посетила странная, бредовая мысль, что он и сам хотел бы быть там, но в то же время боялся отойти от нее слишком далеко. На его замеревшую в напряжении фигуру пролился желтый свет фар — кто-то ехал по дороге.
      Внедорожник, такой же большой и черный, затормозил рядом с Русланом, судя по всему прекрасно знающим того, кто сидел за рулем. Выскочившей оттуда женщине на вид было лет пятьдесят, но выглядела она очень подтянуто и энергично.
      — Где Елизар? — быстро спросила она без всякого приветствия.
      — Не знаю. Я его помял немного, — откликнулся Руслан, кивнув на свою покореженную машину и накренившуюся ель, — так что не думаю, что он ушел далеко.
      — Надо прочесать лес, — сказала женщина и обратила свой взор на замеревшую на водительском сиденье Настю.
      Руслан, проследив за ее взглядом, произнес:
      — Отвезешь ее?
      — Ты тоже садись. Здесь и без тебя разберутся, — отрезала она и вернулась обратно за руль.
      От потрясения Настя даже не сообразила, как Руслан пересадил ее в другую машину. Он сидел с ней на заднем сиденье, прижав к себе, и что-то говорил, но слова его — вроде и знакомые, — все же упорно не складывались в ее голове во что-то осмысленное. Тело бил сильный озноб, и она никак не могла согреться.
      Долго ли ехала машина и сколько прошло времени, сказать было трудно. Дорога привела к металлической сетке забора, на которой были развешаны угрожающие таблички про химические отходы и радиацию, но женщину за рулем это не смутило. Возможно, будь Настя в более адекватном состоянии, она бы и выразила свой протест, а так она лишь скользнула по ним отрешенным взглядом, никак не отреагировав. Вскоре однако выяснилось, что за забором оказались отнюдь не опасные захоронения.
      Бревенчатые дома смотрелись среди деревьев настолько уместно, будто выросли из земли вместе с этим лесом и являлись его неотъемлемой частью. Скрытое от посторонних глаз поселение было довольно большим, не имело внутри никаких ограждений, отделяющих строения друг от друга, а сами дома располагались абсолютно хаотично, без какой-либо системы, как появившиеся после дождя грибы.
      Настя провожала взглядом окна, из которых лился уютный, желтый свет, и ей внезапно очень захотелось оказаться внутри. Впрочем, вскоре женщина затормозила у одного из домов с ярко освещенной верандой. Через большие окна и распахнутые настежь, несмотря на прохладный воздух, стеклянные двери виднелась кухня с длинным деревянным столом посередине. А вокруг стола толпилось множество людей. Они о чем-то громко спорили — их голоса были слышны даже в салоне машины, но предмет спора разобрать было трудно.
      — Так и знал, — поморщился Руслан, открыв дверцу и спрыгнув на землю.
      Настя неуклюже выбралась следом за ним, с благодарностью подставив горевшее лицо ночному ветерку.
      — Держи себя в руках, — предупредила его женщина, обходя кругом машину. — Давай постоим немного на улице, и ты успокоишься.
      — Я спокоен!
      — Руслан, я все понимаю, ты нервничаешь. Но тебе нужно себя контролировать!
      — А я разве себя не контролирую?! Только и думаю в последнее время, как бы своим нимбом потолок не прожечь, — огрызнулся он и зашагал к дому.
      Женщина, сокрушенно покачав головой, повернулась к Насте и взяла ее за руку.
      — Пойдем.
      Люди на большой кухне по-прежнему громко спорили, и Руслан, едва шагнув на порог, возмутился:
      — А других мест для экстренных совещаний нет? Обязательно всем надо торчать у меня дома?!
      Крупный, бородатый мужчина, с едва заметной проседью волос, наклонился к нему через стол и, не обращая внимания на озвученную претензию, спросил:
      — Ты видел Елизара?
      — Видел.
      — И?
      — Что — и? Я жив. Он тоже. Встреча закончилась ничьей. Лес обыскивают?
      — Да, но что-то мне подсказывает, что ничего мы там не найдем. Максимум — шавок его поймаем.
      — Ну все, прощай скучная жизнь. Вот теперь заживем! — прокомментировал кто-то.
      Все снова громко загалдели, перебивая друг друга и активно жестикулируя.
      — Он вообще обнаглел — нападает совсем рядом и ничего не боится…
      — Нужно усилить патрули.
      — Дожили! Давайте еще комендантский час введем, чего мелочиться?
      — Мы ведь можем привлечь военных. Пусть помогают! Это, в конце концов, и в их интересах тоже!
      — Привлекать людей слишком опасно…
      — Извиняюсь, а нас волнуют их потери?
      — Да, Лиза, нас волнуют их потери!
      — Я просто уточнила…
      — А еще больше нас волнуют потери наши собственные. Военные будут палить по всем оборотням подряд, не разбирая, где свои, а где чужие. Обойдемся без лишних недоразумений.
      — Слушайте, может не будем сгущать краски? Один раз мы прогнали Елизара и всю его свору…
      — А надо было прихлопнуть!
      — Речь не об этом…
      — Простите, что отвлекаю от вашего диспута, но никого не смущает, что среди нас находится человек?
      После этого все замолчали и одновременно посмотрели на Настю, неловко замеревшую у дверей.
      — Об... оборотням?.. — только и сумела она выдавить слово, остро резанувшее ей слух.



Саша Тат

Отредактировано: 19.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться на подписку