Беглецы

Размер шрифта: - +

Глава 1

Похмелье было ужасным.

Голова раскалывалась, в висках будто молотки стучали, а рот превратился в иссушенную пустыню. Еще и шум… назойливый, непрекращающийся, он ввинчивался в уши, мешал спать.

Постепенно Сандра начала различать голоса: два человека разговаривали где-то поблизости под аккомпанемент противного писка – то ли микроволновка, то ли еще какой-то прибор подавал монотонный сигнал через равные промежутки. Гул складывался в слова, фразы и предложения.

– …когда узнаем? Или кто-то еще узнает?.. Они не тупицы!

– …не оставит ни следа. Я читал...

– …никого не интересуют эти сказочки. Сандра…

– …Сандра…

– …Сандра!

Голоса повторяли ее имя, звали, заставляли проснуться. Мужские голоса, смогла сообразить она через некоторое время. Сандра лежала в кровати, а рядом с ней спорили двое мужчин. Сначала она хотела, чтобы они ушли, дали ей поспать, но постепенно начала прислушиваться. Пыталась вспомнить, с кем заснула минувшим вечером – но в голове было пусто. Что ж они пили вчера с Эллой такое забористое?.. Или курили травку?.. Там был Мартин, и Кристи… а потом Лидвин Баккер притащила ее в аэропорт, и Генри…

Сандра заставила себя дышать размеренно и глубоко.

– Она возвращается, – сказал кто-то над головой, и Сандра едва не поморщилась с досадой.

Вместо этого пришлось открывать глаза – не сразу это удалось, постепенно, моргая и приспосабливаясь к свету. Кто-то поднес пластиковую трубочку ко рту, она обхватила ее губами, потянула – и наконец-то вода. Сандра готова была выпить целое море, нет – океан! – но невидимый благодетель убрал чашку, и Сандра недовольно застонала.

– Много пока нельзя. Потом еще попьешь.

Ну что за зануда.

Хлопая слипшимися ресницами, Сандра все-таки открыла глаза – и уставилась на Генри Смита.

Где-то он подрастерял свой привычный лоск: грязные волосы торчали во все стороны, на подбородке виднелась щетина, а нос опух картошкой, заливая щеки синевой кровоподтека.

– Генри, а где… – попыталась сказать Сандра, но все, что ей удалось выдавить из себя, напоминало писк новорожденного котенка. Тогда пришлось поворачивать голову, искать самой – и вот он, Киррен. Сидел с другой стороны кровати и смотрел на нее без улыбки, а лицо у него тоже было разбито: нижняя губа треснула и сочилась кровью, на скуле виднелся здоровенный синяк. Но он был жив, он был рядом, и Генри тоже, она спасла Генри, и…

– Как?! – прохрипела Сандра, пытаясь встать, но они оба тут же захлопотали вокруг, бормоча, что ей сейчас лучше не шевелиться, а полежать спокойно еще немного, пока врач не придет и не объявит, что можно сидеть – и только тут до Сандры дошло, что она была в больнице. Лежала на больничной койке, опутанная проводами, в крошечной секции, отделенной от остальной палаты плотными зелеными шторами.

– Вербеке, сколько пальцев ты видишь? – Генри ткнул ей под нос руку с растопыренными пальцами.

– Восемнадцать, – Сандра схватила его за руку, притянула к себе и прорычала. – Что, мать твою, там случилось?.. Почему ты живой?..

– К сожалению, – буркнул Киррен. Этот сразу понял, что останавливать Сандру бесполезно, и подсунул подушку под спину, чтобы ей было удобней сидеть.

– Какой сейчас год? – не отставал Генри. – День недели?.. Впрочем, про день недели я сам понятия не имею…

– Да с ней все в порядке, – вмешался Киррен и тут же озабоченно покосился на Сандру. – Ты понимаешь, где находишься?

Сандра откинула голову назад и прикрыла глаза. Они замолчали, вне всякого сомнения наблюдая за ней. Снаружи доносился приглушенный шум больницы: писк аппаратов, шорох простыней, скрип каталки, которую прокатили по коридору.

Она выжила – вот что самое удивительное. Сандра вспомнила, как они приехали в Кейптаун, как нашли склад, как разговаривали с Генри, вспомнила, как мир раскололся надвое после сухого щелчка выстрела, и вспомнила то ужасное, скользкое, чешуйчатое, с извивающимися щупальцами…

Тошнота подступила к горлу. Наверное, это отразилось на ее лице, потому что чья-то рука тут же заботливо подставила тазик, в который Сандру и стошнило.

– Вот так, потихоньку, все нормально… – кто-то бормотал рядом с ней, и звук этого негромкого голоса успокаивал.

У Сандры перед лицом все расплывалось, слезы щипали глаза, а в ушах тяжело бухала кровь, так что она даже не расслышала, кто произнес следующие слова:

– Не трогай ее.

– Я бы и тебе не советовал. Неизвестно, как она отреагирует.

– Дай лучше еще воды… вот так, прополощи рот, не глотай…

Сандра сплюнула в подставленный тазик, который оказался ночной уткой, и застонала, откинулась на подушку, снова закрывая глаза.



Мария Рукбат

Отредактировано: 24.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться