Беглецы

Размер шрифта: - +

Глава 10

Три месяца спустя

 

– Ты совсем чокнулся? Смерти моей хочешь? Мы так оба разобьемся, не сомневайся!.. Нет, нет, стой! Тормози! – завопила Сандра. Генри послушно вжал педаль до упора, и Сандра едва не стукнулась головой о лобовое стекло.

– Прости? – виновато сказал он и на всякий случай убрал руки от рулевого колеса. – Я же тебе уже сто раз повторил, Вербеке, водить эти автомобили…

– Нет, – перебила она, потирая лоб, где едва не появилась свежая шишка. – Я больше не собираюсь изображать твоего личного шофера и возить в город каждый раз, как тебе приспичит!

– Киррен может, – закинул удочку Генри. Вместо ответа Сандра приподняла солнечные очки и сощурилась на него. Она никак не могла привыкнуть, что вместо костюмов с иголочки и белоснежных рубашек Генри теперь носил шорты и футболки. Хотя, это был всего лишь еще один пункт в списке тех вещей, с которым Сандре только предстояло смириться. Как с жарой в декабре, например. С тем, что утром можно было вдоволь понежиться в кровати, а не хватать свои вещи и бежать сломя голову, угонять машины, подделывать паспорта, прятаться, изворачиваться, лгать и быть готовой пустить пулю в первого встречного. Еще с тем, что, скорее всего, она больше никогда не увидит Лейден, не услышит голос Марлин даже в телефонной трубке. Не вернется в свой старый офис, не будет просиживать перед монитором целыми днями, погрузившись в хитросплетение юридических терминов и значений слов. Ничего этого больше не будет.

Сандра просыпалась утром, смотрела в потолок и повторяла себе – надо привыкать к новой жизни, как-то приспосабливаться ко всему этому... и каждый день снова удивлялась свалившемуся счастью.

Дом, о котором когда-то рассказывал Генри, оказался расположен на одном из семи тысяч филиппинских островов. Поначалу Сандра и названием не поинтересовалась – ей было достаточно белых пляжей, бесконечных рядов кокосовых пальм и пары крестьянских семей, живших неподалеку и говорящих на таглише – дикой смеси английского и тагальского. На Джомалиге – так назывался островок – было несколько небольших деревенек, но Сандра не спешила их исследовать – достаточно было одной поездки в неделю, и она убедилась, что никто не торопится звонить в полицию и рассказывать о странной троице, поселившейся в большом особняке возле пляжа Канавей, что на восточной стороне. Семь тысяч жителей Джомалига и внимания не обратили на троих белых пришельцев – здесь таких было предостаточно. Дауншифтеры из всех стран, любители дайвинга, простые путешественники, которые прибывали на пароме из Порт-Риал каждый день, чтобы отведать омаров и сурахан, местную рыбку, считавшуюся деликатесом, а потом отправлялись обратно на Манилу по вечерам. Затеряться среди них было проще простого.

– Ладно, – сдался Генри, – что там со сцеплением?..

– Плавно отпускаешь и жмешь на газ, – со вздохом сказала Сандра и откинулась на спинку сиденья, уцепившись за ремень безопасности. Со стилем вождения Генри этот самый ремень постоянно оказывался предметом первой необходимости. Потрепанный вранглер, на котором они рассекали по пляжу, был одной из двух машин, которыми пришлось обзавестись по приезду. Вторым был лэндровер, в чуть лучшем состоянии – за него с них содрали какие-то бешеные деньги, даже Генри возмущался полдня. А потом съездил в Манилу, в банк, и хмуриться перестал – видимо, пересчитал запасы и убедился, что голодать в ближайшие пятьдесят лет не придется.

Сандра по-прежнему не понимала, как он умудрился за пятнадцать лет сколотить состояние, и Генри отмахивался как мог. Но потом, в какой-то вечер, когда они втроем напились рома с кокосовым молоком, все-таки выдал секрет.

– Главное – найти того идиота, который сможет заплатить пару миллионов за кусок мрамора возрастом в две тысячи лет. А идиотам обычно плевать, из какой шахты этот мрамор, и что он служил ступенькой в купальне, а не обломком статуи в храме… что? Ну что вы опять смеетесь?

Сандра и Киррен хохотали в голос, валяясь друг на друге в большом кресле – мебель здесь была просто великанская, под стать высоченным потолкам.

– Что, скажете, я не прав? – заплетающимся языком пытался выяснить Генри, и они тут же бросились его убеждать – прав, прав конечно! Только вот очень сложно было заподозрить в одетом с иголочки профессоре археологии ушлого дельца, старающегося урвать как можно больше с доверчивых обывателей. Это Сандра ему так и выложила, но Генри не обиделся. Философски пожал плечами и потянулся долить в стакан из бутылки.

– Мне надо было как-то выживать!

Здесь никто из них спорить не стал.

Джип снова тронулся с места.

– Медленно и плавно, – раз, наверное, уже в сотый за сегодняшний день повторила Сандра. Генри сжал зубы, вцепился в руль и попытался следовать ее рекомендациям. Раны на его ладонях и кистях постепенно зажили, остались только тонкие белые шрамы. Со временем они побледнеют, затянутся загаром, но не исчезнут никогда, как у Киррена. Они спрятали обломок копья в сейф и заключили безмолвное соглашение никогда больше не разговаривать о нем. Равно как и о блокноте, уничтоженном в пожаре – Киррен как-то признался Сандре, что самолично в этом убедился. Слишком опасно было оставлять хоть что-нибудь.



Мария Рукбат

Отредактировано: 24.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться