Беглянка

Глава 6, в которой много тайн...

 — Ты очень похожа на свою мать, — неожиданно выдала чародейка, заставив меня пристально вглядеться ей в глаза.

 Соврала? Или действительно знала её?

 Редкий, удивительно насыщенный для такого возраста фиолетовый цвет глаз меня уже не заинтересовал.

 — Вольф просил напомнить тебе, что батюшка твой о тебе беспокоится. И просил быть осторожной — здесь слишком много разных... — недоговорив, женщина посмотрела в сторону и грустно улыбнулась. — Спроси новых друзей о цене государева человека.

 Бред какой-то. Кто такой Вольф? Откуда он знает про батюшку? При чём здесь цена?

 Потом лицо дамы исказилось, превратившись в лицо Вадима. Оно висело надо мной, с тревогой разглядывая меня.

 — Что такое "цена государева человека"? — спросила я, пока не забыла поручение.

 — Не сейчас, — окончательно помрачнел парень. — Пойдём, куратор отказался пускать всех в комнаты, пока ты и Дана не выберете себе по месту.

 

 Вадим осторожно поддерживал меня за локоть. Так, на всякий случай. Надо сказать, что чувствовала я себя весьма паршиво.

 — Давай отдохнём, — не выдержала я.

 Голова слабо кружилась, колени дрожали, складывалось впечатление, что я вся покрыта липким холодным потом.

 Парень подвёл меня к окну с широким подоконником и чуть ли не силой заставил сесть, после чего с сомнением оглядел и неожиданно спросил:

 — Ты когда последний раз ела?

 Сначала я удивилась. Обычно меня спрашивали не многовато ли я ем, да и как выглядит чувство голода — давно уже забыла. А тут...

 — Последний раз? Ну... вчера... или позавчера...

 Мне никак не удавалось вспомнить когда же я последний раз кушала.

 — Ладно, — вздохнул Вадим — может у тебя с собой есть что-нибудь съедобное?

 — Вроде было...

 Я принялась копаться в дорожном мешке в поисках завёрнутых в платок пряников, которые захватила из своей комнаты. Потом я аккуратно грызла засохший пряник, а парень неторопясь рассказывал:

 — Вот ты спрашивала что такое "цена государева человека". Пожалуй, я расскажу тебе про одного парнишку, у которого рано проявился ценный дар...

 

 Парнишку звали Олесь, и жил он в семье простого землепашца. Ну как жил — родился. Кроме него в семье было еще восемь детей, из них пятеро — дочки, а он — Олесь — был самым старшим. Мать умерла родами, родив близнецов — Ждану да Желану, а когда отец привёл в дом кормилицу — молодую вдову, которая только свою дочку выкормила, паренёк ушёл к старшему деду — Колдырю — уголь жечь. "Помогать семье делом" как он тогда сказал. Работа углежогом — дело трудное, да и не слишком прибыльное в их краю — ведь кузницы все находились на южном побережье, а туда еще дня три пути...

 Однажды торговец Ореслав, который покупал у них с дедом уголь, пожаловался, что потерял ключ от ценной шкатулки. Всем была хороша шкатулочка — и маленькая, и лёгкая, и магией запиралась, а ключа к ней не было. Торговец был неплохим человеком, и Олесь, с разрешения деда, помог — изменил запиравшую шкатулку магию так, чтобы её можно было открыть другой зачарованной вещицей. Ореслав щедро заплатил и ушёл, а через день к углежогам пришла травница Луковна, жившая дальше по торговому тракту.

 — Ой, дед, ты и подумай! Гуляла я давеча по базару, про углежогов вспоминали... А я давно к тебе не заглядывала... и, глянь, какую мазь нашла — враз от боли в суставах избавит! — годившаяся в бабки Олесю женщина бодро выставила из заплечной корзины объемный жбан барсучьего жира.

 Дед в благодарность отсыпал ей тонкого берёзового угля, и специально для неё сделанного осинового угля, из срубленной на растущую луну осины. Дело было к вечеру, так что углежоги без труда уговорили знахарку разделить с ними ужин и переночевать.

 — А помнишь Коваля? Рыжий такой был? Так его младший внук — Ростик — стражником в Белогорье заделался, — Луковна, чуть зарумянившаяся от дедовой настойки, начала рассказывать о внуках ровесников деда. — Грамоте там обучился, письма теперь домой пишет. Страсти-то всё какие рассказывает! То у одного бондаря денег украдут, то у кузнеца по золоту все зачарованные цацки умыкнут, а стражники бегай-лови! Зато платят там — нашему заработку не чета, Ростик и себе на домик скопил, и батюшке высылает хорошие деньги... Ты бы, вьюноша, тоже в город на заработки пошёл. Там и денег за работу дают больше, и сам чему доброму научишься... Говорят, в южных крепостях стражниками берут любого здорового, одежда и стол — за счёт государя, жить правда в казармах... зато бесплатно...

 Дед задремал под монотонное журчание бабкиного разговора ещё за столом. Луковна, казалось, уже давно разговаривала сама с собой, сравнивая цены на травы и мёд по южному побережью.



Анна Смирнова

Отредактировано: 30.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться