Беглянка

Глава 13. Лавки и интересные предложения.

 "Ну, хоть дело своё сделала" — вздохнула я.

 Натянув куртку на колени, я первым делом закрыла крышкой поганый горшок, а потом ещё и застёжки защёлкнула. Так оно хоть не всё расплескается, если даже случиться опрокинуть... По крайней мере, я в это хотела верить.

 Затем я судорожно натягивала штаны и вслепую завязывала поясок. Встать и завязать как привыкла мне представлялось немыслимым — недалеко, в смысле достаточно близко, чтобы различать снующих по палубе моряков, был ещё один корабль.

 Тоже с парусом, но при этом ещё и два ряда вёсел вдоль борта, торчащих как ножки у сколопендры. С той стороны, где у корабля был нос, были нарисованы огромные глаза, хорошо различимые даже в этот рассветный час, когда цвета предметов только-только стало можно различить.

 

 Быстрым шагом прошёл мимо меня высокий широкоплечий мужик — наш капитан. Встал на носу и пристальным, не мигающим взглядом уставился на открывшуюся панораму города.

 Выглядел он в этот момент страшно: глаза сузились, желваки на щеках вздулись, и всё его лицо производило впечатление маски, искусно сделанной из дублёной ветром, солью и стужей кожей.

 Потом он внезапно повернулся и нашёл взглядом меня:

 — Госпожа, если вам что-нибудь понадобится в этом городе, или вы захотите отправиться ещё куда-нибудь... Вы всегда можете рассчитывать на мою помощь.

 — Спасибо...

 Слава Предкам, хоть в этот раз я не стала заикаться!

 Капитан посмотрел на покрасневшую от смущения меня, стянул с мизинца простенькое серебряное колечко с отлитой маленькой рыбкой, выгнувшей спину, и протянул её мне.

 — Возьмите. Так я узнаю, что посыльный будет от вас.

 Я ещё неразборчиво бормотала слова благодарности, а мужик уже ушёл, скупо улыбнувшись перед этим.

 

 Следующие несколько часов, пока корабль осторожно маневрировал и, иногда, буквально протискивался между крутобокими многовёсельными галерами — как назвал эти большие корабли Ольх. Мы сидели среди бочек, стараясь лишний раз даже рта не раскрывать, чтобы не попасть под меткое, хоть и грубое, словцо капитана.

 

 Корабль причалил практически на окраине столицы. Зато плата за швартовку в этом месте была довольно скромная, к тому же — этот кусок причала принадлежал общине северян. То есть нашим соплеменникам, в силу торговых и иных обстоятельств, осевших жить здесь.

 Перед тем, как выпустить нас на берег, капитан выдал ценный совет:

 — Госпожа, здесь, к сожалению, другая страна. И женщин, ходящих в штанах, здесь не одобряют.

 Ольх и Вадим почти одновременно нахмурились. Им в летней форме крепостной стражи было всё равно как кто выглядит, а вот я... Я убежала из Школы в чём была, и переодеться в единственное захваченное из дома платье не успела.

 — Ну, может я тогда за паренька себя выдам? — внесла разумное, на мой взгляд, предложение.

 Капитан закашлялся.

 — Мне кажется, что лучше будет зайти в лавку и купить юбку, какую носят местные. В любом случае вам придётся переодеваться — в такой одежде всем вам будет жарко.

 — И как к ней пройти? — сразу спросил Ольх.

 — Эта будет первая лавка справа как только вы выйдете за границу общины. На воротах стоят стражники и берут мзду за проход в город. Серебрушка с человека, если не везёшь с собой никаких товаров.

 — Ну, товаров у нас точно нет, — улыбнулся Вадим.

 

Первое, что бросилось нам в глаза за пределами деревянного пирса — это обилие камня и кирпича. Кирпичная мостовая. Тёсаный пористый камень для опоры и обмазанные глиной пучки камыша для стен. Яркие праздничные изразцы были налеплены практически всюду, где только можно... И полное отсутствие зелени.

Дома даже в городах зелень летом воспринималась как само собой разумеющееся: там осот из-под деревянной мостовой вылезет, здесь — вьюнок взбирается по стене... И почти в каждом дворе есть яблоня, груша или слива, свесившая тяжёлые ветки за низкий забор — только чтобы отделить оживлённую улицу от собственно участка. А в деревнях и того меньше: забор ставился только вокруг грядок — чтобы скотина не поела.

Тут же везде стояли высокие – в человеческий рост – заборы.

Ольх, проследив мой печальный взгляд, как бы между делом заметил:

— Приглядись к столбам у забора — он идёт только вдоль улицы, а между участками никакой загородки не ставили.

— Ну... да, — немножко повеселела я.

— Тебе нужно ещё будет платок на голову какой-нибудь купить, — подал голос Вадим.

— Зачем? — удивилась я.



Анна Смирнова

Отредактировано: 30.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться