Беглянка

Размер шрифта: - +

От прошлого не сбежать. Преображение

-Нет, ну если ты не ищешь ничего конкретного, чего тогда тянешь с выбором? - Третий раз проходя вдоль выстроившихся в ряд рабынь с привычно опущенными головами, спросил гостя охранник. - Бери первую попавшуюся.

-Ты не понимаешь. - Хрипло ответил его собеседник. - Я хочу найти какую-нибудь необычную тварюшку.

Голоса мужчин хорошо разносились по подземелью, служившему нам спальней. К сожалению, я, как и все остальные, видела только две пары ног в высоких сапогах, снующие туда-сюда, поэтому не могла адекватно оценить происходящее… Зато отчётливо слышала весь диалог. И он мне не нравился.

-Необычную? Чем?

-Чем угодно - внешностью, поведением, речью… Лишь бы заинтересовала.

-А пока что, ни одна не подошла?

-Нет, почему. Парочка есть, просто я не уверен в выборе. Они все слишком одинаковые. Стоят так спокойно и покорно, отличаясь только ростом да телосложением… Недостаточно информации, чтобы я мог отдать должное представленному разнообразию.

-Ну, хочешь - устрой вокальный конкурс. - С усмешкой предложил охранник.

-Нет, это пока лишнее… - Помедлив, отказался посетитель. - Но ты дал мне отличную идею… Секунду.

Шаги прекратились, эхо в последний раз прокатилось по залу и затихло. Мне показалось, что хозяева остановились где-то рядом со входом, однако поднять голову и убедиться было слишком рискованно.

-Я хочу, чтобы вы все выпрямились и посмотрели на меня! - Громко озвучил своё желание гость. - Чтобы не стояли истуканами, а немного расслабились, вели себя естественнее, следили за нашими перемещениями, переглядывались, прислушиваясь к разговору. Но молчали. Вперёд!

Получив приказ, я тут же выпрямилась, перевела взгляд на посетителя и обомлела.

В каких-то десяти метрах от меня высился Лауль - тот самый осуждённый, которого утром в моём присутствии до полусмерти избил Диктатор. Он был немного бледнее нормы, но в остальном выглядел абсолютно здоровым. О реальности перенесённых им страданий напоминал только сорванный голос…

Это было невероятно. Сказать, что я была шокирована - значит, не сказать ничего. Я банально не верила своим глазам! После того, что ему довелось пережить, он должен был лежать в постели по крайней мере несколько дней, если не недель… А он ходил! Сам, без помощи. И при этом ещё довольно улыбался…

Если утром появление Инквизитора пробудило меня к жизни, то теперь он представился мне шансом на спасение. Сомнительным и опасным, но рабское существование уже опротивело мне настолько, что я была согласна попытать счастья и снова опробовать на себе его не самые приятные методы решения проблем, лишь бы обрести свободу.

Вот только я полагала, что в подвал он явился совсем не за этим…

Неожиданно происходящее показалось мне чудовищным сном. Дабы проверить свою гипотезу, я тайком ущипнула себя за бедро, но ничего не изменилось. Я не проснулась, действительность не подёрнулась дымкой, небо не задрожало, а свет не преобразовался в тьму. Мои надежды на нереальность последних месяцев жизни оказались напрасны.

Тем временем Инквизитор продолжил свой путь, прошёл в одну сторону, внимательно вглядываясь в глаза каждой невольницы, развернулся, направился обратно… И чем ближе он подбирался, тем страшнее мне становилось.

Я усердно искала отличия живого Лауля от того образа, что всё это время неосознанно хранила в памяти, и ничего не обнаруживала. Его неповторимая походка, такая знакомая фигура, вселенно известное лицо и тот самый полный превосходства высокомерный взор, которым он любил обводить собравшихся - всё было на месте. Я как будто в мгновение ока перенеслась в прошлое, когда два с половиной года назад очнулась в одном печально знаменитом подземелье одной хорошо защищённой усадьбы…

Прослеживаемая аналогия не радовала.

Наконец он поравнялся со мной, скользнул безразличным взглядом и перешёл к следующей рабыне.

Я оторопела. В его глазах не мелькнуло даже тени узнавания, и я в упор не могла решить, к лучшему ли это…

В некотором роде это, безусловно, радовало - неизвестно к чему могло бы привести такое сотрудничество. В конце концов он каким-то образом попал на Патриор, выжил после наказания и практически мгновенно восстановился, при всём этом оставшись свободным человеком. Даже не просто свободным, а с правом на присвоение общественных невольниц низшего класса, коими дозволено владеть только гражданам Империи. Но ведь мой старый знакомый никак не мог к ним относиться!.. Хотя… Я не настолько хорошо его изучила, чтобы утверждать наверняка. Да и за время моего отсутствия многое могло измениться.

Ну а с другой стороны, его пренебрежение мной сильно обижало. Нет, я догадывалась, что давно перестала быть ему интересна - иначе, как бы я ни пряталась, он бы непременно нашёл меня. Но чтобы так… Неужели за два года он в самом деле забыл и меня, и наши совместные операции, и редкие вечерние разговоры, и чувственные ночи, проведённые в одной постели?.. Сомнительно. Скорее, такое решение было заранее спланированным шагом.

И тут меня вдруг осенило.

С ним что-то сделали! Поставили эксперимент, стёрли память, неважно! Только этим можно было объяснить его забывчивость и нахождение в подвале императорской резиденции в качестве господина.



Яна Кроваль

Отредактировано: 22.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться