Беглянка с секретом

Размер шрифта: - +

1.2

Высокая дверь в мои покои распахнулась, и Реби вошла внутрь с широким подносом, на котором поблескивали золотой росписью фарфоровый заварник и изящно изогнутые чашки.

— Это же надо так криво зашнуровать, — нарочито громко проговорила Доната, поглядывая на служанку и завязывая ленту на моей спине аккуратным бантом. — Надо бы тебе, Йоланта, обратиться офэми кир Ворниш, чтобы она поменяла тебе прислугу, — она ясно выделила последнее слово, — Не то скоро сама станешь на неё похожа.

Порой Доната была язвительна и злословна до неприличия, за что не раз получала от наставницы в пансионе пыльной тряпкой по губам. Но такое случалось только по отношению к неприятным ей людям. Со мной и другими девушками, что были нам близки, она всегда оставалась приветливой.

Реби покривилась, вздёргивая подбородок. Прошла до залитого солнечным светом стола у окна и с грохотом поставила поднос на него.

— Ваш чай, — словно камнем уронила.

— Спасибо, — я взмахнула рукой. — Можешь идти.

— Его высочество просил предупредить всех, чтобы не задерживались за сборами, — с долей мстительности ответила та. — Он и другие господа маги будут ждать всех амант за завтраком.

Как только служанка вышла, мы с Донатой расселись в строгие кресла с высокими резными спинками. Сидеть в них было бы вовсе не удобно, если бы не мягкие подушечки, уложенные на сиденья.

— Сама, наверное, не раз подол перед магами задирала, — проворчала я тихо. — А смотрит на нас, словно на шлюх.

— Мы хотя бы привилегированные шлюхи, — горько фыркнула Доната.

Я покачала головой подтягивая к себе чашку ближе. Вот этого как раз и не хотелось. До того, что ночью порой доводилось просыпаться от кошмаров, в которых меня лапали чьи-то настойчивые, обжигающе горячие руки. Трогали в самых постыдных местах, а я не могла воспротивиться, словно связанная.

Подруга, то и дело настороженно поглядывая на дверь, налила мне и себе чай.

— До завтрака мы ещё успеем что-то обсудить.

Она потянулась за хрустящим крендельком, которые с горкой наполняли высокую вазочку. Их покрывали липкой глазурью из редкой белой ягоды, которая давно уж не росла в лесах просто так: её теперь выращивали нарочно. И только под присмотром магов-садовников. Обычным людям такое лакомство было недоступно. Лишь в самых дорогих пекарнях изредка можно было ухватить баночку джема или выпечку с ней. Говорили — может быть, и врали — что бер-альба оказывает на женщин, отмеченных руной пуртат, странное воздействие: они становятся охочими до любви. И внутри них всё подготавливается нарочно для того, чтобы зародилось дитя. Для остальных же это просто дорогое удовольствие, которым можно прихвастнуть на праздничном столе.

Кто знает, куда ещё, кроме этих пресловутых крендельков, добавляли драгоценный сок бер-альбы, но пока я никакого особого эффекта не заметила. Как ни много было на вчерашних смотринах привлекательных мужчин — да и сам принц Венцель. Уж он-то слыл самым завидным красавцем во всём королевстве. А всё равно при виде него аж дурнота к горлу подступала. Особенно если представить, что к нему, возможно, когда-то придётся лечь в постель.

— Я ещё не дала согласия, — я отпила горячего ароматного, сдобренного мятой чая. — Расскажи мне лучше, куда ты дела карту и как в случае чего собиралась бежать из нашпигованного стражей замка.

Доната неопределённо покачала головой. Видно, эти мысли беспокоили её побольше моего.

— Нужные люди рассказали мне о некоторых тайных ходах, через которые можно выйти за стену, — она снова покосилась на дверь, за которой слышался гулкий шум голосов и шаги.

Малая резиденция просыпалась после бала и вновь наполнялась жизнью.

— Почему тогда ты не выберешься сама? — я чуть наклонилась к ней, вглядываясь в насыщенного зелёного цвета глаза.

Доната была просто обжигающе красивой: вовсе не удивительно, что именно ею прельстился вчера этот советник Миклош. Её шоколадного цвета волосы сейчас были присобраны на затылке и мягкими волнами падали на слегка открытые в широком вырезе плечи. Идеально правильного мягкого изгиба губы горели бледно-алым от волнения, а полная грудь тревожно вздымалась.

По сравнению с ней меня, наверное, можно было назвать молью. Невысокая, худощавая — сколько бы меня ни кормили в пансионе, стараясь “нарастить фигуру”. Из гордости — лишь серебристо-белые волосы до пояса и большие голубые глаза, которые вчера на балу не отметил только немой или смертельно пьяный. Хотя нет, пьяные тоже отмечали — только приходилось прислушиваться, чтобы разобрать комплимент.

— За мной сразу отправят погоню, — пояснила Доната. — А так я пока отвлеку на себя всех, кто пожелает отыскать карту. Буду водить их за нос, сколько смогу. А ты выйдешь через ход в город. У таверны “Белая утка” тебя будет ждать повозка. Она отвезёт тебя…

В дверь постучали громко и настойчиво.

 



Счастная Елена

Отредактировано: 14.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться