Беглянка с секретом

Размер шрифта: - +

5.3

— Благодарю за всё, унбар, — раскланялся Имре после обеда. — Пойду собираться: мне нужно ехать. И без того этот глупый затор сильно задержал меня. А в Одиине ждать не станут. Я слышал, вам нужно именно туда, офате? — он перевёл взгляд на меня. — Могу подвезти. Ну их, этих чванливых аристократов. Скука смертная.

Альдор хмыкнул на его рискованную шутку.

— Вам доверять девушку я точно не решусь.

— Это почему, унбар? — с деланой непонятливостью приподнял густые брови Имре.

Тот откинулся на спинку кресла, чуть вскинул голову, кончиками пальцев поправив ослабленный ворот рубашки. Я невольно скользнула взглядом по его крепкой шее до груди с тёмными завитками волос, что едва виднелись в вырезе, и тут только первый раз заметила, что на ней нет собирающего сосуда. Не было и в первую нашу встречу — но осознание пришло только сейчас. Но ведь все Хранители носят собирающие сосуды, которые перенаправляют энергию из выстроенных Собирателями каналов на них. Это необходимо. Сила Колодцев так или иначе рассеивается на расстоянии и достигает тела уже совсем в малом количестве. А хитро устроенные сосуды с зачарованной жидкостью в них притягивают и концентрируют самые ближние потоки. Может быть, дома Альдор просто освобождал себя от необходимости быть наполненным энергией? Но тогда как все источники огня подчиняются ему?

Но я тут же отвлеклась от невыносимого желания срочно поразмыслить над этой загадкой когда Альдор нарочито громко кашлянул. От этого звука горячая волна качнулась в груди, а щёки залило жаром неловкости: маг, конечно, заметил, как я непрерывно смотрю на него вот уже несколько мгновений подряд. Вот же некстати оказалась моя наблюдательность.

— Вы заведёте офате Хорию на какой-нибудь постоялый двор с сомнительной репутацией и там и оставите — работать по известному назначению, — продолжил он разговор, как ни в чём не бывало.

Грубоватые колкости, кажется, ничуть не задели торговца. Похоже, он вовсе не скрывал своих увлечений. Потому Имре только взмахнул рукой, отворачиваясь, и вышел из столовой. А я так и застыла, уткнув взгляд в почти пустой кубок со слегка разбавленными вином. Пальцы правой руки подрагивали от неутихшей ещё боли, что металась по тонким линиям вросшего в неё браслета. Да и от смущения тоже. Надо же было так уставиться!

— С вами всё хорошо? — участливо спросил Маркуш. — Офате?

— Да, всё хорошо, — я поднялась, роняя с колен салфетку.

Оглянулась на дверь, за которой скрылся Имре Фаркаш, маясь от скверного чувства, что так просто он не забудется. Так просто не пройдёт наша встреча.

— Просто офате наверняка не привыкла к таким шуткам, которые вы позволяете себе с некоторыми партнёрами, — укорил Альдора мажордом.

— Придётся привыкать, если она желает остаться здесь дольше, — тот пожал плечами и тоже встал.

Бросил салфетку на стол и, откланявшись, вышел — видно, провожать важного, хоть и нежданного гостя. До чего же невыносимый мужчина! С досадой и злостью на саму себя я понимала, что мне всё сильнее хочется узнать его мысли, чтобы понять, что скрывается за холодной маской его строгого лица. Но это было почти так же страшно, как сунуть руку в огонь и задержать там, пока не обгорит до костей. И брало большое сомнение, что я вообще хочу привыкать к чему-то в этом доме. В бездну Закатной Матери их тайны. Свои бы унести.

И, в очередной раз вспомнив, что мои заботы никуда не делись, как ни надёжно спрячься в Анделналте, я, пока Имре Фаркаш не уехал, решила отыскать его слугу, который поначалу крутился недалеко от выкаченной во двор повозки, а после пропал в недрах замка. Он нашёлся на пути из кухни, где успел ухватить хрустящую корку хлеба и теперь с удовольствием её жевал. Я поймала его за руку, останавливая.

— Василе, — склонилась к нему. — Можно попросить тебя об услуге?

Мальчишка поморгал непонимающе, сжимая в кулаке обкусанную краюху с такой любовью, будто её собирались отобрать.

— Какую? — он сглотнул.

Я сунула ему в руку несколько серебряных монет — наверное, большая ценность для юного мальчишки, которому упрёков наверняка перепадает больше, чем награды за труды. И следом втиснула свернутую вчетверо записку. Бумагу для неё пришлось стащить в библиотеке и там же написать, пока все заняты проводом гостя.

— Передай эту записку хозяину постоялого двора “Одинокий бук” в Одиине. И скажи ему, что она для той, кто спросит или уже спрашивала Габи Иллеш. Запомни. Габи Иллеш.

Слуга с сомнением посмотрел на свёрнутый листок. И показалось вдруг, что моя задумка провалится — он сразу всё расскажет хозяину. В послании не было написано ничего особо секретного, да и вряд ли кто-то несведущий поймёт, о чём речь на самом деле. Всего лишь просьба Донате дождаться меня, а уж по какому поводу — она догадается. Но всё равно не хотелось, чтобы Имре прочитал её. Его любопытство казалось если не опасным, то весьма неприятным и тягостным.

Василе поразмыслил немного, разглядывая блестящие монеты в своей ладони. Шмыгнул носом и вновь поднял на меня взгляд.

— Хорошо, — кивнул и улыбнулся наконец, довольный.



Счастная Елена

Отредактировано: 14.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться