Беглянка с секретом

Размер шрифта: - +

5.4

— Идите к себе, — деловито распорядился Рэзван. — Я пришлю за вами, если понадобится. Но вы по замку пока не разгуливайте.

Надо сказать, это предупреждение нисколько меня не успокоило. Как будто не помощница для подростка приехала, а королевский дознаватель, не дай Матерь. Потому я не стала спорить и совать нос туда, куда и совать-то его не хотелось. От волнения снова едва не заблудилась в сложных переходах замка, но всё же добралась до комнаты.

В лихорадочном беспокойстве я готова была мебель переставлять — и тем занялась бы, не будь она такой тяжёлой: моих сил хватало только на стулья. Сложно, когда не успел обустроиться в доме и найти себе в нём место. Когда не знаешь, останешься здесь ещё на день или уйдёшь, не дождавшись вечера.

Сейчас я думала о том, что успела придумать себе о той жизни, что могла бы ждать меня, сумей я всё же скрыться от стражи принца. Приняли бы меня и впрямь дальние родственники, дом которых я так ясно помнила с детства? Не испугалась бы тётка пустить в дом беглую аманту? И смогла бы я сохранить в тайне дальше то, что несло в себе моё тело? Возвращаться к родителям нельзя не только потому, что там меня будут искать в первую очередь, а ещё и потому, что они просто продали меня. За долги. И порой я задумывалась: неужели Дом Рассветной Матери оказался настолько щедр, чтобы заплатить за обычную с виду девчонку такие деньги, которые могли бы решить все проблемы отца?

Как бы то ни было, дорога в Арборель, где родители жили до сих пор, была для меня закрыта. Самая окраина королевства — то малое, что ждало меня. Лучше бы и вовсе скрыться в соседних владениях, но когда с Вантулуи назревает очередная крупная стычка, когда на границе королевств то и дело случаются провокации, каждая из которых может окончиться нападением, искать убежища на стороне врага — это почти то же самое, что сразу голову в петлю сунуть.

Я вздрогнула, отвлекаясь от разглядывания вида, что открывался, оказывается, в моём окне — вполне недурственный, хоть и не такой просторный, наполненный ветром и солнцем, как с вершины башни. Дверь как будто скрипнула. И в мутном стекле разбитого на крупные витражи окна вдруг отразилась чья-то тёмная фигура.

— Зачем вы сюда приехали? — впился в спину когтями неприятный, плаксивый голос. — Откуда вы вообще взялись?

Я обернулась. Невысокая женщина в тёмно-коричневом платье со скромной, почти незаметной вышивкой по вороту, рукавам и вдоль подола, вздёрнула подбородок, пытаясь ударить меня взглядом. Вышло слабовато: куда ей против Альдора. Её треугольное личико в обрамлении свисающих по бокам завязок лёгкой шапочки-чепца заострилось ещё больше. Отчего-то я сразу поняла, что это офате Трандафир: уже перезрелая для удачного замужества, но ещё, видно, лелеящая надежду сносно устроить свою жизнь. Надежду, на которую я посягнула, сама того не желая.

Она рассматривала меня с видимой злостью, что только нарастала вместе с тем, как взгляд её скользил по моему лицу и фигуре.

— Считайте, что меня привёл сюда слепой случай, — ответила я не слишком-то вежливо.

Да чего любезничать с той, что ворвалась сюда, даже не одарив приветствием? Может, вконец разобидится да уйдёт поскорее? На сегодня с меня достаточно неприятных знакомств.

— Зато, вижу, унбар де ла Фиер вовсе не слепой, — холодно усмехнулась девица.

А она стерва, однако. Не удивительно, что до сих пор не замужем: добавка в виде злобного нрава к весьма посредственной наружности — это совсем плохо.

— Надеюсь, вы сказали об этом самому унбару. Он оценил бы вашу наблюдательность.

— Он прогнал меня из-за вас!

— Это его решение.

— Рассветная Матерь всё видит, — пригрозила офате Трандафир так, будто сама знала о том наверняка. — И вам ещё отольётся всё то, что я пережила. Я так стремилась сюда. Ждала, когда освободится это место!

Она шагнула ко мне с явной угрозой в каждом движении, но остановилась, заозиравшись. Огонь в двух светильниках, что только и освещали самый тёмный угол комнаты, куда не дотягивался свет из окон, вдруг явственно загорелся ярче. И по лицу мазнуло качнувшееся от них тепло — донеслось даже издалека. Как будто Альдор незримо наблюдал за всем, что происходит в этих покоях.

Офате Трандафир нахмурилась и вновь посмотрела на меня исподлобья.

— Откуда же вы знали что оно освободится? — даже стало интересно.

— Потому что помощницы де ла Фиера младшего не держатся здесь долго, — пояснила девушка спокойно. — И вы не задержитесь.

Как будто она особенная!

— Может быть, — не стала я спорить. — Но пока я нужна унбару де ла Фиеру, этого, верно, не случится.

И откуда во мне взялась эта уверенность, как будто я и впрямь собиралась задержаться здесь больше необходимого? Но нагловатый и оскорблённый вид этой возомнившей о себе невесть что девицы так и выводил из себя. Сомнительное удовольствие выслушивать её упрёки ни за что.

Офате всё рассматривала меня и рассматривала, будто ощупывала. Будто что-то в моём облике казалось ей знакомым. И от этого неприятно колючие мурашки бегали по спине. Такие вот неприметные девицы, одетые так, словно нарочно выбирают для своих платьев самые скучные ткани, бывают самыми опасными. О том я узнала ещё в пансионе — очень давно. Особенно хорошо тогда, как выяснилось, что я одна из амант. А значит, ко мне и ещё нескольким девушкам будет особое отношение и предстоит выдерживать особо колкие козни завистниц: таких находилось предостаточно. Как раз из тех, которые читают книги о воспоминаниях амант и принимают их за сказки со счастливым концом.



Счастная Елена

Отредактировано: 14.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться