Беглянка с секретом

Размер шрифта: - +

10.2

Но, несмотря на встречу с Лилианой, ночь прошла спокойно, Альдор даже спал хорошо: всё же целый день в седле дал о себе знать. И как бы ни тревожили муторные мысли, а помешать сну всё равно не смогли. Ему даже ничего не снилось — и это к лучшему. Обычно сновидения, если и приходили, были наполнены огнём, который вдруг переставал подчиняться и начинал убивать — всё вокруг, самого хозяина. А сегодня была темнота — и вряд ли можно было бы придумать что-то приятнее.

С самого утра прибежал слуга с просьбой скорее собираться к завтраку, за которым и состоится важная встреча, и рвением помочь во всём, что понадобится. То, что разговор о судьбе Маркуша решили обставить, как приятную и душевную трапезу, только добавляло подозрительности. Не может быть доброй беседы по такому поводу, даже если она сдобрена вином и изысканными блюдами. Потому заискивающий взгляд слуги и затопленное желтоватым светом солнца небо за окном всё равно не сумели избавить Альдора от скверных ожиданий.

Мужчина проводил его вниз, по длинным, весьма скудно освещённым коридорам и анфиладам — до нужной двери. Сам поспешил в столовую первым и звонко доложил о прибытии высокого гостя. Альдор размеренно вошёл, как только его голос стих, огляделся, стараясь не выдать не слишком светлого расположения духа. За столом в небольшом, предназначенном для тесного круга и уединённых разговоров зале уже сидел Шандор де ла Фиер вместе с супругой Эрикой, которая не постеснялась притащиться сюда тоже и сунуть свой нос в дела, которые вовсе её не касаются.

— Доброе утро! — дядюшка даже привстал, явно смущаясь и волнуясь от того, что должно случиться.

Альдор только едва кивнул ему, уже переводя взгляд на старшего Смотрителя королевской Канцелярии, где ведали многими наследственными делами и хранили важные бумаги о владениях всех крупных попритеров королевства. Занимались они и спорными делами наследования, если такие случались при отсутствии завещания от скончавшегося главы семейства. Григоре Джордже — с ним встретиться хотелось меньше всего. Этот суровый седоватый мужчина в солидных, но ещё не дряхлых годах, к сожалению, не входил в число друзей Альдора. То ли просто из вредности характера, то ли из-за каких-то давних распрей с отцом, суть которых затерялась где-то в прошлом.

— Доброе утро, унбар, — он только голову слегка наклонил и с укором покосился на суетливо подскочившего с места Шандора. — Присаживайтесь. Его высочество сейчас придёт.

А вот появление принца — это уже совсем плохо. Признаться, Альдор надеялся, что, если Венцель и захочет поговорить, то найдёт для этого отдельное время. Но, похоже, дядюшка хорошо успел подготовиться, раз сумел уговорить его высочество присутствовать при разговоре о Маркуше.

— Зачем же принцу влезать в дела нашей семьи? — Альдор неспешно сел в высокое кресло, которое, кажется, скорее подходило для пыток, чем для завтрака: жутко неудобное.

— Он хочет поговорить и о другом, — не отказался пояснить Григоре. — Но и это дело уже набило нам оскомину, признаться. Потому его высочество тоже выскажет своё мнение, если пожелает.

Скрипучий, будто старая дубовая ветка на ветру, голос Смотрителя неприятно оцарапал всё внутри. Как и явный намёк, что на этот раз просто не будет.

Слуги степенно ходили вокруг длинного тяжёлого стола, расставляя на нём блюда с едой. Свежий, ещё пышущий печным жаром, хлеб и уже порезанную тонкими ломтями буженину. Альдор наблюдал за тем, как всё новые яства размещаются перед глазами, а желания есть становилось отчего-то всё меньше. Наконец тихо распахнулась дверь, и по-свойски, будто к любовнице в будуар, в столовую вошёл Венцель. Взмахнул рукой, разрешая всем оставаться на местах. Как всегда, слегка небрежный и порывистый: поговаривали, что он не пренебрегает некоторыми хитрыми снадобьями, которые изготавливают для него в алхимических мастерских его давнего друга. Потому он всегда бодр и чуть взбудоражен. Почти в любое время суток. Альдор считал, что это всё вряд ли доведёт его до добра. Может, в том и была причина того, что до сих пор зачать дитя со способностями к магии ему не удавалось ни с одной амантой. Ведь Лилиана была далеко не первой в его сомнительном списке.

— Рад видеть вас, унбар де ла Фиер, — принц посмотрел на Шандора, но показалось, его слова были обращены к Альдору. Уж больно много наигранной предупредительности слышалось в его тоне. — Я прямо поражаюсь вашему упорству. В хорошем смысле.

Венцель сел во главу стола и окинул всех взглядом. Его глаза поблескивали, а на губах играла знакомая полуулыбка. Такая мерзкая, что хотелось хорошенько почесать о неё кулак. Жаль, что те времена, когда они запросто могли сцепиться в драке и получить за то всего лишь нагоняй от наставников, уже прошли.

— Я всего лишь хочу лучшей участи для племянника, — дядюшка подобострастно пригнул голову, поглядывая на принца чуть исподлобья, как стащивший с хозяйского стола куриную ножку пёс.

И показалось, что тот сейчас протянет руку и одобрительно погладит его по холке.

— Считаете, Маркушу в Анделналте плохо? — Альдор приподнял брови, берясь за вилку.

Эрика покосилась на неё с опаской, ещё памятуя, видно, последний завтрак в имении де ла Фиер.

— Считаю, что ему будет лучше там, где о нём будут заботиться внимательные люди, — голос Шандора обрёл больше уверенности с молчаливой поддержки Смотрителя и его высочества.



Счастная Елена

Отредактировано: 14.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться