Беглянка с секретом

Размер шрифта: - +

11.3

Передо мной стояла та самая женщина, которую я только мельком видела утром, когда говорила с хозяином “Одинокого бука”. Провожатая же проворно исчезла, словно её смыло. Незнакомка передавила мне шею предплечьем, и перед глазами мелькнуло острое лезвие кинжала.

— Где карта? — незнакомка приблизила остриё к моему лицу.

— А вы кто такая? — зачем-то возмутилась я, как будто кто-то без очереди пролез вперёд меня к прилавку с ценным товаром.

Словно лишнее знание что-то изменит во всей этой скверной ситуации. Однако женщина немало удивилась моему нахальству, но быстро пришла в себя:

— Я спрашиваю, где карта? Её должна была привезти сюда Габи Иллеш. Ею ты назвалась в “Одиноком буке”, но выглядишь не так, как та девица, с которой я говорила раньше. Карта у тебя? Или ты подготовила какой-то другой сюрприз?

Я попыталась слегка освободить шею, но получилось плохо. Женщина оказалась на удивление крепкой, а длинный кинжал в руке делал её ещё опаснее. Отчего-то я не сомневалась, что она владеет им хорошо и убьёт меня, совершенно не дрогнув, если понадобится.

— Она надёжно спрятана. И я не отдам её, пока не получу свою… компенсацию за труды. Пока вы не перестанете меня душить. Я рисковала жизнью и свободой, чтобы добраться сюда, так что…

— Меня не интересует, — оборвала мою на удивление спокойную речь женщина. — Ты не получишь ничего, если не расскажешь, где.

— Я не скажу, где она, пока вы меня не отпустите, — я снова дёрнулась. — Или хотите убить? Тогда ищите карту сами сколько угодно. Или можете поискать других дурочек среди амант, которые согласятся украсть её для вас снова.

Нижняя сорочка липла к взмокшей спине, руки мелко подрагивали, а дышать становилось всё труднее. Но я всё же старалась сохранить лицо. В конце концов, без меня она точно карту не отыщет — в этом можно быть уверенной. Моим словам незнакомка, видимо, не поверила. Принялась обшаривать меня одной рукой, залезла в кошель на поясе, продолжая в другой сжимать оружие.

Я пыталась оттолкнуть её и проскочить мимо — а там выбежать бы на людную улицу и уносить ноги, пока цела.

— А ну стой, — женщина вдруг поймала мою правую руку и сжала пальцами так крепко, что я едва не вскрикнула от боли.

Она нахмурилась неверяще и зашептала что-то, в первый миг непонятное. Но постепенно из памяти начали появляться заученные слова древне-чайдеринского языка. Они не складывались во что-то связное: всё же заклинаний я не знала. Но понимала прекрасно, что это оно и есть, но каков прок от того женщине? Ведь они не могут управлять энергиями Колодцев? Но все мысли мгновенно выветрились из головы когда руку охватило страшным жжением.

— Не может быть… — покачала головой незнакомка. — Откуда?

Она приблизила лицо, опустив кинжал, вгляделась как будто в самую глубину глаз, в самую душу, словно там можно было увидеть какие-то ответы. Я вырывала запястье из её пальцев, едва сдерживая слёзы от боли, что плавила кожу. Как будто из меня начали вытягивать жилу за жилой. Но нет, похоже, она тянула из меня карту, и отчего-то сейчас мне не хотелось с ней расставаться. Потому что я знала, что в следующий миг меня просто убьют.

Всё тело покрылось липкой испариной, волосы у шеи намокли и противно липли к коже. Я упёрлась ладонью в плечо женщины, толкнула, но она и с места не сдвинулась, продолжая сверлить меня взглядом.

— Какой чистый поток, — проговорила она задумчиво. — Откуда он у тебя? Кто ты такая?

— Это кто ты такая?! На помощь! — выкрикнула я так, чтобы услышали на улице.

Но она, кажется, была слишком далеко. А из тех домов, что окружали нас, даже никто не выглянул. Эхо прокатилось в пустынном тенистом переулке, и затерялось где-то в вышине, растеклось по тонкой полоске неба, что виднелось между крышами. Вместе с тем как женщина продолжала тянуть из меня сокрытое внутри, я слабела всё больше. Меня никто не душил, но воздух вокруг как будто загустел и его очень трудно было вдыхать. Может, и убивать меня не придётся: я сама умру, как только из меня вынут карту? Отчего-то эта мысль, которая должна была нагонять панику, оказалась на удивление безразличной. Губы женщины шевелились, шёпот лился с них, как ядовитый поток, дурманя мысли, заставляя их сосредоточиться только на боли, которая уже охватила всю руку до плеча.

Но в тупую муть, что сгустилась в голове и вокруг, прорвались чьи-то тяжёлые шаги и голоса — совсем вдалеке. Захотелось отмахнуться от них, как от чего-то лишнего, незначительного — против той пустоты, что заливала нутро. Я даже голову повернуть не могла, до того перестала ощущать своё собственное тело — только натянутые, будто кожа на рамку в дубильне, мышцы.

И вдруг увидела вокруг не пахнущий плесенью проулок, а глубокую пещеру. Такие же тёмные стены, но вместо неба — каменный, изрытый глубокими тенями свод. Где-то капала вода, ударяясь в упругую поверхность лужицы. Что-то шуршало и вздыхало. Веяло мшистым камнем. Топало, отдаваясь гулкими отзвуками в глубине огромного грота. А с другой стороны доносилось гудение — умиротворённое, но могучее. Дыхание Колодца. Словно повинуясь ему, я повернула назад, вошла через извилистый ход на большой каменный уступ сразу за выходом из пещеры.



Счастная Елена

Отредактировано: 14.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться