Беглянка с секретом

Размер шрифта: - +

12.3

Пахло здесь привычно: пряностями, дымом свечей и самим Имре. Но партнёры уже привыкли не обращать на это внимание. Купец сидел на широком диване, положив ногу на ногу, и явственно прислушивался к тому, что творится в лавке, не нужно ли вмешаться и на что-то повлиять. Что ни говори, а несмотря на свою неоднозначную наружность, Имре обладал немалым обаянием. А уж язык его был подвешен вообще неведомым образом: уболтает кого угодно.

— Доброе утро, унбар, — маг покрутил в пальцах тонкую ножку изящного кубка отставил его на столик рядом.

Выглядел он довольно спокойным, а может, просто хорошо скрывал истинное расположение духа.

— Мне недосуг вести с вами пустые разговоры, Имре, — не стал Альдор соблюдать условности. — Если вы считаете, что вовремя унесли ноги и за это время мой гнев остыл, то вы ошибались.

— Что вы, — Имре поднял вверх раскрытые ладони. — Я знаю, что ваш гнев не остывает никогда. И потому считаю нужным попросить прощения за то недоразумение, что приключилось между мной и очаровательной помощницей вашего брата. Но… вы сами понимаете. Перед амантами сложно устоять простым, без особых сил, магам. А уж перед такими, как офате Делериш…

— Вы рассказали принцу о том, что она в Анделналте? — Альдора подошёл ещё ближе, и купец понемногу начал оседать, как прихлопнутое ладонью тесто.

— Если меня с пристрастием расспрашивают люди, приближенные к его высочеству, то я не могу промолчать, — развёл он руками. — Но я не говорил ничего конкретного. Просто вынужден был изложить свои мысли о том, что она очень похожа на ту девушку, которую ищут…

Альдор наклонился и крепко схватил Имре за грудки. Дёрнул вверх, ставя на ноги всю его солидную тушу. Купец испуганно качнулся назад, когда ткань, зажатая в кулаках, начала тлеть, испуская тонкий дымок.

— Ещё раз вы притронетесь к Йоланте, когда она будет приезжать к вам за камнями или за чем-то другим по моему поручению — и я хорошенько растоплю ваш жир. Может, тогда он перестанет давить вам на то, что взыграло так не вовремя. У нас ещё есть шанс сохранить хоть какие-то деловые отношения. А у вас лично — сохранить торговлю в Сингуруле и других городах на моих землях.

Имре попытался оторвать его руки от своей одежды. Но Альдор встряхнул его, призывая дать ответ немедленно.

— Я понял, господин де ла Фиер, — заговорил он торопливо, перейдя на обращение, которое мог и не использовать соответственно своему положению. — Но и вы тоже меня поймите…

— Я не желаю понимать того, кто обязан многим семье де ла Фиер. И ничем — принцу. Или вы считаете, что он одарит вас большой милостью? Нет, — Альдор отпустил мага, оставив рассматривать подпалины на дорогой рубашке. — А теперь я прошу вас отдать мне камни. И мы отдохнём друг от друга. Подумаем над тем, что будем делать дальше. И в ваших интересах сделать так, чтобы впредь выполнение моего заказа проходило без заминок.

Имре поправил съехавший на сторону воротник необъятной безрукавки и, явно выражая обиду, двинулся вглубь комнаты. Там погремел крышкой небольшого несгораемого сундучка и вернулся с льняным мешочком, в котором знакомо уже позвякивали камни.

— Вот, всё до единого, — он отшатнулся слегка, когда Альдор резко выдернул куль из его пальцев.

Заглянул в него, убеждаясь, что всё без обмана: теперь даже Имре верить нельзя — и вновь поднял на него взгляд.

— Вот ваша плата, — он снял с пояса кошель с серебром и бросил на стол. — За вычетом компенсации страданий, что пришлось испытать Йоланте в последнюю с вами встречу.

Имре недовольно покосился на мешочек, который мог бы быть гораздо полнее, если бы он не поддался своей похоти. И не зарвался бы, ощутив вдруг высшую поддержку.

— А кто компенсирует мне разбитые собирающие сосуды? — он ткнул пухлым пальцем в сторону торгового зала, в котором теперь, конечно же, не виделось никаких следов разорения.

— Не смешите, — фыркнул Альдор. — Вы маг земли и легко восстановили те флаконы. Так что ваши убытки слегка преувеличены. Считайте, что это пеня за ожидание заказа сверх обычного.

Он качнул мешочком с камнями и направился к выходу из душноватой— даже для него — комнаты. До сих пор невыносимо хотелось просто спалить её до обугленных стен. Наверное, никогда он уже не будет доверять Имре, как раньше. И от этого становилось горько в горле. Что творится вокруг, если рушится даже то, в чём ты, казалось бы, был уверен?

Альдор покинул лавку Имре под изучающим взглядом неизменно стоящего на одном месте охранника. После уложил камни в седельную сумку и повёл коня прочь с коновязи, что стала более заполненной с того мига, как он приехал. Разгорался день, люди выбирались по делам из своих домов. Хотелось пройтись. Хотя бы до площади пусть и стоило поторопиться в Анделналт, чтобы передать камни Маркушу: может, хотя бы ради них он решит пустить брата к себе?

Но внутреннее пламя так и качало — ощутимо, обдавая нутро горячими волнами. Потому Альдор всё же пошёл вдоль узкой улочки прочь от вереницы шумных лавок к не менее шумной площади. Скоро толкотня усилилась: видно, приезд бродячих артистов создал такую суматоху. Альдор неспешно скользил взглядом по лицам, что попадались на пути, по фигурам мужчин и женщин, которые в ярком свете разгорающегося солнца казались цветными пятнами. И внимание, чуть рассеянное, вдруг мгновенно сосредоточилось в острую иглу, когда на глаза попался знакомый наряд, который он видел не так давно. Альдор шагнул в сторону, чтобы вид не загораживала чья-то случайная спина. Стройная золотоволосая девушка легко увернулась от встречного горожанина и пробежала вглубь площади, то и дело прячась за сгустками толпы, раскиданными тут и там у прилавков, у витрин булочных, да и просто так, в праздной болтовне.



Счастная Елена

Отредактировано: 14.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться