Беглянка с секретом

Размер шрифта: - +

13.3

Он забрал у меня оживший камень и повертел в пальцах, пока ещё ничего не объясняя и не спрашивая. Но тот не гас, светился ровно и сильно. Его мутное сияние бросало на ладонь юноши бледные отсветы.

— Значит, я в вас не ошибся, — он прищурился, поднимая на меня взгляд. — Вы Собиратель. Причём очень сильный. Такие выверты неподвластны даже тому, кто зачаровывает эти камни для меня уже несколько лет. Он не умеет восстанавливать их силу. Приходится заказывать всё новые и новые. Честно говоря, у меня в сундуке скопилась их уже целая груда.

Вот, что имела в виду та женщина, когда спросила, кто я. Да разве же я знала сама? Что во мне таится сила, которую я всегда считала подвластной только мужчинам? Но меня не разобрало от гордости, не обрадовало новое о себе знание. Только в груди стало колко и душно от новых опасений: что теперь будет?

— Вы расскажете брату? — осторожно спросила я, ещё размышляя, стоит ли открываться полностью.

Стоит ли поведать Маркушу обо всём, что ещё скрывает моё тело? Или это навлёчёт на него беду? Ведь тот трактирщик предупреждал. Я не знала, будет ли гнаться за мной та странная незнакомка, которая, похоже, таила в себе похожие способности. Что могло поставить с ног на голову все привычные устои: женщины не обладают магией. Женщины — некоторые из них — только сосуды для сил мужчин, способные преобразовать их в новую жизнь. Но, если подумать, может быть, суть Собирателей схожа с ролью амант?

Так, же, как аманта передаёт силу ребёнку, так и я передала силу из одного камня в другой, сохранив первый таким же наполненным, каким он был. Так же Собиратели передают силу Колодцев всем магам, создавая каналы, по которым она перетекает по землям Чайдеаргинда.

— Мне не хотелось бы, чтобы вы продолжали обманывать Альдора, — нахмурился Маркуш, слегка встряхивая камень в ладони.

— Я не обманывала! Я не знала! — захотелось оправдаться.

А внутри заворочался червячок совести: всё же я лгу. Ведь сокрытие всей правды — это тоже ложь. Но не пожелает ли Альдор вновь выгнать меня, как было уже в тот день когда он узнал, что я — аманта? Сейчас всё было гораздо опаснее не только для меня, но и для всех, кто соприкоснётся с моей тайной. Кто знает, какие силы стоят за той женщиной? Вряд ли ей самой вдруг понадобилась карта. Наверное, она просто выполняла чей-то приказ. А вот чей…

— Вы не знали? — Маркуш встал, бросив камень на стол, как будто это была какая-то безделушка. — Разве вы ничего не чувствовали? Такое невозможно не чувствовать.

— Не знаю. До недавних пор, пока не оказалась в Анделналте, я ни о чём не подозревала. Не чувствовала потоков магии или Колодцев.

Я, кстати, не знала до сих пор, есть ли какой-то поблизости отсюда, даже нося в себе карту. Лишь обрывочные видения и порой вспыхивающая боль в руке давали понять, что она всё ещё во мне, и что это и правда карта Колодцев, разбросанных по всему королевству. Но неизбежно гаснущих один за другим.

Когда ситуация станет опасной? Когда мне нужно спохватиться? Но ведь карта, которая хранится во мне, не единственная. Наверняка те, кто владеют другими, уже знают, что происходит. Но нужно ли знать Альдору?

От мысли о старшем де ла Фиере снова стало тесно как будто в самом сердце. Когда этот мужчина перестанет лишать меня душевного равновесия, даже не находясь передо мной? Просто возникая в голове ярким образом: укором, угрозой, неутихающим огнём, который пугал и манил к себе одновременно. Он терпеть меня не может, да и я не стремлюсь видеть его чаще необходимого. Но что-то непрерывно связывает меня с ним. Может быть, этот живой дом, наполненный его силой? Его гневом, страстью, передающий его настроение и его тревоги.

Маркуш прошёлся по комнате, расстёгивая пуговицы безрукавки. Я наблюдала за ним почти бездумно, с головой поглощённая мыслями об Альдоре, как будто угодила в топкую болотину и увязала в ней всё сильнее. Юноша скинул верхний слой одежды и подозвал меня к себе взмахом руки. Я встала на неожиданно слабые ноги. Видно, пока сидела, они после долгой дороги в седле, почувствовали отдых и теперь просто не хотели шевелиться.

— Возьмите камни и каждый уложите вот в эти пазухи, — деловито распорядился он. — только одной стороной. Видите? — указал мне на закономерность расположения прожилок на каждом камне. Казалось бы, они были все разные, но подчинённые одному порядку — если приглядеться.

Один за другим я стала укладывать лёгкие, будто пористые, камни в вытянутые кармашки. И, кажется, ничего сложного, а занятие это требовало определённой сноровки. Когда закончила, обойдя вокруг Маркуша, пальцы болели от возни с жёсткой тканью.

— Я мог бы сделать это сам, — улыбнулся вредный мальчишка. — Но хочу, чтобы вы всё умели. Раз уж всё-таки остаётесь здесь надолго.

— Мне не сложно, — я легонько похлопала его по животу. — Так что? Вы теперь всё расскажете Альдору? О том, что поняли обо мне. О том, что поняла я.

Маркуш поправил пояс и взглянул на меня, приподняв бровь.

— Разве в этом есть что-то страшное? Поверьте, Альдор умеет хранить секреты.

— Я не хотела бы…

Юноша фыркнул с явственным упрёком и вернулся в кресло.



Счастная Елена

Отредактировано: 14.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться