Беглый жених, или Как тут не свихнуться

Размер шрифта: - +

Глава 4

- Спасибо за вкусный и сытный обед, Ксюша! – торжественно проговорил Василий, отодвигая от себя пустую тарелку. Салат он тоже весь практически умял один. – Разреши обнять себя.

- Это еще зачем? – напряглась я.

- У нас так принято. Если обед приготовила женщина, то таким образом мужчины признают ее превосходство.

- А мужчины у вас тоже готовят?

- Конечно! В этом вопросе у нас равноправие. Но женщина изначально считается слабее, и магией обладает в меньшей степени. Потому мы и выражаем свое почтение, когда она становится равной нам.

Не могу сказать, что поняла его посыл, но и промолчать не получилось:

- Женщины везде считаются слабее мужчин.

- Но так и есть, Ксюша. И в этом нет ничего постыдного.

- А когда мужчина вкусно готовит, женщины его тоже благодарят? – ляпнула я, не подумав.

- Если только сами этого хотят. Мужчина должен быть безупречен во всем.

- Ох уж эти мужчины! – не выдержалась и рассмеялась я. В любом мире они гнут из себя не известно что. А на деле многие из них гораздо слабее женщин. Не внешне, так внутренне.

- Так могу я обнять тебя? – повторил Вася.

- Думаю, обойдусь, - отчего-то смутилась я и принялась убирать со стола.

- Как скажешь, Ксюша, - прозвучал его голос без тени обиды или еще чего. – Жду тебя в комнате, будем учить химию… - и гордо удалился, только трусы и мелькнули в дверном проеме.

 Наболтал тут с три короба! Мужчины, женщины, равноправие… А посуду помыть не предложил. Какое же это равноправие, если он сейчас сыто развалится на диване, а я еще проторчу какое-то время на кухне, наводя порядок? Мужчины – они и в Африке мужчины. А в данном случае, в параллельном мире. Тьфу ты! От этой мысли снова стало страшно.

На этот раз Василия я застала в гостиной, но снова с моим учебником по химии. Теперь он листал тот еще быстрее – как только успевал что-то читать там, когда картинки мелькали как сумасшедшие.

- Становись сюда, - встал Василий и вывел меня на середину комнаты.

- Зачем?

- Сейчас все поймешь.

Сам он устроился у меня за спиной, касаясь ее зачем-то. И как я поняла, Василий вытянул руки передо мной и принялся ими размахивать, создавая легкий сквозняк. Тоже не понятно, зачем. И сосредоточиться я ни на чем не могла, когда он был так близко, что я даже через футболку чувствовала, какое горячее у него тело. Как и не могла не думать, что он в одних трусах сейчас. Даже радовалась тихонько, что не без них.

- Ксюша, ты не должна сейчас думать обо мне, - проговорил Василий мне на ухо, едва ли не касаясь того губами.

- С чего это ты взял, что думаю я о тебе?!

- Улавливаю легкое возбуждение, исходящее от тебя.

Я чуть не свалилась. Но ответить или хоть как-то отреагировать не успела.

- Сосредоточься на изображении.

Каком?.. И чуть не вскрикнула, когда в пространстве передо мной, прямо в воздухе стремительно начали появляться изображения химических соединений, формулы, даже фрагмент лаборатории, со штативами и колбами…

- Что это такое? – потрясенно пробормотала.

- Потом объясню… А сейчас просто смотри, не старайся запоминать. Важно, чтобы ты это все увидела…

Трехмерные химические изображения заполнили уже практически всю комнату. Я переводила взгляды с одного на другое, вылавливала все новые и новые и… наслаждалась! Мне это нравилось! До такой степени, что на губах играла легкая улыбка, а душа переполнялась радостью. Хотелось смеяться и даже петь. Все, что сейчас творилось рядом, казалось мне сказочно красивым!

- Все. Теперь просто смотри. И радуйся… - в голосе Василия слышалась улыбка, а сам он вернулся на диван.

Мне стало немного зябко, но это ощущения я прогнала, любуясь цветными изображениями, которые так и хотелось потрогать. Но я понимала, что они не настоящие, боялась, что если пошевелюсь, все исчезнет.

Постепенно все происходящее казалось мне все более нереальным. И спать хотелось все сильнее. Глаза непроизвольно начали слипаться. И в какой-то момент (не знаю даже, сколько прошло времени с начала моего «обучения») я едва не упала, такими слабыми стали ноги. Василий подхватил меня и уложил на диван со словами:

- Спи, Ксюша. Сон тебе сейчас необходим.

Последнее, что запомнила, перед тем как уснуть, это как картинки принялись исчезать еще быстрее, нежели появлялись до этого.

 

- О да!.. Да!.. Еще… Так, милый!.. Хорошо… - именно такие звуки ворвались в мое сонное сознание, чтобы пробудить его от крепкой спячки.

Я сначала даже не поняла, где нахожусь. И вообще мне снилась химия. Мы с Андрющей выполняли лабораторную работу. В пробирке дымилось что-то ярко-голубое, и я все боялась, что она сейчас взорвется. Дергала Андрюшу за рукав, чтоб загасил реагент, как вдруг он повернулся ко мне и принялся стонать. Громко так, томно, широко открывая рот и извиваясь всем телом. И главное, женским голосом. А потом и вовсе туман из пробирки как-то очень быстро расползся по лаборатории, и теперь я только слышала стоны и шлепки, но ничего не видела. И тогда я проснулась. Только стоны никуда не делись.

- Мамочки!.. - взвыла я, когда взгляд упал на плазменную панель, где двое занимались тем самым прямо на гинекологическом кресле. – Мамочки! – повторила, переполняясь паникой вперемешку со стыдом, и бросилась с дивана.

Споткнулась о ноги Василия, не заметив его трусов. А он, значит, сидел прямо на полу и смотрел… И как он только нашел этот чертов диск, который однажды притащил Андрюша, для разогрева, так сказать, а я его все никак не решалась выбросить, хоть и хотела уже не единожды.

Черт! Да где же эта кнопка?! Я тыкала во все подряд на панели, пока изображение не исчезло, а гостиная не погрузилась в тишину.



Надежда Волгина

Отредактировано: 08.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться