Бегство От Времени

Размер шрифта: - +

Бегство От Времени

Коридор. Снова. По обе стороны – двери, в неразличимом конце – свет. Иногда он мягкий, зовущий теплом. А сейчас холодный, нестерпимо яркий, до жжения в глазах и тяжести в затылке. Дверей много, их не счесть. Некоторые распахнуты, остальные закрыты, заколочены досками накрест, за ними слышны голоса, шум листьев, дождя, раскаты грома, еще, пока, далекого… Воздух становиться липким и вязким, на грудь давит невидимая стена, ноги отказываются идти, но все же удается сдвинуться с места и сделать несколько шагов. За открытой дверью ночь. Дом с нависшим над ним орехом. Темные листья обнима-ют маленькую деревянную веранду, пытаясь заслонить от надвигающейся бури. А в небе сплошные вспышки молний. Кажется, что там, за покровом облаков, развели гигантский костер и теперь языки пламени мечутся по всему мутному небу, пытаясь вырваться сюда, на Землю. Свет в окне, и силуэт – кто-то стоит на веранде, но лица не различить. Выложенная из кирпичей тропинка. Побежать бы по ней, постучать в дверь, шагнуть за порог… Свет из окна такой живой и теплый, что дом без него? Просто пустое строение, еще один осколок прошлого…
Боль под левой лопаткой. Тяжело дышать. Три ступеньки крыльца, скрип досок под ногами, и рука ощущает холод дверной ручки… Никого нет, а свет внутри яркий и не создает теней, он льется из стен, они живые, они смотрят и радуются приходу гостя, они помнят… Слышны голоса, позвякивание посуды на кухне, но что это? Нет туда двери, да и в кабинет не попасть. Коридор тянется прямо в зал. Свет тускнеет, по стенам пробегают огненные блики. Ноги вновь отказываются идти, а воздух становится липким и плотным, с невероятным усилием получается продвинуться вперед… В зале ничего не изменилось – тот же округлый буфет с тарелками и разноцветными кувшинами, старое трюмо, с почерневшим от времени зеркалом, и большой овальный стол посередине комнаты, погруженной в полумрак. Капля дождя скользнула по щеке, еще одна. Капли на столе, на подлокотниках кресла… Шуршат под ногами сухие листья… По небу прыгают колючие молнии, жалят темноту и она отступает за окна, пытаясь спрятаться в тени пляшущих деревьев. Порыв ветра подбрасывает листья с пола и поднимает выше стен, уносит в ночь. Еще одна дверь, за ней крохотная спальная комната, но за порогом темно и холодно. Туда не надо идти…
Ветер усиливается, редкий дождь превращается в ливень, со стола потоком течет вода, мокрые листья прилипают к стенам, зеркалу, мебели. Нужно возвращаться, но так сложно уйти, вернуться назад, туда, где нет дома с верандой и теплым светом за окном. Туда, где уже так  многого нет…
Опять коридор, свет в конце не такой режущий и холодный, как прежде. И ноги несут все быстрей и быстрей, почти бегом, мимо открытых дверей, за которыми забытые города, брошенные дома. Гул аэропортов, жалобные гудки пароходов и тепловозов. Вокзалы, порты, море, горы – все проносится мимо, и нет сил остановить этот бег. Время крутит стрелки часов на высокой башне то назад, то вперед. Башня нависает над коридором, вот-вот готовая упасть, она наклоняется ниже, слышен скрежет и лязг механизмов старинных часов. Уже различимы каменные стены, глубокие трещины от дождей и ветров…
Грохот, треск… Башня рвется на куски, отлетают стрелки часов, ломается циферблат – все летит в коридор, давя далекий, мерцающий свет огромными, обточенными временем, камнями…
Тишина… В небе инеем сверкают звезды… Лишь слышны удары колокола, еле уловимые, далекие. Там, на холме, одинокая сторожевая башня с деревянной балкой под самым верхом, вместо потолка, на ней колокол, его раскачивает ветер и он гудит, еле слышно.
Нет больше тяжести и липкой стены впереди, нет времени и брошенных домов, нет городов с темными улицами и нет каменных клеток, пахнущих плесенью… Трава под ногами, луна освещает холм и башню. Как же долог этот путь за спиной, как бесконечно долог… Но это – ТО место, дающее освобождение и возможность лететь. За небо, за звезды, за вечность…
Позади остается коридор, заваленный камнями, они пробили проход и нет больше замкнутого пространства прошлого, той надоевшей цикличности, бега по кругу. Хлопают уцелевшие двери от сквозняка, картонные макеты домов и городов осыпаются, покрываются снегом. Он летит тяжелыми хлопьями прямо со звезд и с каждой снежинкой становится легче дышать.
Пора. Колокол раскачивается сильнее, удары становятся частыми, сливаясь с биением сердца. Ноги отрываются от Земли, и тело быстро набирает скорость, все смешивается: снег, звезды, лунный свет. Слышны голоса там, впереди, но точно знаешь – больше не будет закрытых дверей.



Андрей Дюка

Отредактировано: 29.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: