Белая кровь

Размер шрифта: - +

Глава 7. От 09.11.16

***

 

Общая танатология давалась первому курсу с трудом.

Можно было хоть наизусть заучить учебник и методички, но все равно не суметь поднять мертвое тело.

Точнее, наполнить гниющий кусок мяса силовыми нитями и потянуть за них, подобно кукловоду, смог бы любой мало-мальски одаренный маг даже с другой направленностью дара. Но такой зомби полностью зависел от подпитки своего создателя — как только одна из нитей обрывалась, материал приходил в окончательную негодность.

Создать же дееспособного мертвеца было задачей совсем иного уровня. И именно на ней из года в год стабильно проваливалась половина первокурсников-танатологов.

Во-первых, многие нюансы зависели от цели создания. Должен ли был зомби защищать своего творца, атаковать противника, выполнять механи   \ческую подсобную работу или быть прилежным слугой — любой нюанс изменял формулу поднятия коренным образом. Опять же важно было тщательно отмерить вкладываемую силу, чтобы зомби не рассыпался на составляющие раньше положенного срока. 

Об уровне, когда призывалась душа умершего, для проведения следственных мероприятий, речи пока вообще не шло — это был высший уровень танатологии.

Но о будущих свершениях и уровнях специалитет в данный момент не думал. Он страдал. Вольешь магии больше положенного — тело, лежащее перед тобой, разорвет на куски, запачкав кусками гнилого мяса всех вокруг. А если меньше — мертвец не поднимется, тогда прощай зачет. А количество необходимой силы постоянно варьировалось, и повлиять на него мог и вес тела, и биологический возраст, в котором смерть настигла человека, и даже время, прошедшее с ее момента.   

Энтони еще раз перечитала билет и слабо улыбнулась, ей по счастливой случайности попалось не самое сложное практическое задание: заставить труп подняться на ноги и обойти преподавателя по кругу.

Леди Ивелин как раз принимала работу Шанайи, как обычно выполненную безукоризненно. Доставшееся Наорив тело женщины, погибшей в аварии кайлума, послушно выполнило кривой реверанс и изобразило несколько танцевальных па. При этом всем было видно, с какими трудом Шанайе удается контролировать движения мертвеца.

Прошло то время, когда они практиковались на животных.

Энтони снова перевела взгляд на отекшее тело подростка и еще раз перечитала прилагающуюся к нему карточку: несчастный случай, компания мальчишек забралась на заброшенную стройку. Множественные переломы, повреждения внутренних органов. Целостность и пригодность материала, как Рут подозревала, было лишь коварной видимостью. Если бы девушка пренебрегла базовыми правилами работы — уже бы отправилась на пересдачу, как случилось с несколькими однокурсниками. А если еще точнее — в душ, где двоечникам предстояло долго смывать с себя фрагменты доставшихся им тел.

— Ну-с, Рут, порадуйте меня.

Энтони сосредоточено кивнула и принялась за сканирование, которое шло первым этапом после первичного осмотра. Осторожно прощупав внутренние повреждения и превратившиеся в однородную кашу органы, Рут проложила силовые каналы, соединяя их с остатками нервной системы. Профессор Ивелин внимательно наблюдала за выверенными четкими движениями студентки.

Убедившись, что сделала все правильно, девушка начала медленно вливать в тело магию, наполняя направляющие нити. Труп дернулся. Энтони, удерживая в ладонях узловые каналы, скорректировала движения подростка, заставив его опереться сломанными руками о холодный стол и рывком сесть.

— Неплохо, но чуть аккуратнее и медленнее, — ободрила волшебница, — продолжайте, Рут.

Мертвец, едва не рухнув из-за подломившейся ноги, встал перед танатологом. И, запинаясь и с трудом удерживая равновесие, принялся обходить леди Ивелин. Кругом это, конечно, назвать было затруднительно, но Энтони надеялась, что правильность указанной геометрической фигуры учитываться не будет.

Магии в тело утекало все больше, будто в бездонный колодец. Энтони даже всерьез испугалась, что исчерпает резерв раньше, чем завершит задание. И заставила подростка двигаться быстрее, задействовав дополнительные каналы.

— Блестяще! — одобрила профессор и расписалась в зачетке. — Отпускайте вашего мальчика, я вижу, что вы на пределе. Вестмар, что там у вас! Шпоры можете не прятать, все равно они не помогут.

Энтони ощущала ужасное чувство дежавю. Девушка уже не держала тело, но оно не спешило оседать мешком из плоти и костей, потеряв силовой каркас, выстроенный танатологом. Более того — опущенные веки подростка странно подергивались, будто бы он пытался открыть глаза.

— Мама? — раздался едва слышный шепот.

Энтони едва не села на кафельный пол.

— Больно…

Тело не могло разговаривать! Голосовые связки безнадежно испорчены, мозг давно изъяли профессионалы, проводившие первичное вскрытие.

— Мамочка…

Вся группа в ужасе уставилась на труп подростка.

Подскочившая преподавательница несколькими высшими формулами окончательно упокоила мертвеца, а затем попыталась подхватить Энтони, которая окончательно обессилив, балансировала на грани обморока.

— Объяснительную тому, что произошло, принесете после Нового года, Рут. А сейчас я вызову вашего куратора, чтобы вас проводили до дома.

 

***

 

 — Ребята, я с вами чокнусь. Ни одна группа не терроризирует своего куратора так, как вы!

Лад потер лицо ладонями и взглядом святого великомученика уставился на четверку, снова сидящую перед ним на диване в доме Рутов. Те виновато съежились и занялись изучением собственных ладоней. Маг, убедившись, что немного совести у подопечных все-таки осталось, убитым тоном перечислил:

— Кестер не контролирует силу. Блеир выдает неэтичные примеры по Рейвелю. Один Рут пишет такие рефераты, что его можно сажать за подстрекательство к революции. Другая Рут не может упокоить жалкого зомби и пугает до седых волос весь первый курс танатологии вместе с профессором! Ау, это только первая сессия, что вы планируете делать летом?



Ольга Болдырева

Отредактировано: 09.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться