Белая ворона или ловушка для попаданки

Глава 3.

 

Направляясь в сторону дома Саяны, пыталась привести в порядок мысли. Нужно думать о том, как жить дальше, а мои думы о детях и прошлой… да, теперь, уже прошлой жизни, никак не давали сосредоточиться.

-Марушка! – меня окликнул звонкий женский голосок. Повернув голову, заметила приближающуюся ко мне, темноволосую девушку. Красивая! А коса у нее даже длиннее моей… то есть Марушкиной.

-Откуда это ты с утра пораньше? – она осмотрела меня с ног до головы и брезгливо поморщилась.

Ну, да, я совсем позабыла, что мой сарафан, после посиделок на грязной траве, у частично сгоревшего сарая, сейчас выглядел ужасно. Да и лицо мое, наверное, не лучше. Нужно было поспешить к Саяне, а я совсем не подумала, что в деревнях в это время уже все на ногах, думала, спит народ… И вот что странно, Олика что, ждала от меня ответ? Или это риторический вопрос, ведь по мне с уверенностью можно сказать, что иду я с пепелища. Имя девушки, само всплыло в памяти, их с Марушкой отношения никак нельзя было назвать дружескими.

-Ты же ни к Варушу ходила? – прищурившись и нависнув надо мной, рост ей позволял, Олика сверкнула гневным взглядом.

-Даже не думай давить ему на жалость! – прошипела девушка, приблизившись ко мне вплотную.

-Теперь ты ему и даром не нужна! Да никому ты здесь не нужна, скорее бы уже убралась из селения! – выплюнула девушка и развернувшись, гордо зашагала в сторону дома.

На меня ее речь не произвела впечатления, а вот Марушка, наверное, бы расстроилась. Варуш – сын старосты, видный парень. Марушка ему нравится… ну это по мнению самой Марушки. А вот мне показалось, что все его поползновения в ее сторону были с одной единственной целью… Отца у нее не было и никто бы даже не заступился за девушку, если бы Варуш лишил ее чести.

А ведь Варка ее предупреждала, ни раз, чтобы она даже не смотрела в его сторону. Но, как говорится, молодо-зелено… Девушка была влюблена и это не удивительно, семнадцать лет, любовь, гормоны, смазливый парень…Эх…

Реплика Олики о том, что я ему теперь не нужна, наводила на мысль, что девушка все же не устояла. К сожалению, моя память молчала. Но, думаю, такое событие не смогло бы оставить равнодушной влюбленную девушку, а потому, я сделала вывод, что ничего между ними… нами, не было.

Да, нужно привыкать, что теперь мы с Марушкой одно целое. Довольно странное ощущение. Вроде бы я – это я, но с другими, не всегда понятными мне, воспоминаниями и знаниями.

-Ох ты ж! – всплеснула руками Саяна, завидев меня на пороге дома.

-Иди ка ты обмойся, да одежу застирай. Вот, держи, - она протянула мне чистую рубаху и немного выцветший сарафан.

-А я пока на стол накрою. Иди, иди. И стоило бродить по углям из-за какой-то безделицы. – ворчала женщина, заметив, как я поставила на лавку ту самую шкатулку.

Вышла из дома и пошла к небольшой постройке, которую здесь называли умывальней. Что-то вроде наших бань, только без окон. Войдя в темное помещение, оставила дверь открытой, чтобы рассмотреть, как здесь все устроено. Немного подумав, оставила чистую одежду в предбаннике и вернулась в дом.

Мне были нужны ножницы, но вот как их попросить у Саяны? Навряд ли, она бы поняла, реши я показать ей пантомиму с пальцами на манер ножниц. Да и сомневаюсь, что здесь они вообще есть.

Под цепким взглядом хозяйки, нашла широкий, острый нож и вернулась в умывальню. Жаль было расставаться с такой копной волос, но если нас с малышами ждет дальняя дорога, то, у меня просто не будет возможности ухаживать за косой. Чтобы промыть такие волосы нужна помощь и, наверное, не одно ведро воды. Варка помогала в свое время девочке, а теперь вот некому. Да и кто знает, вдруг и в этом мире тоже есть вши…

Если бы у меня была возможность попросить помощи у Саяны… Только я уверена, что она ни за что бы не согласилась помочь мне, избавится от девичей гордости. Так что сама, все сама… Молча, прядь, за прядью на дощатый пол падали светлые как лен, длинные волосы. Не ровно, коряво, зато, как легко стало моей головушке.

-Ох, горюшко! Ты чего наделала-то?! – Саяна застала меня, когда я наклонилась к лавке, чтобы поднять свои постирушки и развесить их на улице. Чистая, переодетая в свежую одежду и с обрезанными, мокрыми волосами.

-А может ты и права, куда с такой косищей то в городе? – она окинула взглядом умывальню.

-Сожгла? – заметив тлеющий огонек в печи, спросила женщина. Я лишь кивнула и вышла на улицу.

 

После завтрака, в дом Саяны потянулись женщины с вещами для меня и ребятни. Как говорится: «С миру по нитке- голому рубаха». Пусть вещи были не новыми, но чистыми и целыми. В основном рубахи, пара сарафанов, штанишки, в общем все для теплой поры. А на носу осень…

И то, что мы уедем из селения раньше, говорит о том, что теплая одежда будет моей головной болью. Если бы только это…

 -Марушка, тебя староста кличет, - после ухода женщин, в дом Саяны забежал вихрастый, рыжий мальчишка и махнув мне рукой, выбежал на улицу.

Поняла, что приехал, тот самый разыскатель или по-нашему – следователь и поспешила вслед за мальчиком.

-Это она? – на меня свысока смотрел немолодой, крепкий мужчина. Хотя вопрос и предназначался старосте, его оценивающий, внимательный взгляд, был направлен в мою сторону.

Он с усмешкой взглянул на мои волосы. У меня бы просто не получилось обрезать их слишком коротко, да я к этому и не стремилась, а теперь, они волнистыми прядями, спадали на плечи. Благодаря тому, что волосы стали немного виться, утратив свою прежнюю тяжесть, были не так заметны неровно обрезанные концы. Правда, я так спешила, что не успела заплести их в косицу.

-Она, Марушка. Варкина старшая дочка, - пояснил староста, почесывая макушку, видимо тоже оценил мою новую прическу, но вслух ничего не сказал.

-Ну, вот, что я тебе скажу, Марушка… Поджога не было, огонь шел из избы, а значит, мамка твоя, забыла погасить свечу, когда легла спать, - спокойно, как ребенку стал объяснять мне мужчина. Однако, у меня на этот счет было свое мнение, но к сожалению, возможности высказаться не было.



Елена Алеева

Отредактировано: 15.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться