Белое Солнце Пустыни 70 лет спустя

Размер шрифта: - +

Глава четырнадцатая.

Неподалеку от ворот дворца Хана на бетонной дороге стоял небольшой белый самолет "Сесна". Его охраняли несколько моджахедов, с интересом разглядывавших необычный в этих краях самолет.

Между тем на балконе второго этажа, выходящего в сад, сидели двое мужчин. За последние дни дворец Хана уже потерял свой первоначальный вид. В некоторых местах дом был разрушен. В высоком заборе, окружающем дом, зияли большие проломы - следы двух боев, которые пережил дворец. Сад был испорчен следами тяжелой техники. Половина деревьев сгорела. Остальные ждали своего часа, чтобы быть разрубленными для костров. Во дворе стояло множество военной техники, шлялись моджахеды, расселившиеся в бывших хоромах партийного босса. Слышался гомон людских голосов: ругань, перемешивалась с командами. Рычали двигатели двух танков, которые были повреждены во время боя, и сейчас их пытались починить. Пахло машинным маслом, выхлопами и порохом.

Несмотря на это дворец сохранял в себе ауру былого величия. Он была все еще красив так же, как красивы развалины древнего Рима. Именно эту картину наблюдали двое мужчин сидящих на балконе. Один из них, здоровяк арабской внешности, курил сигару и задумчиво поглядывал на своего собеседника. Второй был европейцем. Это был мужчина лет сорока, нормального телосложения, с лицом циника и пропойцы. Было в нем что-то от легендарных детективов из голливудских триллеров сороковых годов и в тоже время что-то от суперагента 007. Мужчина был одет во френч и штаны цвета хаки, на его голове был пробковый шлем. Это был тот самый Джон Оккинг, он же Ларри Джексон, Серж Стравински, Тони Мак-Клауд, известный спекулянт оружием, двойной, тройной и иногда, в зависимости от обстоятельств, четверной агент различных стран, спецслужб, террористических организаций, компаний. В общем, человек ищущий мест, где можно крупно заработать и поучаствовать в интригах безумной сложности, когда сами участники не понимают, кто есть кто, и на кого он все-таки работает. Сейчас он представлялся  гражданином Ирландии. Оккинг пил из стакана виски и тоже курил сигару.

-У вас хороший виски. Настоящий шотландский. Откуда вы его взяли, Марид? - сказал он на английском.

-Прямые поставки. У меня большие связи, - ответил Хадат на том же языке.

-Великая страна. Жаль, что она рухнула. Но не нам ли знать, что ничто не вечно в этом сраном мире. Рим тоже был великой империей, и что теперь?! Одни лишь развалины Колизея. И все-таки меня мучает ностальгия. Раньше было интереснее. Какие интриги, шпионаж, коммунизм, империализм. А теперь одни лишь деньги! – он сделал многозначительную паузу, после которой его романтическое настроение тут же улетучилось, и сменилось деловым. -Итак, я здесь. Это значит, что я вам все-таки понадобился. Они потребовали новую сумму? Не так ли? А у вашего заказчика нет таких денег. Не правда ли? И вы решили сделать маленькую хитрость. Скооперироваться. Что ж я готов к сотрудничеству. Слушаю ваше предложение, - он выпил еще виски, наслаждаясь его вкусом.

Прослушав шараду Оккинга, Хадат выпустил клубы сизого дыма и улыбнулся, оскалив свои белые зубы.

-Нам три, одну вам. Сумму вы знаете, - сказал Хадат, снова вдыхая сигарный дым.

Оккинг пристально посмотрел на изрытое оспинами лицо Хадата.

-Не согласен. Фити-фити.

-Нет, невозможно, - невозмутимо ответил Хадат. - Три и одна. Только так. Плюс дальнейшее сотрудничество. Следующая партия будет состоять из пяти. Две ваши.

-Хорошо, - вдруг согласился Джон.

На самом деле Оккинг был изначально согласен на такие условия и понимал, что это лучшее на что он мог рассчитывать. Но совершить сделку без торга, даже если торг был всего лишь пустой формальностью, это было не в его характере.

-Вы хороший игрок, мистер Оккинг, - Хадат вновь оскалился. - Сколько вы заплатили Исмарилову.

-Я не понимаю, о чем вы говорите!? - возмутился Оккинг, искренне удивляясь, или по крайне мере классно играя, что он искренне удивлен.

-Вы еще и артист, мистер Оккинг. Вы учились по системе Станиславского?

-Я по-прежнему отказываюсь понимать, что вы, имеете в виду.

-Впрочем, какая теперь разница. Вы победили. Отряд Исмарилова сорвал сделку, вследствие чего поставщик поднял цену, и тут появляетесь вы. Нечего сказать - хитро придумано. Я вами восхищаюсь.

-Я по-прежнему утверждаю, что не имел чести знать никакого Имсарилова. – уже спокойнее продолжал Оккинг.

-Лучше ответе мне - кто прикрывает все это? Вашими махинациями уже давно заинтересовались в ЦРУ. Только благодаря моему авторитету они убеждены, что здесь не происходит ничего страшнее торговли устаревшими танками советской армии.

-Спасибо вам за это. Но изначально вас нанимали только для этого. Вы же влезли не в свои дела. - Хадат сказал это несколько нервно, сквозь зубы.

-Запомните: меня никто не нанимает! Я лишь сотрудничаю с теми, кто мне нравиться.

Оккинг сплюнул на пол с надменным видом, словно показывая, что он обо всем этом думает. Примерно минуту оба молчали, чтобы выпустить пар.

-Вы вышли на меня через Тажибаева? - наконец спросил Оккинг.

-И да и нет. Я выручил Абдуллу, и узнал про вас. Но потом его убили.

-Убили?

-Да. В начале его кастрировали, потом убили. Я лично не видел его труп, но мне рассказали мои люди.

Оккинг улыбнулся. -Наверное, одна из его женщин так полюбила его, что не захотела расставаться с его членом. - он засмеялся.

-Это не смешно, мистер Оккинг. - мрачно сказал Хадат. - Такая смерть не достойна настоящего мужчины. Тем более, если его на самом деле убила женщина….

Хадат посерьезнел и о чем-то задумался.

-Ладно, перейдем к делу. Когда вы сможете достать наличные?

-Наличные?! Я не работаю с наличными. Только счет.

Хадат занервничал.

-Я не думал, что вы… Мои поставщики работают с наличными.



Aleksand Rulev

Отредактировано: 22.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться