Белоснежка, 7 рыцарей и хромой дракон

Размер шрифта: - +

Глава 4. Чтобы узнать девушку, дай ей время накраситься

Команду стилистов, сопровождающую модель, меняли каждый конкурс. Иначе сотрудников бы опознали и по ним вычислили имя спонсора.

Выбранные новые стилисты и дизайнеры воспринимали приглашение на "Мисс Бриллиант" как бесценный куш и улыбку судьбы, какой бы ни была избранница спонсора. Мечтая продемонстрировать весь свой профессионализм и диапазон возможностей.

Но сейчас Николя, а именно под таким псевдонимом представился появившийся в нашем доме страус, сидел, обняв подрагивающими пальцами чашку горячего чая, и открыто скорбел.

Оказалось, что фигуристость хороша только для масс-маркета, одежды массового пошива. А модели высокой моды худые и малогрудые, в результате смотрятся возвышеннее и шить на них куда удобнее. У некоторых дизайнеров из команды Николя в итоге даже опыта конструирования одежды на фигуристых женщин не было.

- Что я девочкам скажу? – проникновенно спрашивал он у мамы.

- Скажете, что модель нестандартная и есть шанс отлично выделиться, - отвечала мама, которая всегда и во всем видела только положительное.

- Если они с Саней справятся, то вообще бояться нечего, - Хая была всецело на стороне стилиста, считая меня вариантом, крайне далеким от подарочного. Она уже успела заверить Николя, -  грудь – это еще цветочки по сравнению с его будущими открытиями.

- Еще не вечер, - мрачно бурчала она. - Хуже всего, когда вы начнете давать ей дельные советы, а она вдруг сообщит, что молодые люди с вами будут сидеть, только если вы их за пуговицу удерживаете.

Наконец, Николя пришел в себя и выгнал всех из моей комнаты: «Кыш-кыш, нам с Музой надо подумать».

Я оглянуться не успела как оказалась раздета до белья и водружена на стул. А стилист-дизайнер забегал вокруг меня с измерительной лентой, что-то бормоча и записывая в крошечный блокнотик.

- Меня никогда в жизни так быстро не раздевали, - уважительно пробормотала я.

- Звезда моя, девочки на показах должны переодеться за секунды. А конструкции бывают так сложны, что без помощи им не справиться. Поэтому перед тобой человек, который сумеет переодеть лыжницу на полном ходу, и не факт, что она заметит, - гордо сообщил молодой человек и постучал карандашиком. – Мой вердикт. Все запущено. Кожа почти не дышит. Волосы в печальном состоянии. С грудью – вообще беда, понятия не имею куда мы ее будем перераспределять. И самое главное – ужасная осанка. У тебя подбородок вниз оттянут, а плечи приподняты. Ты боксом случайно не занималась? Нет? Попробуй. Все данные сформированы.

Я посмотрела на себя в стеновое зеркало, потом на Николя.

- То есть сделать из меня красотку для конкурса невозможно?

- Невозможно, звезда моя, приличной девушке жрать после шести. Вот это невозможно. А сделать из тебя настоящую королеву подиума просто маловероятно. Задача, достойная Николя!

Он выхватил из своей сумки планшет большого размера и начал его включать, бормоча: «Сейчас сообщим господину Сухоревскому, что у нас все хорошо».

Спрыгнув со стула, я бросилась к одежде, уже понимая, что от стилиста можно ожидать чего угодно. И действительно, буквально через минуту он развернул ко мне экран с видео-изображением Игоря Владимировича, вольготно развалившегося в огромном кожаном кресле и попивающего что-то из квадратного низкого бокала.

Работодатель хмуро осмотрел меня, встрепанную, ненакрашенную, в кое-как натянутом банном халате и спросил:

- Николя, это кто? На хрена ты хвастаешься? В курсе, что это статья, черт тебя побери?

Вдруг он замер. Медленно отставил бокал на столик и наклонился вперед.

- Саша?! Вы?!

- Она! – развернул к себе экран обеспокоенный Николя. – А зачем меня под статью, Игорь Владимирович? Я же не протестую, принимаю, что есть, никаких претензий.  У нас с Сашей все отличненько, работу начали, невыполнимых задач нет, завтра вы ее, дорогушу, уже не узнаете.

- Да я ее и сегодня не узнаю, - хрипло сказал Игорь. Звуки наливаемой жидкости и глотков. – Подожди, немного в себя приду. Охренеть. А я-то Артему: «Она тебя за семь минут сделала, а я ее сразу раскусил…» Все. Покажи-ка мне ее еще раз.

Планшет повернули. И мы посмотрели друг на друга в упор.

Учитывая, как меня только что пропесочил стилист, сообщив о полной внешней запущенности, и некоторую собственную неловкость от введения Сухоревского в заблуждение относительно моей истинной внешности, я почувствовала себя неуверенно. Что бывает нечасто, обычно мне все равно, что думают обо мне другие люди.

- Так-так, - иронично сказал Сухоревский, - а я-то удивлялся, почему мои люди не могут найти нужную девушку по указанному адресу. Из девушек в соцсетях и на фотографиях перемещения у входной двери только какой-то белобрысый подросток со странными хобби.

Я пожала плечами. Да, Хая у нас активная, чем только не интересуется. Это мне вечно некогда на форумах сидеть. А внешность…

- Сожалею, что пришлось использовать парик. Как я говорила ранее, пришлось подстраиваться под ваши вкусы. И я – совершеннолетняя.

- Уже вижу, - медленно улыбнулся мужчина, улыбка буквально проявлялась на его губах, как у чеширского кота. - Знаешь, Саша, забудь про мои вкусы. Я сейчас понял, что готов по-новому взглянуть на девушек. Впервые вижу «девушку-конструктор». В этом что-то есть. Прямо открываю для себя новые возможности.

Дура из меня всегда получалась отменная. Очень похоже, что руководство решило «подкатить», а в отношениях «босс-подчиненная», наученная опытом с профессором Дунаевым, я предпочитаю сразу расставлять акценты. Только недавно я почувствовала себя взрослой девушкой, еще год-полтора назад многие друзья воспринимали меня исключительно как хорошего приятеля, и я никак не могла привыкнуть ко всем этим томным, раздевающим взглядам. К тому же я не добрая самаритянка, не планирую возлюбить ближнего. Я еще выбираю.



Светлана Суббота

Отредактировано: 08.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться