Белоснежка, 7 рыцарей и хромой дракон

Размер шрифта: - +

Глава 6. Танцы? Это когда быстро ходят под музыку? Тогда умею

- Чем ты думала? Одно дело – «случайные» падения. Эти дуры хотя бы вид приличий соблюдали. Ты понимаешь, что я могу тебя дисквалифицировать за некорректное поведение?! Додуматься надо! Как обезьяна прыгнула! Кандидатка в мисс Бриллиант!

Артем Демидович медленно ходил по моей комнате, прихрамывая от боли в травмированной каблуком ступне.

Довольный Денис развалился в кресле и счастливо щурил глаза. Не знаю, что было выигрышем, но оба эмоционировали не по-детски.

- Не нападай на девочку. Ну, сдурила. Оштрафуй ее как глава судейской коллегии за нападение при исполнении. Кстати, исполнено обоими было мастерски. Саня, великолепно висела. Темыч, твои руки на ней отлично смотрелись.

Артем схватил подушку с моей кровати и запустил прямо в ухмыляющееся лицо ведущего.

- Охренел основной инструмент портить? – возмутился тот.

Но Артем его уже не слушал, он смерил меня изучающим взглядом и вынес вердикт:

- Десять штрафных очков. Это почти гарантированный вылет из первого же конкурса командного танца. Учить танец будете все вместе три дня. Потом открытие конкурса, и к концу дня жюри подсчитает баллы каждой. Твои – с минусом. Ночью пройдет спонсорское голосование, тебя оно уже вряд ли будет волновать. Поэтому дурацкий псевдоним «Белоснежка» я оставляю. Владей. Прозвища не тайные, используются только во время ночных голосований, но и тебе, и Сухоревскому будет наукой. Пусть остальные посмеются, что за эрудит назвал блондинку именем принцессы-брюнетки.

Говорил он раздраженно, стараясь на меня не смотреть. Намного более отстраненный, чем при нашем знакомстве, совершенно отключив свое теплое обаяние.

А я даже выдохнула облегченно. Если быстро выкинут с первого тура, глядишь, Денис не забудет о своем предложении, возьмет меня ассистенткой. Жизнь такая штука – одни плюсы вокруг.

- А какое прозвище у Регины? - поинтересовалась я. Из чистого любопытства, интересно же.

- Жасмин, - улыбнулся Денис, - в этом году тайное голосование по сказочным принцессам. Высокая рыжуля, которая художественно стреножила на входе нашего элитного «жеребца» – Ариэль.

Артем Демидович молча взял за шкирку Дениса, вытащил его в коридор и хлопнул за собой дверью.

- Уф, - сказал все это время молчащий и пытающийся слиться с полосатыми обоями Николя, - нас не дисквалифицировали – это плюс. Но так разозлить директора конкурса… шеф нам не простит.

Я по своей энергичности часто попадала в ситуацию несправедливости. Мальчишки-друзья во дворе разбивали окна, а ругали меня: «Хорошие девочки дома сидят, а не во дворах хулиганят, носятся, окна бьют приличным людям».

Писала, рисовала школьную стенгазету четыре года подряд и только в выпускном классе узнала, что учительница по труду все это время получала за газету премии на конкурсах районо. Надо ли упоминать, что эта дама ничем мне не помогала, даже не подходила.

В нашей семье за все привыкли ругать меня: падала ли ваза или ломался замок. Потому что маленькой – я была отчаянной хулиганкой и к этому все привыкли.

Отправляя меня в университет, Фира сказала только одно: не приучай людей все на себя взваливать – потом не отучишь. И ездить на себе не приучай.

Это как в анекдоте:

- Доктор, что делать? На мне все ездят.

- Милая, седло сними.

Вот и сейчас. Где-то точно была загвоздка, пресловутое седло. Я не понимала какой-то особенности конкурса, которую понимали все, кроме меня. Если так пойдет дальше, я стану классическим мальчиком для битья. В общем, хватит непонимания и ожиданий, что "само прояснится". Пора переходить к допросам.

- Николя, скажи мне прямо, дорогой друг, почему, когда другие топтались по ногам Артема, это было нормально. А когда я честно залезла на руки и прекратила этот балаган, мне - минус десять очков?

Стилист выдвигал ящики трюмо, изучая их вместительность и был очень занят. Комнату мне выделили огромную, очень белую и романтично дополненную декором а-ля Прованс: нежно-сиреневые и салатные оттенки, аксессуары, милые детальки. Никогда не была романтичной натурой, но я же девочка, как устоять против букетиков. Поэтому место временного проживания мне очень понравилось.

Николя же все эти красоты абсолютно не трогали, он деловито обследовал ящики, распаковывал бьюти-саквояжи и, бурча, переносил вазочки-статуэточки на подоконник.

- Драгоценная моя, просто следуй правилам.

- Ау, я задала конкретный вопрос. Ответь, пожалуйста, развернуто и аргументированно, это в наших общих интересах, иначе в другой ситуации, не поняв причины, я опять оступлюсь. И на этом не только мое, но и твое присутствие на конкурсе завершится. Тебе это надо?

Страус поднял напомаженную голову и несколько раз задумчиво моргнул, взвешивая довод. Убеждать, как и втираться в доверие, я умела. Это часть моей будущей работы, вот и приходилось постоянно оттачивать мастерство. Лапшу вешать я не любитель.

Скорее – профессионал.

- Ладно, покажу один раз, - с сомнением произнес Николя, - но обычно люди не могут изменить себя. Это где-то здесь и здесь. Заложено изначально.

Он постучал пальцем себя по лбу и грудине.

- Смотри! – на покрывало кровати лег планшет. – Ты хотела решить ситуацию, помочь Артему? Ты вообще, звезда моя, говоришь и делаешь все для результата, ищешь быстрых решений.

Я насторожилась.

- Даа. А нужно как?

Николя хохотнул.

- В этом конкурсе важно не что ДЕЛАЕШЬ, и даже не что ПОЛУЧАЕТСЯ, а как это ВЫГЛЯДИТ. - Он зашел в Интернет и быстро что-то набрал в поиске. - Смотри. Это ты повисла на Артеме.

Ого, как быстро работают мои коллеги по перу. На странице конкурса в разделе «Новости и слухи» красовалась фотография с прямо-таки дворцовой композицией. В проеме парадной двери возвышался Артем Демидович Полунин, удерживающий вцепившуюся в него фигурку. Лица ноши не было видно, зато четко получилось удивленное выражение лица директора и две руки, хватко поддерживающие за ягодицы.



Светлана Суббота

Отредактировано: 08.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться