Белый король

Размер шрифта: - +

Добро пожаловать в Академию!

Мэдэлайн вошла в шумную аудиторию в компании подружек. Негласная королева факультета пребывала в отличном настроении. 
- Он улыбнулся мне, - сказала Мэдди, прижав учебник по общей магии к груди. 
- Сам Аксон? Серьезно? - интересовались приятельницы.
- Сам Аксон! - со всей важностью сказала счастливица, и направилась к своей парте вместе со свитой. Приветствия, которыми сыпали однокурсники были ей в тягость - отвлекали от интересной беседы, так что Мэдэлайн отделалась парой легких кивков, чтобы не погрязнуть в ненужных разговорах.
- Я шла мимо плакучей ивы, той что постоянно собирает в своей тени толпы студентов. И бац! - Мэдди бросила на стол учебник по Математическому Анализу Энерегетических Полей, - На встречу мне идет Он!
- Какой он? Расскажи! - умоляли подруги.
Мэдди мечтательно закатила серые глаза и сделала глубокий вдох.
- Бесподобен, безупречно красив, и главное, потрясающе силен в магии. Вы слышали, что он может вызвать настоящий смерч?
- Ага, зато потом будет восстанавливать силы дня этак три, - послышался насмешливый голос  Альберта.
- Закрой рот, не с тобой разговариваю, - сказала Мэдди, даже не поворачиваясь к умнику.
Альберт ухмыльнулся, в то время как его заклятая соперница по всем учебным дисциплинам, продолжала восторженную речь:
- Мы встретились взглядом, я почтенно улыбнулась в приветствии, а он сделал легкий кивок, и улыбнулся в ответ! У меня земля из под ног ушла, его красивое утонченное лицо, уверенная походка, высокий рост... все до сих пор перед глазами! 
- Мэдэлайн! Да ты влюбилась! - вскрикнула Анабэль.
- А я уж думала, с тобой этого никогда не произойдет, - сказала Ирэль.
- Да тише вы, -  спохватилась Мэдэлайн, - не влюбилась, а восхитилась. На вас посмотрю, когда вы его увидите, - Мэдди улыбнулась, а затем добавила, - Говорю вам Он - сам Бог!
Самопровозглашенная принцесса поправила светлые локоны, убрала соринку с зеленого пиджака, на котором была нашита эмблема Академии и обратилась к подругам: 
- Ну как я выгляжу?
- Как всегда отлично, - ответила Ирэль, сев с подругой за парту.
- Неплохо, но бывало и лучше, - съязвила Анабэль, заняв место позади подруг.
Мэдди повернулась и шепнула ей: " Не хотела портить тебе настроение, но оттенок этой красной помады делает тебя похожей на шлюху, лучше сотри", перед тем как отвернуться Мэдэлайн подмигнула подруге. 


"Но ведь ты сама мне ее подарила, стерва", - разозлилась про себя Анабэль. Она стала беспорядочно малевать каракули в тетради, с каждым разом сильнее увеличивая нажим на перо, до тех пор пока бумага не порвалась точно в центре. Анабэль швырнула принадлежности на другой конец стола. Сказать подобное в слух ей не хватило бы духу.  Страдания от роли даже не второй, а третьей скрипки порядком надоели. Но что оставалось? Числиться в свите Мэдэлайн было слишком престижно. Пускай она богатая, самоуверенная выскочка, но быть с ней так здорово: "Клуб Мэдди", предмет зависти девчонок, и любопытства парней. Если ты в нем, то обречена на внимание со всех сторон. 
Еще до поступления в Академию Анабэль учились в одной школе с Мэдэлайн. Однажды весь класс устроил Мэдди бойкот за ее высокомерное поведение. Думали ее проучить. Не вышло. Мэдэлайн ходила на уроки в прекрасном настроении, и казалось, замечательно обходилась без друзей. Выглядело все это комично: будто бы бойкот существовал для всех кроме нее. Она знала, если хоть кто-то пойдет дальше чем демонстративное молчание, и захочет проучить иными методами, то один щелчок пальцев и папочка Маркиз МакЭббот быстро решит все проблемы. Во время бойкота Мэдди отлично училась, всегда давала списывать, покупала сладости на весь класс, так что долго ненавидеть ее не вышло, пришлось мириться с несносным характером избалованной девчонки. Анабэль всегда завидовала и восхищалась ею, но удачно вписаться в подружки удалось лишь в выпускном классе. Мэдди поперхнулась вишневой косточкой в столовой, и Анабэль не растерявшись, надавила на живот с такой силой, что косточка тут же вылетела. Мэдди тогда скривилась, схватилась за живот, возмущалась на чрезмерно приложенную силу, но с тех пор взяла ее под свое крыло. 
Тогда жизнь Анабэль сделала крутой поворот, из неуверенной в себе недотепы, она превратилась в невероятной красоты девушку с копной густых каштановых волос, зелеными глазами, и роскошной фигурой. Посиделки с подругами, милые секреты, и прочие радости женской дружбы стали частью ее жизни. К тому же отец заклятой подруги был всегда очень мил, обходителен, прекрасно выглядел, и часто развлекал подруг интересными историями. За годы дружбы маркиз стал воображаемым отцом для Анабэль, ведь своего она даже ни разу не видела. Девушку печалило, что в пьесе Мэдди ей всегда отводилась роль второго плана. Крайне несправедливо: грудь-то у нее значительно больше, ресницы гуще, нос меньше словом она обходит Мэдди во всем! Во всем, кроме учебы и самоощущения. Мэдэлайн светловолосая, бледная, худая, плоскогрудая просто возмутительно уверена в себе! Каким-то образом ей удавалось вынуждать людей смотреть на нее ее же глазами. А уж в своих-то глазах Мэдди ощущает себя не меньше чем королевой!
Как ни старалась Анабэль копировать замашки подруги, как ни внушала себе, что она красивее - ничего не выходило. Она тоскливо посмотрела в окно, где виднелась огромная плакучая ива, и вздохнула: "даже Архимага Воздуха, о красоте которого ходят легенды, первой встретила Мэдди".


В класс вошла Миссис Уилсон. Пожилая леди, с осанкой балерины загадочно улыбалась.  По обе стороны от преподавательницы плелись двое новых учеников. По их виду становилось ясно - они недавно прибыли и последнее чего в такой момент хочется - представлять себя аудитории.
- Дорогие мои, - начала со всей присущей ей серьезностью, - знакомьтесь наши новые ученики. 
Рядом с двумя новенькими миссис Уилсон казалось совсем низенькой, хотя рост ее был не меньше чем средним.
Молодые люди казались двумя противоположностями друг друга, которых как на зло свели в одном месте.
Парень слева от нее был одет совсем просто: потрепанные ботинки, потертый синий комзол, выцвевшая серая рубашка. Вид у него был усталый и тусклый, прямо как взгляд его серых глаз. Единственное, что блистало в общем портрете - золотистые длинные локоны, которые словно переливались в лучах солнца. 



Мэри Холивэлл

Отредактировано: 20.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться