Белый Коршун

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 18

ГЛАВА 18

После ссоры со Светкой идти домой совсем не хотелось. Там сегодня у мамы сходка с подругами, а это мне только настроение сильнее испортит. Значит, поеду к Диме, он как раз сегодня утром звонил с поздравлениями и звал меня к себе в гости. Правда, звал он меня вечером, сейчас брат на работе, но у меня же есть ключи от его дома.

У Димы мне стало заметно лучше. Всё дело в Киллере, этот чудо-пёс умеет развеселить! Мы немного порезвились во дворе, потом вместе пообедали бутербродами, и я уселась в зале на диван, уткнувшись в телефон. Руки так и чесались открыть страницу Ильи, но я пыталась себя сдержать. Чтобы отвлечься, стала фотографировать Киллера, а потом мы с ним и вовсе устроили селфи, и я даже фотографию у себя сменила. Теперь, вместо той половинчатой тёмной фотки, на моей аватарке красуются две счастливых физиономии: моя и собачья.

Первым новое фото оценил Дима и тут же прислал мне сообщение:

"А кто это там с моей собакой дурачится?!"

"С моей собакой!" — отправила я со смайликом, показывающим язык.

"Чё это?!" — возмутился брат.

"А я эту собаку чаще вижу!"

"Аргумент. Ты чего так рано, мой птенчик?"

"Да просто… не знаю, что ответить. Так получилось."

"Что случилось?" — тут же насторожился Дима.

"Ничего особенного… со Светой поругались."

"Ну вы даёте! Восьмого марта!"

"Бывает…" — на самом деле — нет, не бывает!

Мы со Светкой жили душа в душу, пока не появился Ваня! Блин, я так боялась поругаться с подругой из-за парня, и вот, на тебе, пожалуйста!

"Ладно, не грусти, мой птенчик. Я скоро приеду!"

"Что, в Международный Женский день люди болеть не желают?"

"Неа, и врачам ничего не остаётся, как коротать время в интернете!"

Кстати, Илья тоже был сейчас онлайн, и я втайне надеялась, что он пришлёт мне хотя бы крохотное сообщение с поздравлением, но Сергеев молчал.

Как, к слову, и тот странный Охотник. Больше он мне не писал, но в сети появлялся регулярно, что меня очень беспокоило. Почему молчит? Илья ли это?

Сейчас на этот вопрос я себе отвечать не хотела, потому что в сети они была оба. Но ни от Ильи, ни от Охотника сообщений не приходило, а ещё я понимала, что на работе Илья точно не смог бы сидеть в интернете сразу с двух аккаунтов. Это не он.

А, если это не Илья, то стоит ли мне дальше общаться с загадочным Охотником? Хотя, мне ведь не пишет и он, с кем я там общаться собралась? Но если Охотник снова пожелает со мной говорить, то я поставлю условие: либо он раскрывает свою личность, либо пусть идёт к чёрту. Вот так.

Чтобы как-то скоротать время, мы с Киллером завалились спать, а вечером приехал Дима. Любимый брат порадовал меня букетом цветов и большой пиццей, за что получил поцелуй в щёчку и всеобщее признание. Ну, моё и Кили, который пицце тоже очень обрадовался. Мы устроились в гостиной, прямо на полу, как настоящая дружная семья!

— Останешься у меня? — с набитым ртом поинтересовался брат. — Я тебя отпросил уже.

— Конечно! — обрадовалась я. — Только мне за сумкой в школу надо будет домой заехать.

— Я отвезу завтра, чуть раньше просто встанем.

— Ты самый лучший брат! — похвалила я.

— Угу. А уроки? Катя требовала, чтоб ты выучила.

Я махнула рукой:

— Ой, да ну их. Не страшно.

— Согласен, — улыбнулся Дима. — Чёрт с ними! — кажется, ему всё равно, каким образом побесить мою маму, даже через уроки.

Я снова чмокнула его в щёчку:

— Говорю же, что лучший!

— Ну, ты с похвалой-то не перегибай! — рассмеялся брат. — Так что там у вас со Светой?

— Да ничего, — погрустнела я.

За весь день подруга мне так и не позвонила, а значит — ничего не поняла и вины своей не признала.

— Парня не поделили? — полюбопытствовал Дима.

Я сморщилась:

— Фу! Сдался он мне! Но поругались из-за него, — со вздохом добавила я.

— Это как так? — не понял брат.

— Да надоел мне этот… этот…, — я запнулась, подбирая подходящее для Ивана ругательное слово, которое можно было бы при Диме произнести. А то брат у меня, конечно, тот ещё сапожник, но мне за не литературные слова влетит. — Парень её…, — так и не найдя нужного "обзывательства", вздохнула я. — Вечно везде за Светкой таскается, нам не поговорить даже!

— Так, может, Света сама его с собой зовёт? — справедливо заметил Дима.

— Сама, — нехотя призналась я, — но он же мог бы и отказаться иногда!

Дима рассмеялся и развёл руками:

— Ну, тут помочь точно не могу, сами разбирайтесь.

— Не буду я разбираться, — буркнула я с обидой. — Это она виновата.

Пусть извиняется. А нет — пусть тогда выбирает, кто ей дороже.

— Как ты себя чувствуешь, мой птенчик? Ты же не будешь больше так переживать? Маринка сегодня за тебя спрашивала.

Я пожала плечами:

— Нормально.



Наталия Никульшина

Отредактировано: 28.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться