Белый пират

Размер шрифта: - +

1.

(Извините, в связи с возможным изданием полный текст убран из свободного доступа)

БЕЛЫЙ ПИРАТ

 

дефективный роман

 

юмористическое фэнтези

объем 13,3 а.л.

 

1.

Витёк не-на-ви-дит томатный сок.

И не такой уж он вегетарианец, чтобы отказываться от всего, отдаленно похожего на кусок мяса. Если бы шашлычок кто предложил… за милую душу!.. Или хоть рыбку… Даже кузнечика… Лучше не надо о еде!

Да, так о чем я? Вообразите отчаяние родителей, когда единственный наследник, потомственный вампир, уродился аллергиком. И не только не собирается ратовать за умножение и чистоту родовой крови, слова этого слышать не может! Не говоря уж о самой натуре. Не то что капли в рот не берет, даже густой девичий румянец вызывает у него легкую тошноту. Ну как же, кровь просвечивает! "Кровь-с-молоком" – брр! Кому-то фирменный коктейль, а Витёк даже томатный сок дискриминирует. Надо допить скорее, ведь явится сейчас и снова будет ныть о своей тонкой страдающей душе.

Естественно, закажет пива. Это он только с точки зрения вампиров непьющий, а так-то ого-го! Цистерна влезет! А где взять два гроша на кружку?..

Явился. Не то что среди вампиров, среди нормальных посетителей "Спелого кабачка" ВиктОр инороден, как забытый возле винной лавки малютка. Ну, бледный, ну высокий, довольно тощий, отнюдь не жгучий брюнет, хотя темней меня, конечно. Потому что не выгорает.

Днем Витёк вечно в панамке, солнечных очках и вместо пончо носит украденное в момент сушки покрывало в потертые цветочки-кубики. Так прячется от солнца. Ночью кутается в то же покрывало от холода. Это я обычный неприкаянный дикарь-курортник. А в нем за милю видно махровую беспомощную интеллигентность, даже когда он без очков. Напугать Витьку не удалось бы самого нервного породистого жеребца, боящегося пролетевшей мухи — сразу на дыбы! У  момент сушкибики. панамке, солнечных очках и закутан в украденное где-то тонкое цветасмоего аллергика даже клыки не выросли, которые торчат у прирожденных вампиров позади чуть выдающихся верхних клыков и растут не сразу, как наши зубы мудрости.

Взял в кредит пива и ко мне.

— Уууух завывает! Бррр! — доложил Витёк. Он два часа разведывал перспективы ночлега на пляже. Мокрый от брызг и растрепанный ветром, но, судя по тому, как зябко ёжится, "завывает" недостаточно. На грозный шторм надежды нет. А значит, и в трактире на ночь не оставят. Обычай Побережья нерушим: в непогоду на улицу никого не гонят. Но для этого должен действительно врезать ШТОРМ или ЛИВЕНЬ. Такой, чтоб уххх!

А нынешнее легкое волнение только лишает нас привычной спячки под открытым небом, не открыв ни малейшей альтернативы.

Придется искать крышу.

Мы не стали тянуть, надеясь на морскую непогоду. Лучше уйти сейчас, пока не полностью стемнело. В пасмурных сумерках мы уныло брели вдоль пляжа. Витёк тихо скулил, когда редкие капли дождя пробивались за воротник.

Южные, а холодные!

Уже полтора месяца мы, как привязанные, топчемся на этом пятачке Побережья. Не дальше дневного пути в любую сторону от мыса Трататам. Даже не верится, что раньше жизнь шла по-другому, не в ежедневных, вялых на жаре и оттого особенно изощренных, стремящихся к затрате минимума сил, поисках пары монеток на хлеб насущный. Вернее, на пиво насущное. Поскольку любой напиток, натуральный или квашеный, дешевле привозной пресной воды. Неужели мы ходили над волнами, в морском просторе на борту собственной небольшой шхуны "Милой бестии"?!

НЕ ВЕРЮ!

Но знаю. И каждый раз мечтаю, засыпая, что это снова повторится. И наша крошка вернется к прежним владельцам. От этой глупой мысли засыпать теплее, а цифры долга в полусне не кажутся такими неподъемными. Что мне считать их? Не бараны! Даже не слоники! Подумать — фиг заснёшь!

Ещё пару таких заходов и "Кабачок" окончательно откажет наливать в кредит. Надо двигать восточнее, в Китонарий. Хоть на погрузке в порту можно постоянно прокормиться. Но мы привязаны к треклятой бухте, между торчащими, как клешни лунного краба Трататамом и Тратататутом.

А всё эта мелкая селедочная сволочь Жора Мезенцев! "Капитан Штопор"!.. Чтоб его прибором Нептун на дне бутылки открывал!

Обещал, гад, что через две недели – как штык, то есть, как штопор! Тогда поговорим. А сам — как в воду…

Собственно, туда как раз и слился. Море-то рядом. Открытое для всех, но не для нас…

Понятно, рано или поздно этот ластоногий козерог, известный раньше как боцман Мизинец, по случаю удачной инвалидности повышенный до капитана, вернется на своём "Синем дятле" в грузовой порт Атоллы, чтоб отчитаться в очередных паскудствах хозяевам на Черной бирже. А чтобы обсудить условия возвращение крошки, надо хотя бы встретиться с Жорой.

Второй вопрос, насколько сделка реальна. Первый — как дотянуть, подкараулить Штопора и самим не загнуться спиралью раньше?



Эллин Крыж

Отредактировано: 14.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться