Берегиня. Книга 1. Первые шаги

Размер шрифта: - +

Глава 15. Подземелье

 

     

Проснулась Света оттого, что кто-то щекотал её, проводя по носу чем-то пушистым. Она чихнула, почесала нос и открыла глаза. Перед её лицом светились два зелёных глаза. Девочка чуть не закричала от страха, но тут мягкая кошачья лапа опустилась ей на губы.

— Не кричи, это я, — услышала она тихий шёпот Марлона.

Света отодвинула его лапу и пробормотала с осуждением:

— Кто ж так будит! А если бы «инфаркт с микардом»? И нет Хранящей…

— Я нашёл дорогу в подземелье, где держат узников, госпожа, — прошептал кот, даже не извинившись.

Девочка пошарила в темноте, нашла свой рюкзачок, немного покопалась в нём и на ощупь достала фонарик. Сквозь оконное стекло глядела растущая луна, но её освещения было недостаточно. Света включила фонарик, провела лучом по комнате, нашла одежду и быстро оделась. На столике она заметила вазочку с булочками, накрытыми полотенцем, и большую фарфоровую чашку с молоком, что оставили заботливые служанки: ведь ужин она пропустила. Сжевав одну булочку, девочка с удовольствием запила её молоком, а остальные завернула в полотенце и положила в рюкзачок.

— Ты случайно не заметил, есть ли стражники в коридоре? — спросила Света у Марлона.

— Двое стоят в самом дальнем конце.

— Значит, придётся их усыпить, — вздохнула девочка, достав из рюкзачка Милушину дудочку.

— Это когда такое было, чтобы стража не спала ночью на посту?! — фыркнул Марлон.

— А вдруг именно эти — самые ответственные? — возразила ему Света и чуть-чуть приоткрыла дверь.

Она поднесла дудочку к губам и проиграла один куплет «Чижика-пыжика». Затем осторожно выглянула в коридор, который освещался факелами, вставленными в специальные ажурные держатели. Стражники стояли в том месте коридора, где он доходил до следующего, проходящего перпендикулярно. Они опирались на свои алебарды, чтобы не терять вертикального положения тела. Если спишь на посту — важно, чтобы об этом никто не догадался и не услышал, поэтому позволить это себе могли только те, кто не выводил громкие рулады, храпя во время сна. Но всё равно их сон чуткий — вдруг начальство решит службу проверить. Звуки волшебной дудочки сделали его глубоким и безмятежным, но и тогда стражи не выпустили из рук алебарды и стояли почти прямо: «Солдат спит, а служба идёт»!

Света на цыпочках проскользнула мимо них, завернула по коридору и пошла дальше, то и дело останавливаясь и прислушиваясь. Марлон бежал впереди совершенно бесшумно, как и все представители рода кошачьих. Девочка долго петляла по лабиринту коридоров и переходов, следуя за белым котом, и применяла усыпляющие звуки дудочки, если на пути встречались стражники. Так они добрались до узкой лестницы, что спускалась в дворцовое подземелье. Её каменные ступени истёрлись от времени. Видимо, их не меняли со дня постройки дворца за ненадобностью: ведь если по лестнице никто, кроме стражников и узников не ходил, то и на ремонт тратиться незачем.

Наконец Света и Марлон добрались до чуть приоткрытой двери, которая вела в подземную тюрьму. Из-за неё слышался невнятный разговор, стук кружек по столу и каких-то явно небольших предметов — вероятно, охрана скрашивала своё время игрой в кости. Девочка достала дудочку и снова начала наигрывать мелодию. Вскоре стук игральных костей прекратился, и вместо него Света услышала громкий храп на два голоса. Она отняла волшебный инструмент от губ и осторожно толкнула дверь.

Два дюжих часовых сладко спали, уронив головы на грубый деревянный стол. На полу валялись обглоданные куриные кости и кубики с точками на гранях. Света и Марлон прокрались мимо спящих, захватив у них тяжёлую связку ключей, и подошли к проходу, перегороженному металлической решёткой. Немного повозившись, подбирая нужный ключ, девочка открыла её и попала в тёмное помещение, где стоял запах ещё хуже, чем в комнате охраны. Освещения, видимо, узникам не полагалось, поэтому Света достала свой фонарик и попыталась осмотреться.

Дизайнерское решение узилища ничем не отличалось от тех вариантов, которые девочка видела в фильмах: длинный коридор, по обеим сторонам — камеры. Стенки между ними, разумеется, были из массивных каменных блоков, а фасадная часть каждой камеры сделана в виде решётки, состоящей из толстых железных прутьев, через которую удобно следить за узниками и подавать им пищу с водой. На низких топчанах, укрывшись грубыми шерстяными одеялами, спали люди.

— Как будем искать бабушку? — шёпотом спросила Света. — Каждую камеру открывать и в лицо заглядывать?

— Я проверю, — ответил кот, легко проскользнув между прутьями ближайшей камеры.

Он подбежал к топчану по соломе, что устилала пол, приподнялся на задних лапах, положив передние на край лежанки, и заглянул в лицо спящего. Затем так же бесшумно, как и вошёл, выбрался наружу.

— Там ребёнок. Мальчик, лет восьми, — сообщил Марлон.

— Может, здесь королева держит детей, выбранных талисманом?

— Сейчас посмотрю, — сказал кот и начал методично обходить тюремные камеры.

Света шла за ним, подсвечивая дорогу фонариком: хоть у котов и хорошее ночное зрение, черты лица лучше рассматривать при свете.

Во всех камерах находились дети разных возрастов. Они не казались измождёнными, видимо, их кормили хорошо. Камеры удивляли относительной чистотой, крысы там не бегали, вода по стенам не сочилась. Королева явно имела виды на этих детей, причём для этого они должны были хорошо выглядеть.

Света и Марлон добрались до последней камеры, которая оказалась пустой, но внутри кот обнаружил ещё одну запертую дверь. Свете пришлось повозиться, подбирая ключи к обеим. Наконец потайная дверь с противным скрипом распахнулась, и друзья увидели ступеньки, ведущие еще глубже вниз. Подсвечивая фонариком, Света начала спускаться. Марлон побежал впереди.



Наталья Овчар

Отредактировано: 02.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться