Берегиня. Книга 1. Первые шаги

Размер шрифта: - +

Глава 25. Раздумья и сомнения

 

       

Королева Трэса поднималась по ступеням длинной винтовой лестницы, ведущей на самый верх Северной башни дворца. Она шла за зельем, что усыпит дракона и исключит возможность его вмешательства в ритуал. Её величество шла к человеку, к которому испытывала совершенно противоречивые чувства. Она была бесконечно благодарна ему за избавление от страшного проклятья, неуклонно и неумолимо сводившего её когда-то в могилу. Теперь королева, здоровая и бодрая, могла радоваться жизни, каждый день видеть и прикасаться к единственному существу в мире, которое с рождения стало центром её Вселенной, её кровиночкой, смыслом всего её существования — сыну Эрику.

К своему мужу она относилась с уважением, но особой любви не испытывала. Династический брак этому не способствовал. Замуж за короля Дагана её выдали совсем молоденькой девушкой, о наличии или отсутствии чувств к будущему супругу, который был старше её, даже и не подумали поинтересоваться. Отец Трэсы, король очень маленького по территории государства, озабоченный безопасностью своего королевства и народа, старался всеми доступными способами выдать замуж своих многочисленных дочерей за королей или принцев соседних и дальних держав. Он считал, что мирная жизнь и процветание для его королевства намного важнее чувств принцесс, предпочитая потратиться на приданое, чем на опустошение казны и народонаселения в случае войны. Мудрый король. Мудрая политика.

Трэса не осуждала отца. Она покорно приняла его решение, потому что обязанность заботы о благе королевства в ней воспитали с младенчества. Королеве не пристало жаловаться на свою судьбу. Даган нежно её любил, всегда относился с добротой и заботой, особенно после того, как появился наследник. Само королевство было большое и сильное, но всё это величие утратило значение, когда Трэса ощутила на себе дыхание смерти.

Кому это оказалось нужным, королева не знала до сих пор. Но, вырвавшись из её цепких когтей благодаря способностям Симаса Дуана, она стала мнительной и подозрительной. И, несмотря на давние дружеские отношения со многими монархами соседних королевств, совершенно перестала им доверять. В конечном итоге она пришла к выводу, что мало быть правителем сильного и крупного государства. Надо, чтобы королевство стало самым сильным, чтобы у соседей даже и мысли никогда не возникло замышлять что-то против него. К сожалению, её идеи не нашли отклика в сердце мужа. Лишь долгие беседы с мэтром Симасом давали королеве надежду на воплощение её мечты в действительность.

Этот человек всегда поражал королеву Трэсу. Тогда, едва придя в сознание после очередного обморока, она встретилась глазами с цепким взглядом очередного, как она думала, шарлатана-целителя, которые на протяжении всего времени её странной болезни толпами проходили мимо её кровати.

— Ты скоро выздоровеешь, — сказал он в тот день.

И женщина поверила ему сразу и безоговорочно. Трэсу даже не покоробило его обращение к ней на «ты», перед этим магом она чувствовала себя маленькой девочкой, а не королевой. Мэтр Симас дал ей успокоение и защиту, зачаровав браслет в виде змейки, но также внушал и чувство страха. Когда придворный астролог смотрел на неё, казалось, что его взгляд проникал в самую душу и видел все тайные желания, а с некоторых пор королева уже не могла обходиться без его советов. В лице мага она получила надежду на исполнение своих замыслов, которые как-то ненавязчиво и постепенно оформились в голове Трэсы, став для неё заманчивой целью.

Для воплощения этой цели в жизнь требовались не только людские ресурсы в виде хорошо обученной и многочисленной армии, преданных военачальников, огромного количества денег, но и помощь сил, которые сметут вражеские армии, словно пыль, открыв ей дорогу к желаемому. И придворный астролог пообещал королеве свою помощь.

Для начала маг изготовил для Трэсы несколько амулетов, что увеличивали её личное очарование и воздействовали на короля, позволяя добиваться безусловного одобрения с его стороны любой её просьбы. Затем королева дала разрешение мэтру Симасу при возникновении необходимости действовать от её имени, заранее принимая и одобряя всё, что он сделает, ибо считала, что его поступки всегда направлены на благо королевства. Это разрешение маг получил, когда сообщил Трэсе о найденном в королевской библиотеке древнем манускрипте, где говорилось об одном запрещённом когда-то, потому и давно забытом, ритуале, который позволял изготовить талисман, дающий своему владельцу невероятную силу. Этот древний документ содержал туманные намёки на местонахождение другого манускрипта, где описывался сам ритуал и все необходимые компоненты для его проведения. Для поиска этого артефакта мэтр Симас и попросил королеву о предоставлении ему таких полномочий. Он часто покидал пределы дворца и страны, совершая длительные поездки. В такие дни королева теряла покой и уверенность, она тосковала без частых бесед с магом.

Прошли годы. И вот однажды мэтр Симас с радостью сообщил её величеству о том, что манускрипт найден. Он показал ей ветхий свиток, написанный на мёртвом языке, который ему предстояло ещё расшифровать. Наконец год назад он и с этим справился. Теперь осталось добыть необходимые компоненты и вычислить благоприятное время для проведения ритуала. Необходимыми компонентами оказались дети. Дети с чистыми душами. Ещё какое-то время ушло у мага на изготовление амулета, что помог бы выявить таких детей. На поиски она снарядила отряд, который обшарил всю страну в поисках искомого. Самым благоприятным днём по вычислениям придворного астролога оказался тринадцатый день рождения её сына, и это почему-то очень беспокоило королеву. В её душе начали бороться вера и недоверие, нетерпеливое ожидание исполнения своей мечты и какое-то глухое отчаяние, невнятное ощущение надвигающейся беды. Трэса опасалась, что ритуал может как-то повредить Эрику.

Неожиданное появление Хранящей внесло ещё больший хаос в душу королевы. Девочка оказалась тринадцатым, предназначенным для ритуала, ребёнком, добровольно заменив собой выбранную амулетом девочку. Разумеется, она никак не могла знать о ритуале и его последствиях для себя. Хранящая быстро сдружилась с принцем, оказавшись такой непосредственной и занятной, совсем не похожей на девочек её возраста — дочерей графов и баронов. Эрик с её появлением во дворце заметно изменился. Вместо болезненной бледности появился румянец, мальчик стал более живым и весёлым. Разумеется, столько впечатлений сразу — легендарная защитница от Зла, да ещё верхом на драконе! Хотя и самой Трэсе где-то очень глубоко в душе почему-то нравилась эта девочка из другого Мира, которая должна была либо погибнуть при проведении ритуала, либо не дать ему состояться. В сложившейся ситуации оба варианта имели свои минусы. В одном случае развития событий Эрик ни за что бы не простил матери гибели детей и, особенно, Светланы. Другой же не устраивал королеву ещё больше.



Наталья Овчар

Отредактировано: 02.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться