Беременна не по правилам, или Цена одной ошибки

Глава 1

* * *

– Может, всё-таки расскажете, что произошло? – в очередной раз, но уже жёстче спросила репродуктолога Светлану Трофимовну. – Вы сами прекрасно знаете, что мне нельзя волноваться.

– Простите, Тамара Юрьевна, но я не могу сказать. Вам всё расскажет директор клиники – Роман Александрович.

Поджала недовольно губы, но последовала за женщиной вдоль длинного коридора, стены которого были увешаны фотографиями счастливых родителей и детей.  Пройдя по нему, мы остановились у кабинета директора.

– С вашим плодом всё в порядке, как и с вашим здоровьем, – произнесла вдруг Светлана и натянуто улыбнулась. – Ваша беременность протекает идеально.

– Благодарю за эту новость, – ответила ей сухо.

Светлана коротко постучала в кабинет своего начальства и нажала на ручку.

Я вошла, и дверь за мной тут же закрылась, словно отсекала от внешнего мира.

Что за мысли?           

Оглядела кабинет директора клиники.

В центре стоял большой прямоугольный стол буквой «Т» из полированного тёмного дерева, разрезающий комнату пополам на две стороны. Во главе сидел сам директор и явно нервничал.

И тут моё внимание привлекло одно из кожаных кресел для посетителей. В нём кто-то сидел, отвернувшись от двери, и тихо разговаривал по телефону.

– Доброе утро, Тамара Юрьевна. Благодарю, что нашли время для нашей встречи. Присаживайтесь, – вежливо произнёс директор клиники. – Хотите воды, чаю?

– Нет, спасибо, – ответила ему и плавно опустилась в соседнее кресло.

Сумочку аккуратно повесила на подлокотник кресла и покосилась на своего соседа.  Тут мои брови буквально взлетели от изумления.

Ого! В кресле сидел один из самых богатых холостяков города – Руслан Ладомирский. Это был мужчина, за которым, по слухам и сплетням, разносимыми СМИ, охотилась каждая светская львица. Многие олигархи пытались выдать замуж за Ладомирского своих дочерей, чтобы провести слияние двух компаний. Но тридцативосьмилетний мужчина не стремился связывать себя узами брака, о чём не раз и не два сообщал в своих интервью.

И нет, он не гей, а гетеросексуал. Ладомирский держал рядом с собой одну женщину ровно сезон, а потом появлялся в обществе уже с новой пассией, которая наивно верила, что уж она-то сможет очаровать холодного и циничного мужчину и пойти с ним под венец.

Ладомирский завершил телефонный разговор и повернулся в мою сторону. Мужчина медленно осмотрел меня с ног до головы.

Я дружески улыбнулась ему.

Холодное, почти презрительное выражение лица Ладомирского ясно дало понять, что он решил, будто я одна из тех женщин, что охотятся за ним самим и его состоянием.

Пф! Больно надо.   

Хотя я не могла не отметить его обаяние.

Что уж говорить, Ладомирский  был обворожительно красив. Коротко стриженные тёмные волосы, высокий лоб, прямой аристократический нос и тёмные глаза. Тёмно-синий костюм от известного итальянского дизайнера идеально сидел на мужчине и не скрывал мощной спортивной фигуры.

«Такой генофонд зазря пропадает», – промелькнула в голове мысль.

– Роман Александрович, моё время слишком дорого стоит, чтобы терять его на молчаливые встречи. Может, соизволите уже сообщить суть этого собрания? – спросил Ладомирский.

Он покосился на меня и поджал свои грешные губы.

От звука его голоса у меня на секунду перехватило дыхание – глубокий, низкий, с хрипотцой и очень опасный. Невольно вздрогнула и передёрнула плечами. Это не укрылось от Ладомирского.

– Разговор предстоит не из лёгких, и прежде чем я начну, может быть, вам что-нибудь принести? Вода, чай, кофе? – поинтересовался Роман Александрович.

– Нет, – ответила я.   

– Кофе, чёрный, без сахара и сливок, – потребовал Ладомирский.

И таким тоном произнёс, будто он настоящий царь. Я поморщилась и решила лучше полюбоваться своим свежим маникюром. Акцентировать внимание на этом мужчине не стану – он относился к тому типу людей, которые получали то, что хотели, причём по первому же требованию. И никакие возражения неприемлемы!

Ожидание кофе для его величества Ладомирского прошло в тягостном молчании. Но, слава Богу, секретарша принесла довольно быстро чашечку чёрного напитка и поставила на стол перед мужчиной. Ненавязчиво коснулась его плеча своей рукой, стараясь привлечь внимание, но лишь заработала злющий взгляд директора и мою усмешку.

– Спасибо, что пришли, – начал Роман Александрович. – Мы попросили встретиться с вами двумя лично по причине произошедшего недоразумения в нашей клинике.

Ладомирский сидел как каменное изваяние, даже к своему кофе не прикоснулся. А вот я занервничала.

Какого чёрта происходит?                                                                                                                                                                                                                                                                                                              



Татьяна Михаль

Отредактировано: 07.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться