Беременна по собственному желанию

Глава 3. Неудача

– Ч…ч…ч… – не в силах договорить до конца, он указывал на меня дрожащей рукой.

Что могло произойти? От чего настроенный весьма решительно Иркад вдруг испугался?

Я перевела взгляд на свои ноги и выругалась от досады.

Чертова ведьма! Чтоб тебе никогда не найти покоя. И моей пра-какой-то бабке тоже.

Моя кожа посерела и сморщилась как у столетней черепахи, вены вздулись и набрякли. Декольте открывавшее красивую высокую грудь теперь свободно болталось на костях. Пальцы скрючились в когти, а суставы раздались. Во что превратилось лицо, даже думать не хотелось, хотя, как раз это я прекрасно знала и даже чувствовала, как зубы впиваются в губы.

Что же, этот способ тоже придется вычеркнуть. Видимо, стоит мужчине ко мне прикоснуться, как чары спадают.

Ну что за стерва!

Я дунула на незадачливого толстяка. Бедолага, вместо любви с красоткой увидеть такое страшило. Удивительно, как он еще не отдал душу Черной Владычице.

Иркад оцепенел, только глазки, открывшиеся до размера чайных ложек, безумно вращались, спрашивая, что появившееся перед ним чудище намерено сделать.

Чтобы не развеялись и эти чары, я прикрыла руку тканью мантии, разжала зубы горе-любовника и влила прозрачную жидкость из спрятанного в потайном кармане пузырька.

Иркад сразу повалился на подушки и захрапел.

Вот и хорошо. Пусть поспит, а когда проснется, не будет ничего помнить.

Плотнее закутавшись в мантию и надвинув капюшон так, чтобы он закрыл все лицо, я покинула розовый подушечный дом.

Я торопливо шла по улицам, стараясь не привлекать к себе внимание, но стоило коварному ветру приподнять мантию, как случайные прохожие в страхе отшатывались от меня.

Нет, родилась я нормальной и была обычно-красивым для нашей семьи ребенком, и мама очень радовалась, что я стану могущественной колдуньей. Но все изменилось едва я достигла возраста зрелости. Кожа начала тускнеть и бледнеть. Глаза выцветать, а один подернулся мутной пленкой. Округлые формы исчезали, и кожа свисала с костей. Зубы росли и со временем перестали помещаться во рту.

Сначала мама думала, что я подцепила какую-то болезнь и безрезультатно искала способы ее излечить. Когда же произошедшие со мной изменения уже невозможно стало скрывать от соседей, она просто сбежала, сказав, что не желает всю оставшуюся жизнь смотреть на чудовище.

Возможно, я бы и смирилась со совей ужасающей внешностью, если бы вместе с ней не страдало и здоровье. Я начала постоянно болеть, и любая ерунда способна была надолго уложить меня в постель.

Тогда начала уже сама искать способ остановить свою странную болезнь и на чердаке нашла старый и почти истлевший гримуар, принадлежавший какой-то древней-предревней родственнице.

Надеясь найти там хоть что-то полезное, я решительно углубилась в изучение сколькотосотлетней плесени.

Да, я нашла много нового и интересного о заклятиях и зельях, но о том, что меня интересовало – ни слова.

И только на последних страницах пра- сколько-то там бабка написала о том, как ради развлечения увела мужа у сильно досаждавшей ей ведьмы. Брошенная женщина разозлилась и, когда на небосвод взошла Черная Луна, наслала заклятие на весь наш род. С тех пор мы можем рожать только девочек, а дитя, родившееся в ночь царствования Черной Владычицы станет таким безобразным, что люди в панике будут разбегаться. Его тело будет разлагаться на глазах, и он не доживет до тридцатилетия, а с ним сгинет и весь род. Только новая жизнь сможет спасти эту девочку, но ни один муж не решится поместить в нее свое семя.

Видимо, первой счастливицей, родившейся в ночь Черной Луны оказалась я. Везет, как ундине.

И карга оказалась права. Все мужчины при виде меня осеняли себя лунным знамением и торопились уйти. А я стала искать способ сблизиться с ними. И вот очередной из них потерпел провал.

Что делать дальше? Да, у меня в запасе еще десять лет, но ведь я с каждым годом, с каждым часом становлюсь все ужаснее и дряхлее. Возможно, что совсем скоро даже сильные зелья не помогут мне возвращать красивый облик.

Добравшись до своего дома, я ступила на порог, и меня тут же окутало зыбкое марево. Продержавшись немного, пока не распознало меня, оно отступило, но и этого хватило, чтобы я почувствовала нехватку воздуха, а чужак бы задохнулся.

Приложила ладонь к двери, и она со скрипом отворилась.

Вот я и дома.

Сбросила уже ненужную мантию, и она самостоятельно отправилась к другим вещам, дожидающимся чистки. Все-таки, хорошо быть ведьмой.

Признав меня, мадам Лиссет выползла из-под портьеры. Словно спрашивая как дела, она покачала остромордой головкой и дернула черным носом.

– Ничего не получилось, мадам Лиссет, – вздохнула я. – Опять.

Сочувственно пискнув и шевельнув хвостом, крыса убежал по своим делам, а я взбиралась по ступенькам в свою башню и по пути обдумывала новую идею.

Еле слышное шуршание заставило остановиться и насторожиться. Я прислушалась. Неужели кто-то смог пробраться в дом, пока меня не было. Но это невозможно. Кажется, подозрительные звуки раздались сверху. Подняла голову и увидела двух своих домочадцев. Свисая на паутине, они приветственно размахивали всеми своими лапами. Они двое и мадам Лиссет –единственные, кто рад меня видеть без наводящих морок зелий. Жаль только, что проку от этого мало. Мне то нужны самцы человеческой или околочеловеческой расы.



Лана Мур

Отредактировано: 27.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться