Беременна по собственному желанию

Размер шрифта: - +

Глава 4. Новая работа

Итак, наконец-то я в своей комнате. Сменила нарядную парчу на домашнее платье, скрывшее в своих складках мое уродливое тело. Опустилась на кровать и пальцем нарисовала в воздухе знак.

Вспыхнув желтым, он какое-то время подержался и пропал, а на его месте возник толстый справочник. Повисев в воздухе, он тяжело плюхнулся мне на колени и сразу же раскрылся на нужной странице.

Так, что тут у нас?

Страницы переливались ярким пурпуром и содержали перечень всех имеющихся в городе домов удовольствий.

Что же, велла Элиа, поздравляю вас с новой работой. Докатилась.

Мрачно подумала я, тыча наугад пальцем в адреса. Надеюсь, там есть темные комнаты.

Теперь очередь за нарядом – насколько возможно открытое и вульгарное, а на улице его скроет глухая мантия.

Пузырек с зельем неприятно обжег желудок. Сколько я еще смогу его пить, но лицо стало меняться на глазах, и я снова превратилась в молодую женщину в полном расцвете красоты. Мало какая владелица откажет такой просительнице.

Хмыкнула я, накладывая броский макияж.

***

Еще одна прогулка по городу, и я уже у района, где расположились дома удовольствий.

Широкие улицы утопают в цветах, развесистые деревья дарят благодатную тень, переливчато журчат фонтаны и поют птицы – здесь все дышит праздной негой и настраивает на расслабление. Еще бы, один из самых дорогих районов. Все-таки, я беспокоилась о наследственности будущего ребенка.

Ведь если его отец может позволить себе бывать в заведениях подобного уровня, значит, наделен какими-то уникальными способностями, позволяющими оплачивать маленькие удовольствия.

Окинула взглядом фасады небольших аккуратных домиков, стыдливо прикрывающих окна ажурными ставнями, и остановилась перед почти незаметным за разросшимися кустами шиповника, выкрашенном в белый цвет домом. Почему именно перед ним? Мне показалось, что за ним простирается самый большой сад с прудом и уютными беседками. А значит, это один из самых дорогих домов.

Решительно зашагала по узкой тропинке, опасаясь, как бы колючие ветки не сбросили с головы капюшон. Мне совсем ни к чему, чтобы по всему городу пополз слух, что велла Элиа завсегдатай веселых домов.

Но кусты при моем приближении расступались и смыкались за спиной. Интересное решение. Надо будет поискать такое заклятие в старых гримуарах. Хоть на что-то сгодятся мои бабки, раз уж оставили такое наследство.

Двери не было, только поющие от ветра шторы, а ее роль, видимо, выполняла дорожка или же кусты. Едва я перешагнула порог, как увидела, что мне навстречу спешит очень красивая и ухоженная женщина. Встреть ее на улице, никогда бы не подумала, что она держит дом удовольствий. Я почему-то представляла обитающих в них женщин совсем по-другому. Хотя, чему я удивляюсь? Это же заведение отнюдь не для бродяг или заезжих искателей приключений. Скорее всего, здесь солидная клиентура, и хозяйка, соответственно, поддерживает уровень. Я сделала совершенно правильный выбор, зайдя именно в этот дом. Мысленно похвалила себя и улыбнулась женщине. Бархатное платье глубокого сапфирового цвета облегало стройную фигуру и придавало каштановым волосам, собранным в высокую пышную прическу, больше блеска и яркости.

Только глаза. Внимательные и цепкие выдавали в ней даму, не принадлежащую к сливкам общества.

– Рады видеть вас у нас, велла, – пунцовые губы растянулись в фальшиво, но радушной улыбке. – Какую вы хотите компанию? Юноши, девушки? Есть одновременно и то, и другое. Мы можем удовлетворить самый взыскательный вкус. Только скажите, и мы непременно найдем того, кто вас развлечет. Пойдемте, – она указала на что-то вроде гостиной. Густой палевый ковер глушил шаги, а кремовая обивка на стенах – голоса. И на фоне это светлой невзрачности яркими пятнами выделялись банкетки, пуфы, диванчики и кресла – бирюзовые, изумрудные или цвета фуксии. – Так кого предпочитает велла? – хозяйка присела на резной стул медового дерева с полосатой оранжево-желтой подушкой и указала мне на соседнее мягкое кресло.

– Я не за этим, – стараясь говорить мягко, я присела и немного сдвинула капюшон, приоткрывая лицо. – Мне очень нужна работа.

– Велла? Здесь? – казалось, хозяйка испугалась. И даже отодвинулась, словно боялась оставаться со мной рядом.

– Да, – я вздохнула и потупилась, продолжая из-под ресниц наблюдать за женщиной. – Моя семья вложилась в новое, многообещающее снадобье, но эксперимент провалился. И у нас сейчас очень тяжелое положение, – как можно более горестно говорила я. В принципе, такие ситуации случались не так уж и редко. Поэтому моя легенда звучала более чем правдоподобно. Вот только дочерей все же не отправляли в дома удовольствий, а значит, надо сгустить краски. – И мой брат вот-вот женится. Договоренность о союзе была достигнута еще до разорения, и сейчас мы не можем отказаться, если не хотим опорочить свое имя. И не можем обеспечить будущей жене худший достаток, чем обещали.  Я очень рассчитываю на эту работу, – трепетание ресниц должно было придать моему взгляду больше беззащитности.

– Но что ты здесь будешь делать? Ты же, скорее всего, ничего не умеешь, – невольно хозяйка перешла на «ты», равняя меня с собой, и уже начала сомневаться. Именно этого я и добивалась.



Лана Мур

Отредактировано: 27.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться