Беременная от его отца

60

Яна                             

– Я могу приехать, если тебе нужна моя помощь, – произносит мама в телефонную трубку.

– Не нужно, мамуль. У нас всё хорошо, мы справляемся. Вместе справляемся. А Гришка… знаешь, он совсем беспроблемный ребёнок.

– Сплюнь! – засмеялась мама. – Я рада, Ян, что у тебя всё сложилось с Кириллом… Он достойный мужчина, который свою семью не обидит.

Мы закончили наш разговор на теплой ноте как раз в тот момент, когда из детской кроватки раздался тонкий писк. Гриша никогда истошно не плакал. Только хныкал и тихонечко пищал, словно маленький котёнок, привлекая к себе внимание родителей.

Одновременно с тем, как я поднялась с кресла, в комнату зашла няня. Она молода, но достаточно образованна, с примерными рекомендациями и стажем. Кирилл всё же настоял на её присутствии в нашем доме. Впрочем, для меня это оказалось только плюсом. Теперь я чувствовала себя гораздо спокойнее, не дергалась по каждому поводу и могла выделить время на себя, чтобы оставаться красивой для своего мужчины.

– Всё хорошо, Арина, – кивнула няне. – Я покормлю Гришу.

– Если что-нибудь будет нужно, я внизу, – произнесла няня.

Она взялась за ручку двери, намереваясь выйти из комнаты.

Послышался резкий звонок во входную дверь, заставивший меня вздрогнуть. Обычно Кирилл открывает замок собственными ключами, но в прошлый раз он забыл их в офисе. Возможно, именно сегодня случилась такая же ситуация.

– Арина, если не затруднит, откройте, пожалуйста, двери.

– Хорошо, сейчас, – произнесла няня и удалилась из детской.  

Я опустилась на кровать и приложила малыша к груди. Прошла минута, вторая, третья… Обычно Кирилл первым делом заходил в детскую после того, как тщательно вымывал руки, но в этот раз его долго не было. Сынок выпустил изо рта сосок и блаженно прикрыл глазки. Я осторожно переложила его в кроватку и на цыпочках вышла из детской, направляясь к лестничному пролёту.

–  Я как раз тебя искала, – услышала себе в спину.

Повернувшись, заметила Ингу, бывшую жену Кирилла и мать Саши. Женщина медленной, но уверенной походкой направлялась в мою сторону и смотрела на меня как-то хищно и дико, словно я её добыча.

– Что вам нужно? – спросила как можно твёрже.

Нужно было убедиться в том, что это точно Кирилл и только потом открывать двери. Моя беспечность сыграла со мной злую шутку. Инга – тот человек, которого я хотела видеть меньше всего на свете.

– Хотела спросить, как тебе живется, Ян? – она подошла почти вплотную и ткнула в меня пальцем. – Вижу нормально. А сыну моему нет! Саша до сих пор страдает и никак не может оправиться от предательства любимой девушки и родного отца. Он в депрессии!

– Кирилл сделал всё, что мог для него, – ответила Инге. – Думаю, что ваш сын не обделён.

Она коряво усмехнулась и сделала шаг навстречу.

– Небось, тоже на наследство Кирилла рассчитываешь?  

У меня тут же перехватило дыхание. Я никогда не задумывалась об этом, потому что Кирилл был живым, здоровым и точно не собирался отправляться на тот свет, чтобы задумываться о вопросах наследства.  

– Послушайте, я сейчас же вызову охрану, если вы не уберетесь из нашего дома! – почти прокричала в сторону Инги.

– Мне плевать, Яна, – прошипела она сквозь зубы. – Думаешь, раз родила наследничка Кириллу и ублажаешь его в постели, то можешь командовать в этом доме? Да кто ты такая?!

– У вас уж точно никаких прав находиться в этом доме нет, – произнесла, чувствуя, как горят от негодования щёки.

В этот момент больше всего на свете я боялась, что эта неуравновешенная женщина может что-нибудь сделать нашему с Кириллом сыну. Нужно было всего лишь вернуться в детскую, взять телефон и позвонить охране, либо же нажать тревожную кнопку на первом этаже.

– Ах ты, дрянь! – вскрикнула Инга и, упершись ладонями в мою грудь, грубо толкнула.

Я пробовала не потерять равновесие, но оказалось, что отступать уже некуда. Попыталась ухватиться руками за воздух, но у меня ничего не вышло – я чувствовала, что падаю со ступеней второго этажа.

Вскрикнула от боли, когда поняла, что значит кубарем лететь вниз. Я ударялась рёбрами о твёрдые ступени и закрывала ладонями лицо. Напоследок у меня потемнело в глазах от пронзившей затылок рези.

Последняя и сильная мысль, которая пульсировала у меня в голове: пусть всё будет хорошо с моим Гришей.



Дина Исаева

Отредактировано: 28.01.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться