Берг

Размер шрифта: - +

Крёстный

Пасха в этом году выдалась поздняя. Уже зеленели сады и луга, лес наполнился щебетом птиц, приближение светлого праздника ощущалось во всём. В замке наводили порядок, снимали зимние ковры и гобелены с окон, топили камины, готовили и пекли.

Вэллия заставила слуг навести порядок в саду, подрезать деревья и убрать дорожки. Когда прогреется получше земля в маленьких клумбах, служанки посеют цветы. Может быть, с приходом хозяйки замок приобретёт со временем другое лицо.

Но самым настоящим сюрпризом к Пасхе стал приезд барона Дарла в Берг. Вэллия так обрадовалась приезду дяди и крёстного, что выбежала встречать его на двор замка в одних чулках.

- Дядя Дарл! Господи, это вы...- Она бросилась ему на шею, даже не стесняясь слуг, свиты барона.- Я не верю, не верю своим глазам!

Каких усилий потребовалось барону устоять на хромой ноге и удержать племянницу – только Богу известно. Он тоже был сильно рад её видеть, расцеловал её и аккуратно поставил на цыпочки на холодные каменные плиты двора. Вэллия даже не заметила этого холода, смотрела во все глаза, не сводя сияющего взгляда.

- Вы к нам? Вы на праздник? Вы же не уедете, правда? Вы останетесь?

- Конечно, дорогая...- заверил её барон.

О, она изменилась. Эта зима, это время, этот брак пошли ей на пользу. Она похорошела, поправилась, больше не выглядела болезненно худой и бледной, была хорошо одета, а уж как светились её глаза, какой румянец разлился по скулам! Барон не мог насмотреться на свою племянницу, как она стала хороша́, почти как раньше, до того, как всё случилось... Всё-таки граф нашёл ей хорошего мужа.

- Где твой супруг?- спросил.

- Сейчас, наверное, выйдет...- Барон Дарл заметил незнакомую черту, промелькнувшую у неё во взгляде при этих словах, как про мужа заговорили. Совсем не так смотрят молодые жёны, когда в браке у них всё нормально. А может, показалось?

Появился маркграф, поздоровался за руку и почтительно склонил голову перед приехавшим родственником. Увидел Вэллию и первым заметил, что она необута, вскинул тёмные брови удивлённо.

- Ты почему босиком? Заболеешь! Беги быстрее...

Барон удивлённо посмотрел на босую племянницу и засмеялся; улыбаясь, сделал замечание:

- Вэллия, ты чего, беги обувайся, я никуда не уеду, поверь мне...  

Он и правда остался. Вместе они справили Пасху, проводили обеды и ужины, общались вечерами, и барон никуда не спешил. Вэллия была рада каждому дню, проведённому вместе с крёстным, и боялась загадывать наперёд.

Барон внимательно вникал во всё, проверил, как идёт строительство крепостей на границе, заложенных буквально только-только с наступлением весны. Это не порадовало барона, он остался недовольным, но о результатах осмотра написал в Дарн графу Вольдейну, прекрасно представляя себе его реакцию на новость. Но скрывать что-либо от сеньора не было смысла. Если крепостей ещё нет, они не появятся вдруг. На всё надо время.

В один из вечеров, после ужина, Вэллия с мужем и с приехавшим погостить дядей, по обыкновению последних дней, остались в обеденном зале у камина. Вэллия занималась вышивкой, а мужчины играли в шахматы, разговаривая о том, о сём. В реплике барона Дарла проскочила фраза о скорой войне. Эта новость удивила Вэллию, и она насторожилась, прислушиваясь. Встречный вопрос задал и сам Ниард. Конечно, ведь они жили на границе, и это не могло не беспокоить.

- Война?- переспросил Ниард.- Вы так уверенно об этом говорите, как будто это уже проверенный факт...

Барон Дарл пожал плечами, переставляя резную фигурку на доске.

- Ну, факт – не факт, в любом можно сомневаться, но наши данные из Лиона говорят о том, что графство готовится к войне.

- С нами?

- Это неизвестно. Кто это может знать? Но каждому известно, какие отношения между графом Доранном и вашим тестем. Предлог найти не так и трудно. Думаете, почему граф Вольдейн так печётся об этих крепостях на границе?

- Как будто они остановят эту войну.- Это Ниард. Переставив фигуру коня, объявил гостю:- Шах вам...

Барон невозмутимо убрал своего короля из-под угрозы и произнёс:

- Когда начнётся война, вы, молодой человек, будете рады каждому дню отсрочки, а их подарят вам ваши крепости, помяните моё слово. А они у вас ещё только-только в фундаменте.

Ниард спокойно проглотил упрёк и промолчал. Через некоторое время опять заговорил:

- Графу Вольдейну не надо давать повода к войне. Может быть, всё обойдётся.

- Хм,- усмехнулся барон Дарл небрежно.- Повода...- повторил слова маркграфа.- Граф Вольдейн уже это сделал...

В зале повисла тишина, слышно было лишь, как потрескивают дрова в камине, даже Вэллия перестала вышивать и обернулась к своему крёстному.

- Что он сделал?- шёпотом спросила сама, вмешиваясь в мужской разговор.

- После того, что случилось с тобой, он послал в Лион письмо с обвинениями, очень резкое, надо полагать, если ответ пришёл в таком тоне...- Он посмотрел в сторону Вэллии через бровь.

- Что? Что ответил отцу Доранн из Лиона?- Вэллия уже забросила вышивку и почувствовала, как от волнения задрожали руки, пришлось стиснуть кулаки, чтоб успокоить дрожащие пальцы.

- Тебя надо спросить. Из Лиона письмо пришло в таком провокационном тоне, что знаешь...

- Почему?- Вэллия поднялась с кресла и не сводила взгляда с барона Дарла. Сердце в груди стучало набатным колоколом.- Что всё это значит?- Уже и голос её дрожал, не только руки.

- Граф Доранн заверяет, что никогда никого не посылал в Дарн, ни к чему не причастен и понятия не имеет, в чём его обвиняют. Считает всё это оскорблением и требует публичных извинений...

- Ого!- это вырвалось у Ниарда.

Вэллия сцепила руки в замок и с хрустом начала выламывать пальцы, смотрела вверх блуждающим взглядом – полное воплощение тревоги и волнения.



Александра Турлякова

Отредактировано: 01.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться