Берг

Размер шрифта: - +

Подмена

С самого утра войска Лиона пытались сломать стену донжона, крушили камни, обстреливали из луков и арбалетов защитников на башне. Через машикули на головы их летели куски камня и стрелы. Так прошёл целый день. В течение всей беспокойной ночи Вэллия спала урывками, большее время молилась. Она уже знала, что враги взяли Западную башню, но не знала, жив ли Ниард.

С рассветом лионцы вновь взялись за стену донжона. Вэллия сидела на кровати, с двух сторон от неё мальчики – сыновья барона Гердиса. Вэллия держала их за руки и пыталась успокоить, негромко читая им наизусть молитву, хотя, кого она успокаивала больше – себя или их? – ещё непонятно. Баронессы не было, с самого утра ей было очень худо, в полумраке последней свечи она не могла терпеть и ушла из комнаты. Вэллия ждала её, с минуты на минуту она должна была вернуться.

«Всё должно обойтись. Всё будет хорошо,- раз за разом твердила она себе мысленно,- Господь не оставит нас». Анна, стараясь быть незаметной, тихо сидела в углу на сундуке и молилась. Звуки боя доносились из-за двери. Что-то кричали воины с башни. Никто не собирался сдаваться, все бились до последнего, все защищали донжон и молодую госпожу Берга.

Баронесса всё не возвращалась, но мальчики вели себя стойко, даже удивительно, ни один не спросил, где их мама.

И вот открылась дверь, в комнату ворвались вооружённые люди с факелами. Сразу же стало светло. Вэллия поднялась на ноги и обняла мальчиков, прижимая их к себе, ни дать – ни взять, как родных сыновей. Не сводила взгляда с лиц вошедших людей. Пламя факелов металось беспокойным светом по лицам, кого-то высвечивая, кого-то оставляя в тени. Какие жуткие лица, какие страшные они все. И сердце замерло в груди, перестав биться.

- Миледи?- Из лионцев выступил вперёд человек. Доспехи дорогие, может, кто из баронов, седой.- Я барон Ард. По приказу графа Доранна вам даруется жизнь и свобода, вам и вашим сыновьям.- Вэллия нахмурилась: о чём он говорит? Каким сыновьям?- Вы можете перебраться в замок, о вас позаботятся.

- В самом деле?- тихо переспросила Вэллия, не веря своим ушам.

- Конечно, баронесса, вы можете мне верить.

Баронесса?! Он назвал её баронессой? Вэллия обомлела. Что происходит?

Тихо подошла Анна, встала рядом, Вэллия слышала её дыхание. Маркграфиня мельком глянула в лицо горничной и шепнула:

- Молчи...- Перевела взгляд на барона из лионцев и спросила:- А где госпожа?

- Маркграфиня?- переспросил барон.- Она арестована. Сейчас её проводят в тюрьму. Вряд ли ей угрожает опасность, граф Доранн благородный человек, он не воюет с женщинами и с детьми. Вам нечего бояться.

Вэллия тяжело прикрыла глаза. Безумие! Всё – сплошное безумие от начала до конца. Она выглядела всегда более величественно в своих нарядах, она внешне казалась госпожой, хозяйкой, а не гостьей, не беженкой. Её вечное следование правилам приличия сыграло с ней злую шутку. Её приняли за маркграфиню, за Вэллию! Никто из лионцев не знает Вэллии в лицо. И она для них, в своей скромной одежде, предстала, как баронесса Касла, мать этих мальчиков и жена барона Гердиса.

Что будет, если подлог раскроется? Её ждёт смерть? А баронессу? Бедная Лоран. Она ждёт ребёнка, рассталась с сыновьями, и сейчас находится в тюрьме. Почему она позволила им это сделать? Почему не объяснила, кто она? Пытается помочь? Это безумие. Стоит только кому-то из слуг проговориться и всё...

- Пойдёмте, миледи.- Барон Ард пригласил её на выход.- Вам надо вернуться в замок.

Вэллия дрожащими пальцами подхватила на руки младшего Диккена и шепнула ему несколько успокаивающих слов. Анна позаботилась о старшем сыне барона. Женщины с детьми на руках прошли через коридор лионских солдат, спустились с лестницы вниз. Всю дорогу Вэллия старалась не замечать следов прошедшего боя, заставляла Диккена смотреть на себя, а не по сторонам. И может быть, так и ушла бы из донжона, если бы уже на улице, у бреши в стене не глянула на лица столпившихся лионских солдат. Один из них пристально смотрел ей в лицо, а у Вэллии чуть не отнялись ноги.

Алдор!                                                                    

Она узнала его. Это Алдор. Он здесь. Наследник Бергских князей. Он её знает. Он смотрел на неё, но не говорил ни слова, не показывал удивления, и Вэллия, сделав усилие, отвернулась к Диккену, шепнула:

- Всё хорошо, мой мальчик, всё будет хорошо.

А у самой дрожал голос, дрожали руки, и ноги не слушались. Анна обогнала её. Уйти. Быстрее уйти.

Алдор провожал женщин глазами. Он узнал её. Что за ребёнок у неё на руках? У неё ещё не должно было быть своих детей, да ещё таких больших! Он спросил хриплым голосом:

- Кто это?

- Баронесса Лоран из Касла, жена барона Гердиса.

- Да?

- Граф взял её семью под покровительство. Сейчас вряд ли она опасна для него... Интересно, она знает о муже? Хотя откуда?- Это разговаривал с Алдором один из сержантов, что сейчас только вышел из донжона с бароном Ардом. Алдор слушал его вполуха. Она здесь! Никакая она не баронесса, уж он это знал.

- А маркграфиня где?- спросил.

- Не видели? Её только что арестовали и выводили сейчас отсюда.

- Я только подошёл, я не видел.

- Милорд, её арестовали и отправили в тюрьму, это приказ самого графа.

Алдор покачал головой согласно. Он понял. Их перепутали. Их случайно перепутали, или они подстроили это сами. Никто не знает этого, кроме его самого. Только бы не проболтались слуги, и она сама молчала. Вряд ли баронесса хоть что-то расскажет графу об осеннем похищении. Да. Если всё будет так, то это к лучшему. Он стиснул зубы. Хоть бы всё было так.



Александра Турлякова

Отредактировано: 01.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться