Бес в ребро

Размер шрифта: - +

Бес в ребро 1

   Предисловие:
   Кризис сорокалетних… именно этот период в жизни любого человека чреват переосмыслением прожитого, душевными переживаниями, исканиями и спонтанными необдуманными поступками. «Сорок лет – бабий век. Сорок пять – баба ягодка опять!» Но это о женщинах. А вот что гласит народная мудрость о мужчине: «Седина в бороду, а бес в ребро!»
   Верно подмечено. Причём, у этого утверждения имеются довольно веские основания не только физиологического, но и социального свойства. Ведь именно к сорокалетию родителей дети подрастают настолько, что отпадает необходимость в их постоянной мелочной опеке. Таким образом, у зрелых людей, стремительно теряющих ощущение молодости, появляется больше свободного времени.

   Вот тут-то нечистая сила и вселяется в ребро начавшего стареть сорокалетнего мужчины для того, чтобы нашёптывать ему на ушко вкрадчивые слова лести и соблазна. Например, о том, что скоро придёт к нему старость, будто старуха с клюкой, а он до сих пор так и не ощутил всех прелестей свободной любви, не видел мир. Да мало ли что может прийти в голову мужичку, который проснулся утром и понял вдруг, что жизнь его не бесконечна, а смерть не за горами, но вот она, гадина, совсем рядом – за его широкими пока ещё плечами. И не приведи бог, чтобы в этот момент в семье наметился пусть даже самый ничтожный раскол!..
   У героя моего романа случилось именно так. Многое ему не нравилось в жизни, но он терпел и исправно тянул свою лямку до тех пор, пока не грянул гром…
   Кроме того, произошло всё это в безвременье лихих девяностых. Многие в те трудные годы лишились заработка и достатка. А тут ещё – кризис сорокалетних…
   В общем, предлагаю вам, мои дорогие читатели, прочесть этот роман о неприкаянных человеческих душах, которые выживали в то несказанно трудное время. О том, как эти люди пытались сохранить присущую им порядочность и человеческое достоинство, искали и находили своё место в нашем изменчивом, но таком прекрасном подлунном мире.


   Глава 1. СОДЕРЖАНИЕ: Знакомство Володи с Женькой. Семья Володи. Муж Евгении – уголовник Славка и её развод с ним. Случайные, а затем намеренные встречи Володи с новой знакомой в электричке. Непостоянство и грубость Женьки. Слежка нелюбимой супруги за Володей. Женька не может забыть Славку и гонит Володю. Славка вернулся. Длительный разрыв с Женькой. Развод Володи с женой. Володя «сохнет» по Евгении, которая знакомит его с Валентиной. Володя остался совсем один.

   1.
   Пассажиров в пригородной электричке оказалось немного, и Володя подсел к молодой симпатичной женщине, одетой с едва заметным шиком, но без излишеств. Точёный прямой нос, ярко-голубые с молодым блеском глаза, стройная фигура, подчёркнутая тёмно-красными брюками и пышной слегка приталенной блузкой, копна эффектных светло-песочных волос – таков был облик следящей за собой особы лет тридцати пяти.
 
   «Ничто так не красит женщину, как перекись водорода» – вспомнилась случайно обронённая кем-то фраза. 
   Они разговорились. Женя так же, как и Володя, жила в небольшом городке на берегу Волги. Совсем недавно она развелась с мужем и теперь была свободна, будто ветер. Благо, детей у неё не было. 
   Выйдя на платформу, они пошли рядом, продолжая болтать о чём-то отвлечённом и весьма далёком от обычных насущно-жизненных проблем. Затем красавица остановилась, сказала, что ей надо зайти к подруге, и как-то уж очень просто, искренне, по-домашнему спросила у своего случайного попутчика: 
   – Пойдёшь со мной? 
   – Нет, мне домой надо, – ответил он с сожалением.
    
   Мужчина ещё постоял немного, провожая печально-ностальгическим взглядом сию весьма необычную в данных обстоятельствах особу. Да, она произвела на него впечатление! И он с каким-то удивлением и даже радостью понял вдруг, что эта молодая красивая женщина сумела разбудить в его душе давно забытые чувства. Из глубокого небытия возникло, явилось на свет божий нечто такое, что довелось ему испытать лишь в годы ушедшей, но бережно хранимой в памяти туманной юности. 

   Володя сделал несколько шагов, потом остановился, постоял немного в раздумье и вдруг, окончательно решившись, бросился вслед за новой знакомой. Но тщетно! Эффектная блондинка пропала, растворившись в нескончаемом лабиринте переулков вечернего города. А неудачливый ухажёр даже с некоторым облегчением направил свои стопы туда, где ждали его жена и двое детей.

   Семейная жизнь нашего героя находилась в весьма плачевном состоянии. Восемнадцатилетняя дочь его училась в одном из вузов областного центра, а двенадцатилетний сын – способный послушный подросток – не требовал к себе особого внимания родителей. Здесь проблем не было, но вот супруга...
   Память не зафиксировала, когда именно между близкими людьми, некогда любившими друг друга, пробежала вдруг чёрная кошка. Их дети выросли, и как-то незаметно, буднично, сам собой пропал, потерялся стержень, долгие годы скреплявший семью в единое целое, державший супружескую пару в одной упряжке. Слишком долго, обременённые каждодневными заботами, они стремились к тому, чтобы прокормить, воспитать своих малышей. Но цель была достигнута, напряжение спало, и оба вдруг поняли, что нет больше ни любви, ни согласия, ни желания продолжать опостылевшее совместное сосуществование. Вот только дети… 

   Володя пришёл домой, поужинал и, как обычно, сел к телевизору, по которому теперь стали показывать нечто такое… непривычно-притягательное. Шла первая половина девяностых – время, когда так называемый культ секса и насилия медленно, но верно внедрялся в умы «дорогих россиян». В центре города в бывшем киоске «союзпечати» на самом видном месте хозяин поместил предельно натуралистическую картинку с изображением турецкого султана в бане. Владыка был окружён многочисленными жёнами и наложницами, которые, не стесняясь, ублажали своего повелителя. Женщины шарахались от этой мерзости, будто чёрт от ладана, дети удивлённо вскидывали глазёнки, а мужчины проходили мимо, слегка замедляя шаг и загадочно улыбаясь. Мол, ничего не поделаешь, на то она и свобода!
 
   Спал Володя один. Его супруга который год лечилась от женских болезней. Возможно, что и притворялась. Ему это было теперь абсолютно безразлично. С некоторых пор главу семейства больше не волновала ни её ложь, ни она сама. Все чувства давно умерли, перегорели, и жизнь под одной крышей с матерью своих детей означала для Владимира лишь суровую необходимость, не приносившую ему ни радостей, ни разочарований. Возможно потому, что о физической близости с женой, так же, как и о духовной, не могло быть даже речи.



Валерий Рыбалкин

Отредактировано: 22.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться