Бесценные девы

Размер шрифта: - +

Танцуй в огне. Глава одиннадцатая

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Айя Майлини

После того как тело Гроса унесли, его сиятельство приказал привести в кабинет Виви. Я вошла вместе с девчонкой. Граф был немногословен. Он сухо извинился, сообщил о божественном наказании виновного и выплатил служанке отступные за покойного друга. А еще отдал положенное ей жалование за весь месяц и хорошие рекомендации – от услуг девчонки он отказался. Впрочем, Виви и сама не стремилась оставаться в стенах замках. Как бы там ни было, шепотки и слухи – это не самое страшное, что могло ее ожидать. Немного успокоившись, девчонка трезво смотрела в будущее, благодаря рекомендациям графа, она могла рассчитывать на хорошее место.

В покои я вернулась только к ночи усталая и расстроенная, но одновременно с этим чувствовала несвойственное мне злое удовлетворение. Насильник получил по заслугам.

Вместо Виви мои комнаты теперь обслуживала Мирка – хмурая женщина средних лет, неразговорчивая и мрачная. Я тут же заскучала по девчонке, но ничего вернуть уже было нельзя. Хорошо хоть Клотильда осталась при мне. Да к тому же похвалила за помощь служанке. И что скрывать, похвала была приятна.

Приняв ванну, легла в постель и постаралась заснуть. Сегодня я не опасалась приставаний Луи – в замке траур, а значит, его жители не имели права на плотские удовольствия в течение нескольких дней. А после показательного божественного вмешательства даже мой безумный муж несколько раз подумает, прежде чем гневить богов.

Так и произошло. Войдя в спальню, Луи постоял некоторое время рядом с кроватью, прошелся по моим внешности и умственным способностям, а потом убрался восвояси. Где уж он собирался провести ночь, было все равно. Не задели меня и ругательства, казалось, после сегодняшнего чувства и эмоции несколько притупились.

Пока семья Нарвано готовила погребение, я отдыхала. На церемонии мне позволили не присутствовать, чему была рада. Как-никак, а невольно послужила причиной гибели покойного.

 

Вскоре дни траура закончились. В тот же вечер, посомневавшись всего минуту, я вновь подлила зелье в вино мужа. А когда тот захрапел, решилась на то, о чем давно мечтала. Из дальнего ящика были вытащены мечи – прощальный подарок мастера Рен-е-ганы.

тусклом свете магических ламп лезвия матово лоснились, алые ленты, наоборот, поблескивали. Я с величайшим почтением прикоснулась к рукояти, кончиками пальцев осторожно задела оба острия, позволила своей крови капнуть на лезвие. И только после того как мечи впитали подношение, взяла их в руки. Приятная тяжесть принесла почти физическое удовольствие.

Из того же ящика достала старые замшевые штаны, рубаху и удобные кожаные сапоги. Оделась, посмотрела на себя в зеркало и все-таки спрятала волосы под темный платок.

Ни перевязи, ни ножен у меня не было, а потому я завернула мечи все в ту же тряпицу. Покинув спальню, остановилась возле входной двери в гостиной. Прислушалась – за дверью было тихо. Приоткрыла дверь, высунула голову – в коридоре никого не оказалось. Осмелев, скользнула в темноту. И также тихо затворила за собой дверь.

Выждав несколько минут, побежала дальше. Мягкая подошва сапог не скрипела, я самой себе напоминала бестелесное привидение. Без помех преодолев коридор, спустилась по лестнице и была вынуждена остановиться. Бряцая оружием, по переходу шел патруль. Дождавшись, когда он пройдет, я свернула к служебному крылу и уже оттуда выбралась на улицу. А потом темными закоулками дошла до сада и только тогда сумела вдохнуть свежий воздух полной грудью.

 

Ольдо Нарвано

Ольдо не спалось. Было душно, не помогали ни открытые окна, ни магические освежители воздуха. Он маялся в кровати, пока, наконец, не решил, что с него хватит. Поднялся, надел первые попавшиеся брюки, рубашку, захватил мешок с курительными палочками и покинул покои.

Замок спал. Хозяева и гости видели десятые сны, слуги, если и бодрствовали, то на глаза ему не попадались. Бдели только стражи, патрулирующие территорию. Махнув в знак приветствия патрульным, он спустился с крыльца во двор и, оглянувшись, устроился на последней ступени. Некоторое время вглядывался в темное, закрытое облаками небо. А после вынул из мешка курительную палочку. Покрутил ее в пальцах, понюхал, щурясь от едкого запаха дзяньских трав, щелкнул магическим огневом и закурил. Но насладиться процессом не смог, отвлекла его подозрительная черная тень, мелькнувшая возле конюшни и пропавшая во мраке ночи. По правилам Ольдо должен был подать знак страже, но вместо этого бросил мешок, затушил палочку и поспешил следом.

Будоражащий кровь азарт, дурманящий разум аромат дзяньский трав, впитавшийся в кожу, нервозность последних дней и шальная уверенность в том, что он прав, вели Ольдо вперед. Барон давно не ощущал такого. Лет десять, точно. В последний раз его так накрыло на охоте, когда живой еще отец впервые взял его на медведя-шатуна. Здоровенного горного грэля, черного, как мысли Темного, и злобного, как рой диких ос.

Ольдо шел за тенью, будто собака за добычей. Казалось, между ним и неизвестным натянулась тонкая струна неведомой связи. Она позволяла ощущать присутствие тени, следовать точно по следам. Барона не волновала такая мелочь, как отсутствие оружия. В тот момент он сам был оружием – остро заточенным кинжалом, могущим поразить любую цель.

Тень преодолела двор, побежала в сад – Ольдо следом. Тень уходила дальше в соседствующий саду лес – Ольдо не давал ей оторваться. Наконец, тень достигла уединенной поляны, остановилась в центре – Ольдо притаился за деревьями.

Облако сдернуло порывом ветра с луны, освобождая. Ночная госпожа затопила поляну мертвенным светом, тем контрастнее выглядели алые ленты, повязанные на рукоятях мечей. Тень обрела плотность, показала лицо, получила имя.

Айя Нарвано – женщина, носящая его имя, но не принадлежавшая ему. Сама Призрачная Дева, по воле богов обретшая тело, лишь для того чтобы попасть в рабство к безумцу Луи.



Розалинда Шторм

Отредактировано: 29.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться