Бесценные девы

Размер шрифта: - +

Танцуй в огне. Глава двенадцатая

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Айя Майлини

Стоило мне вернуться в покои, на улице загромыхала гроза. Молнии испещрили черное небо, ветер срывал черепицу с крыш. Пугаясь раскатов, блеяли овцы и мычали коровы, им вторил лай собак. Только Луи спал, как младенец, раскинув в стороны руки и ноги. Усыпленный зельем, он ничего не слышал, и это весьма и весьма меня радовало.

Приняв душ и перекусив остатками фруктов с ужина, я с трудом перекатила мужа к краю кровати, на другой улеглась сама. После танца чувствовала себя если не счастливой, то близкой к тому. И даже нервирующее соседство раздражало не так сильно как обычно. А потому я завернулась в одеяло, закрыла глаза и принялась слушать музыку грозы. Так, убаюканная громовыми раскатами, уснула.

Утро началось с того что некто бесцеремонно стянул с меня одеяло и принялся шарить ладонями по телу. Я возмущенно замычала, принялась отбрыкиваться, но сопротивление лишь раззадорило бесстыдника. Он задрал ночную рубаху до самой шеи и начал бесчинствовать. Этого я стерпеть не могла, открыла глаза и в ужасе уставилась на Луи.

Муж ухмыльнулся.

– Проснулась, коровушка. Доброе утро. Я, знаешь ли, подзабыл, чем мы вчера занимались, а потому решил повторить. Надеюсь, ты не против?

Я, естественно, была против, но разве Луи волновала такая мелочь? Конечно же, нет. Он замотал мне руки моей же ночной рубашкой и с еще большим воодушевлением заскользил руками по телу.

От отвращения меня затошнило, кожа покрылась мурашками. Вот только муж посчитал это признаками возбуждения.

– Какая, оказывается, ты у меня горячая, коровка! – восхитился он. – Нужно завязывать с вином на ночь, а то я и этого не помню.

Из всех чувств у меня остался только страх. Вот сейчас он возьмет то, что я у него крала последнее время, а потом, перестав выпивать особый бокал вина, станет мучить каждую ночь. Пока, наконец, не понесу.

Я, будто замерзла, а Луи стянул белье, раздвинул мои колени своим, и лег между ног. И лишь когда ощутила его желание, отмерла. Закричала, забилась, но добилась лишь болезненного укуса в губы.

– Не ори, корова, – прошипел муж. – Иначе твое лицо станет еще менее симпатичным.

Я в ужасе закрыла глаза. Вот сейчас точно все.

Громкий стук в дверь спальни заставил Луи остановиться. Не менее громкий голос Клотильды и вовсе смел его с кровати.

– Виконт, прошу меня простить, но ваш батюшка срочно требует вас к себе.

– Да, конечно, уже одеваюсь! – крикнул Луи и начал спешно натягивать одежду.

А потом, так и не освободив меня от унизительных пут, открыл дверь. Шарахнулся от Клотильды, будто приспешник Темного от полыни, и унесся прочь. Я чудом не расплакалась от облегчения.

– Смотрю, весело у вас, леди, – хмыкнула спасительница. – Видно, я не вовремя.

– Что вы, дорогая! – возмутилась я. – Вы очень вовремя. Вы посланница Всесветлой!

Компаньонка, посмеиваясь, распутала узлы и ушла. Я сразу же смыла прикосновения мужа и тотчас повеселела. Не все так страшно. Наученная горьким опытом, завтра утром проснусь пораньше, запрусь в ванной, дождусь, когда Луи уйдет и только тогда выйду. Обманывать мужа я готова хоть вечность.

 

Спустя неделю я вполне вошла в ритм. День начинался после полудня, я обедала, шла гулять или же на ярмарку в сопровождении Клотильды и стражников. Затем ужинала, дожидалась прихода мужа и опаивала его. Когда замок засыпал, уходила на поляну. Возвращалась под утро, когда до рассвета оставалось всего ничего. Запиралась в ванной, отдыхая и одновременно выжидая, пока Луи отправится к графу. Пару раз муж колотил в дверь, требовал его впустить, но я была непреклонна. Меня совершенно не волновало, где он совершал туалет. Оставшись одна, ныряла в кровать и спала до самого обеда, пока Клотильда не будила гневными криками.

Я успокоилась, а, успокоившись, потерла бдительность. Возможно, муж начал о чем-то догадываться, или же я забыла о какой-нибудь порочащей себя мелочи. Однако факт остается фактом, одним вечером он застал меня за процессом подливания отвара. Вошел в спальню ровно в тот момент, когда я поднесла бутылочку к бокалу.

Замерла в неловкой позе, в вино вылилось уже не три, а десять капель. Лицо мужа вначале вытянулось, на нем застыло удивление. Потом в глазах появилось осмысление, которое вскоре сменилось злостью.

– Ты… ты хотела меня отравить…, – задохнулся от ярости Луи. – Ты… ты мерзкая… подлая корова. Да я тебя сейчас!

Что собирался сделать, муж не сказал, но я поняла без слов. Сжала бутылочку в кулаке и стала пятиться. Луи, чье выражение лица обещало все муки Темного, крался следом.

Вот я едва не запнулась о кровать, лишь чудом удержалась на ногах. Опираясь на каркас перины, отступала еще дальше, пока не уперлась спиной о стену. Луи улыбнулся так многообещающе, что застыла в жилах кровь. А потом протянул руки, намереваясь сомкнуть ладони на моем горле. Недолго думая, плеснула оставшимся зельем мужу в лицо, и пока он с проклятьями тер глаза, рванула к двери. Но не рассчитала того насколько зол был Луи. Не обращая внимания на жжение, он рванул за мной. И поймал за косу прямо на пороге гостиной.

– Попалась, гадина! – рычал он, наматывая волосы на кулак.

Я дернулась, но сделала только хуже. Взвыла, хватаясь за голову. Показалось, что муж оторвал косу с корнем.

– Больно! – радовался сумасшедший. – Сейчас будет еще больнее. Поймешь, корова, как подмешивать мне в вино яд.

– Это не яд! – закричала я. – Проверьте!

– Проверю, уж поверь, но потом. Вначале, как следует, накажу тебя, – заверил он и залепил пощечину.

Злость, страх и ненависть сплетались в жуткий клубок. Я понимала, мне с мужем не совладать, но покорно принимать удары тоже не собиралась. В тот момент предпочла бы смерть позорному проигрышу.



Розалинда Шторм

Отредактировано: 29.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться