Бесценные девы

Размер шрифта: - +

Усмири зверя. Глава двенадцатая

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Проснулась резко, как и уснула. Вскрикнула, подскочила, словно магическая игрушка. Во сне я раз за разом падала в пропасть и летела на острые камни, но всегда в последний миг чьи-то мощные руки успевали схватить меня и не позволяли разбиться.

– Проснулись, Избранница, – услышала рядом голос Первой. – Как самочувствие?

Избранница. Значит, я все еще в строю состязающихся, значит, помощь Крона осталась незамеченной.

Прислушалась к себе: мышцы немного ныли, хотя, по идее, я должна была вопить от боли. Горло слегка першило, да голова казалось тяжелой. В целом чувствовала себя нормально. Хотя представлялось, что после приключения буду месяц походить на умертвие.

– Вполне неплохо, – ответила служанке. – Сколько прошло времени?

– Три дня.

– Я спала три дня?!

– Верно. Вам нужно было восстановиться и прийти в себя. Лечебный сон – самое лучше.

– Как странно, – протянула я.

– Нисколько, – улыбнулась Первая. Впервые улыбнулась открыто и по-доброму. – Верховный не может оставить Избранниц без поддержки. Кто тогда будет участвовать в состязании?

– И правда, чего это я. Избранницы – редкие зверюшки.

Служанка покачала головой, но не стала спорить. Вместо этого, предложила помощь в омовении. Я согласилась. Хоть и чувствовала себя вполне нормально, рисковать не стала. А вдруг из-за самонадеянности упаду в мыльне и ударюсь о камни головой. С некоторых пор падения меня пугали.

Впрочем, омовение прошло успешно и без трудностей. Я полчаса отмокала в тазу, ощущая, как последние крупицы холода покидали тело. Затем Первая растерла меня жесткой мочалкой и облила более прохладной водой. Напоследок намазала приятно пахнувшим составом, отчего кожа стала мягкой и нежной.

Находясь в благостном настроении, я вернулась в комнату. С улыбкой уселась на креслице и вдруг вспомнила.

– Первая, скажите, а Росана… та Избранница, что пришла последней. Что с ней?

Служанка, открывшая шкаф, дабы вытащить платье, нахмурилась. Резче, чем нужно затворила дверцу.

– Любопытство никогда не было добродетелью, – пробормотала она.

– В обители добродетель и порок иногда меняются местами, – парировала я. – Не нужно играть словами, Первая, лучше расскажите, что с девушкой.

– Как Верховный и предупреждал, она отправилась к отверженным, тем, кто постоянно убирается у химер.

– Ей помогли с ногой?

– Нет, – помолчав, ответила служанка. – Более никто не смеет обращать на нее внимание.

– Но как же так?!

– Все, Избранница, больше я не отвечу ни на единый вопрос, касающийся выбывшей девушки. Вам нужно отдыхать, до следующего состязания осталось не так много времени.

Старуха подала платье и удалилась, оставив меня одну переваривать услышанное. Я рухнула на подушку и зажмурилась. Как страшно! Отчаявшаяся покалечившаяся Росана осталась одна. И пусть девчонка едва не отправила меня к химерам, ее все равно было жалко. Ведь, по правде говоря, шанс стать такой же отверженной гораздо выше, чем пройти испытания.

Я все же надела платье, а потом снова легла. Не хотелось ни шевелиться, ни гулять, даже играть на флейте не было настроения, а потому закрыла глаза и попыталась заснуть. Сон вскоре пришел.

 

Вечером снова зашла Первая, принесла еду. Я поела и снова уснула. Казалось, организму только это и было нужно. Впрочем, отдых вскоре закончился. Служанка разбудила меня и велела собираться.

– Опять ужасные коридоры? – спросила я.

– Вряд ли, – покачала та головой. – Испытания не повторяются. Темный должен рассмотреть каждую грань вашей души.

Я вздохнула. Это-то и пугало.

А дальше все повторилось вплоть до того момента, как мы с Первой вошли в молельный зал. Как и в прошлый раз ми и мираи с азартом в глазах ждали продолжения состязаний.

Нынче вокруг статуи Темного стояли стулья. Я насчитала девять. Посредине прямо у подножья каменного изваяния устроился Верховный жрец. Надменный, грозный, скучающий. Его кресло больше походило на трон, в котором часто изображали императора. Хотя о чем это я, в Темной Обители Мифил и был императором, наместником бога на земле.

– Избранницы, прошу, присаживайтесь, – велел он.

Девушки, не поднимая глаз, поторопились занять свободные места. Видимо, гонка с препятствиями по темному коридору настроила их определенным образом. Ни одна не хотела быть последней даже в такой малости, как занять стул.

Я состязаться не стала, дождалась, когда усядутся остальные и только тогда уселась на последнее пустующее место. А когда огляделась, едва не заплакала от расстройства. Стул стоял напротив Мифила, спинкой к залу. Оценил и жрец, ухмыльнувшись мне в лицо. Однако тут же перевел взгляд и торжественно заговорил:

– Вы доказали свою ловкость и силу, пришла пора доказать выдержку и бесстрашие. Ведь только самая бесстрашная может ступить на одну ступень с Богом.

Выдержка и бесстрашие. Только от этого словосочетания мне стало страшно. Что придумал коварный жрец? Впрочем, вскоре я узнаю. Прочувствую на собственной шкуре.

– Вам нужно выпить особый взвар и сидеть неподвижно. Те, кто закричат и встанут с места – проиграют, – возвестил Мифил и снова ухмыльнулся.

Я сглотнула ком в горле и невольно посмотрела на Верховного. Тот открыто улыбался, наслаждаясь процессом. Скосила глаза, взглянув на Зорану, сидевшую рядом – Веснушка была бледна и напугана. Перевела взгляд на следующую ми – та же самая история. Все, кого я видела, боялись. Только одна девушка сидела прямо и держала голову гордо поднятой, всем видом показывая, что ей бояться нечего. Счастливица.



Розалинда Шторм

Отредактировано: 29.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться