Бесценные девы

Размер шрифта: - +

Усмири зверя. Глава тринадцатая

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

На обратном пути Крон молчал, шел чуть впереди, не делая и попытки обернуться, подать знак. Я не знала, что и думать. Как поблагодарить за помощь? Как сказать, что без нее меня бы гнали прочь к химерам безжалостные жрецы?

Путь до кельи Верховного был невероятно короток, хоть я и едва передвигала ноги, позволив остальным Избранным и их провожатым перегнать себя. Крон, словно чувствовал меня, подстраивался, не уходя далеко вперед. Когда черная башня встала стеной, я не выдержала, схватила жреца за рукав и с силой, которую не ожидала ощутить, потащила за поворот. Подальше от любопытных глаз, прочь от тюрьмы, названной по усмешке кельей Верховного. Потребность прикоснуться к Крону стала такой большой, что сдерживаться я не могла. Толкнула его в первую попавшуюся выемку в скале, прижалась на миг всем телом, а потом подняла голову, пытаясь встретиться взглядом.

– Спасибо, – прошептала я.

Крон глядел поверх головы.

– Ты опять спас меня, я этого не забуду.

Никакой реакции, будто рядом каменное изваяние, а не человек. Стало горько. Неужели я ему так неприятна, что он даже смотреть на меня не может?

– Прости, – отошла на шаг, разрывая контакт. – Дальше я пойду одна, тут недалеко.

Стало холодно и одиноко, но лучше так, чем навязывать свое присутствие тому, кто не желает того.

– Еще раз спасибо за помощь.

Отвернулась, намереваясь уйти, но мне не дали. Громкий выдох, больше похожий на стон прирастил к каменному полу. А потом горячие руки легли на плечи.

– Я должен отвести тебя в жилище Верховного, но вместо этого хочу спрятать в самой дальней пещере.

Меня развернули, подняли голову за подбородок, вынуждая смотреть. И я смотрела, не моргая, боясь упустить хоть что-то.

– Ты обязана продержаться до последнего испытания, тогда у нас будет шанс. Слышишь?

Он хмурился, жилка на виске судорожно билась, а я молчала, с упоением вдыхая его запах.

– До последнего испытания, иначе я не успею, не смогу все подготовить. Слышишь?

– Слышу, – все же выдохнула ему в рот.

Еще чуть-чуть чуточку сдвинуться вперед, и я смогу ощутить их мягкость. Но меня опередили, прижали к твердому телу и поцеловали. Жарко, жадно, до кругов перед глазами, до головокружения. Мгновение, и Крон отстранился, оставив на губах полынную горечь разочарования.

Как мало!

– Нужно идти. Нельзя привлекать внимание, иначе…

Он недоговорил, но и без того было понятно, Верховный не потерпит интриг за своей спиной. Раздавит, уничтожит.

Больше мы не говорили, Крон довел до двери, сдал с рук на руки Первой и ушел. Я едва доплелась до комнаты и все же упала в кровать. Усталость навалилась каменной глыбой, не разрешая шевелиться, не давая думать, не позволяя плакать. И, наверное, так было даже лучше.

 

Утром ко мне пришла Веснушка. Без стука открыла дверь и просочилась внутрь.

– Зорана! – ахнула я. – Ты?!

– Я, – ответила девчонка, бухаясь ко мне на кровать. – Как ты тут, Виола?

Пожала плечами. После вчерашнего испытания и сна, больше похожего на обморок, меня знобило. Укутавшись в одеяло по самую шею, я предпочла бы лежать в одиночестве с открытыми глазами и рассматривать потолок, а не вести задушевные беседы. Впрочем, разве Зорана виновата в том, что мне плохо? Конечно, нет.

– Не особо, – все же ответила я. – Чувствую себя разбитой. А ты?

– Бывало и похуже, – одними губами улыбнулась она, после добавила. – Рада, что ты справилась с испытаниями.

Я кивнула.

– Взаимно.

Тишина. Больше и говорить не о чем. Не вспоминать же дни, когда мы числились обычными ми или о том времени, когда жили дома. Размышлять о новых испытаниях не хотелось. Ведь, как ни крути, испытания не сделали нас ближе, наоборот, отдалили. Коварный Мифил превратил Избранниц в соперниц, и ничего с этим сделать было нельзя.

– Пойдем, пройдемся, – встрепенулась вдруг Веснушка. – Иначе я сойду здесь с ума. Стены давят.

Она поежилась и затравленно глянула на меня.

– А можно? – спросила я неуверенно.

– Можно, узнавала у Четвертой. Выходить за главные ворота нельзя, а по коридорам кельи Верховного – пожалуйста.

– Хорошо, переоденусь только.

Впрочем, пришлось еще поесть. Первая принесла завтрак, удалилась по своим делам, спустя несколько минут пришла с подносом и Четвертая – служанка Зораны. Пока Веснушка ела, я переоделась. Платье особо не отличалось от снятого, но хоть было чистым.

Мы вышли из комнаты, я огляделась: коридор был пуст. Видно, другие Избранницы предпочли сидеть у себя либо уже разбрелись кто куда.

– Будут предложения? – спросила я Веснушку. – Куда пойдем?

– Прямо. Покажу тебе одно место.

Я ничего не ответила, пошла следом. Зорана хмурилась, сегодня неунывающая и жизнерадостная бывшая ми не была похожа на себя. Мы преодолели коридор, поднялись по лестнице на два этажа вверх, свернули налево. Сразу за дверью находился необычный зал: пустой, кажущийся бесконечным. Черные стены были густо исписаны фосфоресцирующими штрихами. Казалось, штрихи расположены хаотично, без какой-либо системы просто нагромождение линий.

– Иди сюда, – велела Зорана, останавливаясь возле противоположной стены.

Я послушно подошла ближе.

– Теперь гляди.

Нет, я ошиблась. Из линий вырисовывалось что-то, вернее, кто-то. Позже удалось понять, кто был изображен на стене, и это открытие мне совершенно не понравилось.

Светящаяся зеленым кобра с воинственно раскрытым капюшоном.

– Жутко? – спросила Зорана.



Розалинда Шторм

Отредактировано: 29.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться