Бесценные девы

Размер шрифта: - +

Усмири зверя. Глава четырнадцатая

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

Обратно к себе я неслась так быстро, словно за мной бежала стая волков с самим Темным во главе, остановилась лишь возле двери в комнату. Зорана едва поспевала.

– Ты чего…, – не могла она отдышаться. – Ничего же страшного не случилось.

Я закивала, пытаясь успокоить то ли себя, то ли ее, ведь в голове билась настойчивая мысль: Мифил что-то задумал. Знание о том, что мы с Веснушкой подруги, натолкнуло его на какую-то идею. Вот только на какую? Знать бы, подготовиться, да никак.

– Ну ладно, пошла я, – чуть позже проговорила Зорана, видно, устала смотреть на мое перекошенное лицо. – Прав Верховный, надо поспать немного.

Девчонка развернулась и шаркающей походкой направилась дальше по коридору. Я стояла и смотрела на нее, непривычно сгорбленную с поникшей головой, пока она не скрылась из виду. Только тогда вошла к себе. Села на кровать и уставилась на стену. На стене, к огромной радости, змееподобных гостей не было.

Сколько сидела, не шевелясь, и вспомнить нельзя, вывела меня из ступора Первая. Служанка принесла ужин и одежду, подобную той, в которой я проходила первое испытание: брюки, туника и сапоги. Заставила поесть, проконтролировала переодевание, заплела волосы в тугую косу и оставила ждать. Впрочем, долгого ожидания не получилось, уже скоро Первая вернулась и повела к главным дверям, дабы сдать с рук на руки Крону.

Вот только вместо Крона у порога топтался другой жрец: вихрастый рыжий юнец. Интересно, за какие прегрешения он попал в Обитель? Впрочем, все равно. Жрец церемониально склонил голову и чуть дрожащим голосом произнес:

– Прошу за мной, Избранница.

Я судорожно кивнула, мысленно задаваясь вопросом: куда делся Крон? Готовит мое спасение? Или ему все надоело, и он решил самоустраниться? Или, что гораздо страшнее, Мифил заподозрил неладное?

Нет, нужно успокоиться и верить в лучшее. Крон велел продержаться до конца, значит, мне нужно направить всю энергию на прохождение испытания, а не пытать себя предположениями.

Я постаралась выровнять дыхание, распрямилась, подняла подбородок. В молельный зал входила, словно императрица, сжав руки в кулаки, не позволяя им дрожать.

Внутри вновь волновалось человеческое море. Красные жрецы и черные ми возбужденно переговаривались, блуждали, перемешивались, презрев правила. Впрочем, едва семь Избранниц оказались на пороге, людской гул стих, жители Обители застыли, кто, где стоял. В тишине мы прошли к возвышению и без подсказки уселись на стулья. Затем появился Мифил, появился из ниоткуда, будто соткался из воздуха.

В этот раз я уселась удобнее, сбоку и от Верховного, и от зала. Но нет да нет, а ощущала его внимание.

– Мираи и ми! – провыл он после молитвы. – Настало время нового испытания!

Зал зарукоплескал. Избранницы, наоборот, съежились, сгорбились на своих стульях. Мне же хотелось испариться, спрятаться от взгляда одновременно прекрасного и ужасного мужчины, наделенного здесь безграничной властью.

– На третьем испытании Темный увидит, насколько сообразительны Избранницы, насколько ловки. А мы поможем, дабы у Бога не осталось сомнений.

– Поможем! Поможем! – ревело черно-красное море. – Без сомнений! Нет сомнений!

– Последняя выполнившая задание убирается к химерам! – голосил Верховный. – Да будет так!

– Да будет так! Да будет так! – вторил зал.

Нестерпимо вспыхнуло божественное Око, затем пещера погрузилась во мрак и тишину, тем громче зазвучал скрип. Я дернулась, но так и осталась на стуле, привязанная невидимыми веревками. Сам же стул начал медленно опускаться.

– Виола! – услышала я голос Зораны. – Виола!

– Я здесь!

– И я тут, и я…, и я, – донеслись испуганные голоса других девочек. – Что происходит?! Я не могу сдвинуться с места!

– И я… и я…

– Не знаю, – ответила всем сразу. – Похоже, нас куда-то опускают.

Движение стула остановилось так же внезапно, как и началось. Путы пропали, появился тусклый мерцающий свет, я снова могла видеть.

 

Мы оказались в очередной зловещей пещере: черные с прожилками зеленого стены, затхлый запах, влага под ногами, холод – в легкой тунике я моментально замерзла. Неуютное место. Встав со стула, сделала несколько шагов к Зоране, вот только далеко уйти не удалось, между мной и Веснушкой обнаружилась преграда: пружинящая воздушная масса, аккуратно, но решительно отодвинувшая меня обратно.

– И что дальше? – спросила Избранниц, стоящая с другой стороны.

Ответом ей стала очередная вспышка, а после и вибрация, от которой загудели стены, и зашатался пол.

– Землетрясение! – завопил кто-то.

Но не успела я испугаться, как тряска прекратилась, зато появился новый подозрительный звук. Шелест. Он заполонил собой пространство, как если бы воздух кишел миллионами летящих жуков. Содрогаясь от отвращения, я присела, чуть ли не легла на пол, прикрыла голову руками, зажмурилась. Однако шло время, жуки не появлялись. Осмелев, открыла глаза, выглянула из-под руки. И ахнула от удивления: стена изменилась. Некогда черная в зеленых прожилках, она теперь напоминала станок ткачихи. Вот только мастерица явно забыла о делах, чем и воспользовался коварный пакостник, спутав нити.

– Распутайте нити, Избранницы! – донесся далекий еще голос Мифила. – Распутайте, нити!

Голос все креп и усиливался, а вскоре загремел подобно грозовым раскатам. Я сжала уши руками, но это не помогало. Казалось, слова Верховного звучали у меня в голове.

– Распутайте нити! Распутайте либо доставайтесь химерам!

Как только голос смолк, я ломанулась к стене и взвыла, стоило прикоснуться к первой нити. Белесые, будто паутина, они жалили как крапива. Со всех сторон раздались крики боли, видно, и другие Избранницы ощутили на своей шкуре изобретательность Мифила. Вот только делать было нечего, либо терпеть либо стать обедом монстрам.



Розалинда Шторм

Отредактировано: 29.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться