Бесценные девы

Размер шрифта: - +

Усмири зверя. Глава восемнадцатая

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

Проснулась оттого, что услышала скрип двери. Сон слетел моментально, будто его и не было. Я подскочила, повернулась, ожидая увидеть Первую, но вошла Зорана.

Проигравшая испытание Зорана, которую должны были отправить к химерам.

– Зорана?! – ахнула я. – Ты? Но ты же…

– Нет, Невеста, я – Первая, – перебив, самодовольно улыбнулась она. – Теперь это мое имя.

Только тогда я заметила, что девчонка была одета иначе, ни как обычная ми, ни как Избранница: в просторное черное одеяние, подпоясанное синим поясом.

– А где Первая… другая Первая? – только и могла спросить я.

– Там, где и должна быть.

– Не понимаю!

Зорана прошлась по комнате, а потом по-хозяйски устроилась на кровати.

– Моя предшественница слишком много болтала. Слишком много. И это Ему не понравилось.

Я перестала что-либо понимать. Тем временем Веснушка продолжила:

– Он обещал, что поможет, если я сделаю так, как Он велит. Я сделала. Теперь я здесь, а другая, которая выглядит как я, там. Ведь кто-то же должен был отправиться к химерам.

Я отпрянула.

– Первая… Ее отправили к химерам вместо тебя?

– Верно. Его сила воистину велика, – ухмыльнулась Зорана. – А теперь, Невеста, пора собираться. Хватит болтать! Нельзя заставлять Бога ждать.

Наверное, меня слишком потрясло услышанное, иначе я вряд ли бы позволила новоявленной служанке помочь с умыванием, облачить в церемониальный наряд, сделать прическу и подвести к выходу из кельи Верховного. А когда опомнилась, было поздно расцарапывать ей лицо, Веснушка-Первая спровадила меня провожатым и помахала ручкой со словами:

– Иди, Невеста, жених ждет.

И гораздо тише, дабы больше никто не слышал:

– Я видела вас в пещере с озером и слышала, что сказал тебе тот жрец, Виола.

Она ушла, а у меня тревожно заныло сердце. Впервые я задумалась, не совершила ли ошибку, выбрав вместо Мифила Крона. На что его обрекла?

На этот раз провожатых было больше: ни одни и не два, а целых четыре. Жрецы окружили меня, то ли скрывая от мира, или же предупреждая побег, и повели к молельному залу.

Зал был пуст. Я, привыкшая к волнующемуся черно-красному морю, даже растерялась в первый момент, замешкалась на входе и чуть не рухнула, запнувшись о порог.

– Шевелись, Невеста, – рявкнул жрец, идущий сзади.

Я обернулась, мельком взглянула на говорившего и невольно ускорила шаг. Благоговение, с которым мираи взирали на Избранниц, улетучилось, в глазах жреца была лишь злость. Странно, ведь я невеста их бога. И страшно.

На возвышении возле статуи Темного, наоборот, было многолюдно. Мифил, но почему-то в одеянии обычного жреца, Крон, на нем как раз красовалась мантия Верховного. С десяток других жрецов, явно из приближенных к Мифилу.

– Добро пожаловать на церемонию, Невеста.

Пусть Верховный и выглядел непривычно, действовал и говорил он как всегда надменно и решительно.

Я промолчала, отвела от него взгляд и поглядела на Крона. Он стоял прямо, будто проглотил кол, не шевелился, смотрел ровно напротив себя и, казалось, даже не моргал. Не человек, каменное изваяние.

– Что ж, начнем. Подойди, Невеста, стань рядом с женихом.

Пришлось подчиниться. Я взошла на помост и остановилась возле Крона, наши ладони соприкасались, но я так и не решилась взять его за руку. От него буквально шел холод, вымораживая чувства и желания.

Остальные жрецы во главе с Мифилом окружили статую Темного и запели. Мелодия медленная и тягучая захватила моментально. Я одновременно наслаждалась песней, ведь впервые голоса певчих звучали в унисон, и в то же время боялась. Боялась того что должно было случиться после того, как жрецы закончат.

И вот они закончили. Мелодия оборвалась на высокой ноте, и наступила тишина. Тем явственнее я услышала чуждый звук. Задрала голову, пытаясь увидеть его источник. Оказалось, статуя Темного оживала, скрежетала каменными сочленениями, вращала огненными глазами.

– Спаси, Всесветлая, – отступая, едва слышно прошептала я, но меня услышали.

Каменный исполин повернул голову, устремил чудовищный взгляд на преступницу, а потом захохотал.

– Глупая-глупая невеста! Она не услышит!

Ноги перестали держать, и я рухнула на колени, закрывая уши, но это не помогало. Ведь хохот звучал в голове.

– Тебе не позволяли сесть! – меня грубо вздернули обратно, одновременно с этим хохот прекратился.

Оглушенная, обессиленная я снова взглянула на исполина. Он больше не смотрел на меня, пригвождая взглядом Крона. Жрецу, казалось, не мешало столь пристальное внимание. Затем Темный протянул руку и сжал каменные пальцы на талии мужчины.

– Нет! – в ужасе заорала я, представляя раздавленное расплющенное тело любимого. – Не надо!

– Молчи! – Короткий удар в бок заставил захлебнуться криком. Я не удержалась и опять упала, больно ударяясь коленями. – Откроешь рот, когда разрешат. Вставай!

Пришлось, глотая слезы, подниматься.

Крон был жив, исполин поднял его до уровня своего лица и продолжал смотреть. Я тоже смотрела до рези в глазах, до черных точек. Смотрела, сжав руки в кулаки, стиснув зубы.

– Сосуд, – раздался удовлетворительный голос.

А после нестерпимо ярко сверкнули красные глаза, раздался нечеловеческий рев, и я на мгновение потеряла сознание. Когда пришла в себя, жизнь каменного исполина уже покинула.

Неужели все?

Ответ на вопрос пришел моментально.

Да, конец. Ведь ко мне подходил Темный в обличие Крона. Что же я наделала?!

Хотелось сбежать, да не дали, чьи-то грубые руки сжали плечи останавливая.



Розалинда Шторм

Отредактировано: 29.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться