Бесценный дар

Размер шрифта: - +

Бесценный дар. Главы 43 и 44 + эпилог

Глава 43

От серых комбинезонов отделился человек и направился прямо к Астре. Протянул руку в беспалой перчатке:

— Гражданка, вы задержаны…

На поляне покашляли. Есть множество разновидностей начальственного кашля. Этот был такого свойства, что даже сосны у края поляны вытянулись в струнку.

— Офицер… как вас...

— Производим задержание, господин прези… премьер-министр, — сказал офицер, уставясь из-под забрала на высочайшее начальство. — Согласно инструкции.

— У меня имеется предписание доставить гражданку в столицу, — вмешался полицейский следователь. Он глянул на Астру, и ей вдруг стало холодно. Так, наверное, улыбался Серый волк Красной шапочке.

— А у меня приказ, — ответил офицер.

— И чей же это приказ? — легко спросил следователь, разглядывая ремень «Степанова» с детским интересом.

— У нас своё начальство, — офицер потел под шлемом, но не сдавался.

— Этот вопрос в юрисдикции нашего отдела, — отпарировал следователь.

— Не хочу вмешиваться в ваши дела, господа, — с обманчивой мягкостью промолвил премьер, и оба смолкли. — Вот здесь стоит всё ваше начальство, офицер. Решите вопрос.

Офицер посмотрел на делегацию. На лице его отразилось желание уйти в досрочный отпуск.

— Да, — ответил премьер шепчущему на ухо секретарю. — Время. Господин Кулябин, мы опаздываем к демонстрации.

Господин Кулябин оторвался от созерцания небесных просторов.

— Не опаздываем, — взгляд его остановился на Астре. — Я слышал, она умерла.

— Это была ложная информация, — деловито ответил полицейский. — В интересах следствия.

— В интересах следствия, — задумчиво повторил господин Кулябин, разглядывая Астру.

— Игорь Иванович, ближе к делу, — сухо сказал премьер. — Зарубежные гости ждать не могут.

 Игорь Иванович неспешно полез в карман пиджака. Порылся там, достал портсигар. Неторопливо открыл, погрузил в него указательный палец, и покопался внутри.

— Не могут, — повторил он медленно, поднимая очень спокойные глаза на покрасневшего премьера. — Да и не надо. У меня всё с собой.

— Господа, машины поданы, — отрапортовали сзади.

— Как с собой? — удивился премьер.

— А так, что никуда не надо идти. — Господин Кулябин вытянул из портсигара сигарету, сунул в рот. — А ведь собрался бросить.

Захлопнул портсигар, подбросил вверх, ловко поймал и сжал в пальцах. Раздался тихий щелчок. Игорь Иванович раскрыл ладонь. На полированной серебристой поверхности дорогого портсигара блеснула изящная золотая накладка. В коробочке опять щёлкнуло, и милый женский голос объявил: «До точки ноль пять минут».

Зарубежные гости загомонили, дёргая переводчика за рукава.

— Что значит — пять… — прогудел было переводчик, его перебил хрипловатый голос местного чиновника:

— Простите, что значит — точка ноль? И где эта точка?

Господин Кулябин задумчиво затолкал портсигар в карман. Протолкнул пальцем серебристую коробочку, и все проследили за его движением.

— Я говорил. Это есть в докладе.

— К богу доклад, — раздражённо оборвал премьер. — Что вы сказали про точку?

— Точка приложения силы, — ворчливо сказал Игорь Иванович. — Грубо говоря — момент демонстрации.

— Тогда нам нужно ехать, — сказал местный чиновник, разворачиваясь на месте.

— Не нужно. У нас места в первом ряду, — господин Кулябин сунул руки в карманы, покачался на цыпочках и глубоко втянул холодный утренний воздух. — Тут даже приятнее.

— Игорь Иванович… — очень вежливо начал премьер. Лицо его пошло пятнами.

— Я шестой десяток Игорь Иванович, — неожиданно резко ответил господин Кулябин. — Вы просили меня сделать всё для нашего проекта. Бог видит, я сделал всё. А теперь давайте помолчим. Осталось мало времени.

— Мало времени… — эхом повторил чиновник. Он машинально поправил галстук. На среднем пальце правой руки тускло блеснул крупный чёрный камень, оправленный в белое золото. Бархатным огнём зажглась глубоко вырезанная в камне стилизованная роза. — Вы хотите сказать, что через пять минут времени уже не станет?

— Возможно. Наука пока не в курсе дела, — Игорь Иванович неожиданно фыркнул. — Вы сами этого хотели. Игорь Иванович, — передразнил он мерзким голоском, — зачем вам эти проблемы? Не надо лишних жертв!

Он обвёл глазами столпившихся на поляне людей.

— Думал, хоть мальчишка в безопасности. А он тоже здесь.

— Отец, не надо, — сказал Фома.

— Я же тебе место нашёл в отделе. А тебе самостоятельности захотелось. Хоть бы мать пожалел.

— А что будет? — настойчиво спросил чиновник.

— Мне когда сказали про девочку, я решился, — продолжил Игорь Иванович, не обращая внимания на чиновника. — Терять нечего. Дочка умерла, сын всё равно…

— Отец, не надо, — сказал Фома. Лицо его сморщилось, как от боли. — Я давно всё знаю.

— Что ты знаешь? — замирающим голосом спросила Астра. Голова странно опустела, в глазах прыгали искры. Голоса отдавались в ушах звенящим гулом. Силуэт чиновника, настойчиво хватающего господина Кулябина за рукав, задрожал и подёрнулся светящейся рябью.

— Я ему не родной, — ровно ответил Фома, глядя на Игоря Ивановича. — Моя мама вышла за него беременной от твоего отца.



Натан Темень

Отредактировано: 29.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться