Бешеная скорость (книга 3)

Размер шрифта: - +

Глава 1

- Господи Боже, ну где же тебя черти носят?
- Прости, Эмма, я уже бегу! – Дженнифер стремительно преодолевала людей в толпе, умело просачиваясь сквозь усталые, а порой и раздражительные фигуры. В который раз, она была благодарна природе за подаренную ей кошачью гибкость, изворотливость и скорость. – Я очень сожалею, что опаздываю, я просто…
- Меня не интересуют причины твоей несобранности, Дженнифер, - перебила её Эмма. - С 9 утра и до 18 вечера тебя не должно волновать ничего, кроме твоей работы. Я не собираюсь носиться по офису и искать тебя. Если тебя нет на рабочем месте – я буду считать это прогулом, и никакие отговорки тебе не помогут. Даже если ты попадешь в больницу, я должна видеть тебя у себя в кабинете ровно в 9:00 и ни минутой позже. Тебе это ясно?
Дженнифер выдохнула и кивнула, будто бы кто-то это видел.
- Да. Предельно.
- Я даю тебе ещё 15 минут. Если не уложишься – можешь смело писать заявлению об увольнении.
После этих слов она отключилась.
Дженнифер убрала сотовый в сумочку и прибавила ходу. Эмма Морено была её начальницей и тетей одновременно. Да-да, не удивляйтесь её фамилии, Эмма, действительно, была её родной тетей, просто ещё будучи совсем юной она без памяти влюбилась в тогда ещё малоизвестного испанского футболиста Антонио Морено и выскочила за него замуж. Они развелись спустя четыре года, потому что Эмма поняла, что хочет строить карьеру, а семья, как известно, для очень многих преуспевающих бизнес-леди является большой помехой.
Её старший брат Макс люто ненавидел Эмму, считая, что она властная и эгоистичная стерва, которая думает лишь о том, как бы прославить свое имя на весь мир, а то, какими способами она будет это делать, её совершенно не волнует. В общем-то, отчасти он был прав. Ну ладно, больше, чем просто отчасти. Он был прав очень сильно, но это вовсе не означало, что он имел право говорить так о человеке, который все-таки был частью их семьи. Пусть даже и совсем отдаленной её частью. 
Дженнифер вбежала в стеклянные двери высотного здания и, совершенно не замечая ничего вокруг себя, пулей влетела в практически закрывающиеся двери лифта.
- Ну, давай же, давай, - она смотрела на мигающие цифры, которые поочередно сменяли друг друга и молила Бога лишь об одном: чтобы сейчас никому срочно не понадобилась нажимать кнопку лифта на одном из промежуточных этажей. Когда на экранчике, наконец, высветилось число «21», она облегченно выдохнула и застучала каблуками по полу.
- Она рвет и мечет, - заявила подлетающая к Дженнифер светловолосая девушка, передавая ей папку и убавляя тон голоса, - где ты была?
Кейт Уилсон – высокая голубоглазая блондинка была личным секретарем Эммы и очень хорошим другом Дженнифер. Она понимала её практически с полуслова и всегда прикрывала, если та по каким-либо причинам опаздывала на работу. Но в этот раз Дженнифер сама была виновата в том, что не предупредила Кейт, поэтому та, естественно, не смогла её выгородить.
- Проспала, - так же тихо ответила Дженнифер.
- Господи, вы пере…
- Тсс, - Дженнифер накрыла её рот своей ладонью, - нашла, где об этом говорить, - прошипела она. – И нет, мы не пере, - коротко ответила она, двигаясь по длинному коридору и открывая папку. – Потом расскажу. Что случилось?
- Ей не нравятся эскизы, - вздохнула она, - мы с Диком ничего не можем сделать. Ты помнишь её месяц назад перед сделкой с агентством «Шарм»?
- О, Боже, неужели, все так плохо?
- Нет, - нервно хихикнула Кейт, а затем посмотрела ей прямо в глаза, - ещё хуже.
Дженнифер скривилась, ожидая сильнейшую в истории бурю, потому что то состояние, в котором была их начальница, когда накрылся самый важный контракт в её жизни, помнил, наверное, весь офис. Она кричала, рвала документы, швырялась вазами и уволила четырех… четырех (!!!) их самых лучших сотрудников, которые впоследствии ушли работать к их конкурентам. И это ещё больше разозлило Эмму. Конечно, вся их семья отличалась излишней вспыльчивостью и крайней эмоциональностью, но то, что творила с людьми Эмма Морено, наверное, могло бы не только запечатлеться на обложке «The Time», но и войти в мировую историю.
- В общем, - начала Кейт, и Дженнифер оторвалась от своих размышлений, опуская взгляд на раскрытую папку, которую держала в руках, - она говорит, что обложка ужасная и что такими темпами наши рейтинги просто резко поползут вниз. Статью Дика она просто порвала и выбросила в урну. Ты сама услышишь все эти треклятые слова, которыми она называет весь наш офис и свой журнал в особенности, поэтому я не буду тебе их пересказывать. Но Джен, милая, успокоить её можешь лишь ты. Я понимаю, что у вас не совсем идеальные отношения, если рассматривать вас как семью, но на работе она доверяет тебе больше остальных.
- Я поняла, постараюсь что-нибудь сделать.
- Пойду успокою Дика, - вздохнула Кейт, - он опять заперся в туалете и не хочет выходить. Наверное, ещё немного и придется вызывать бригаду спасателей.
- Думаешь, он сделает что-то плохое?
- Ага, - бросила ей вслед подруга, - потопит нас в океане собственных слез.
Губы Дженнифер тронула еле заметная улыбка. Дик Саммерс был самым добрым и искренним человеком, которого Дженнифер только встречала. Но из-за своей чрезмерной чувствительности ему было очень тяжело справляться со своими обязанностями, потому что для того, чтобы работать под началом у Эммы Морено, нужно быть: А. Сдержанным. Б. Целеустремленным. В. Волевым. Г. Хладнокровным. Д. Нужно иметь характер. К сожалению, ничего из вышеперечисленного у Дика Саммерса никогда не было, зато вот в семье Дженнифер эти качества пребывали в серьезном избытке. И в особенности у неё самой.
Медленно закрыв глаза, она сделала глубокий вдох, а затем постучала в дверь и толкнула её внутрь.
- Иди и все живо переделывай! Если тебе дорого это место, то ты больше не допустишь подобного промаха!
Дженнифер остановилась в дверях, наблюдая за тем, как Эмма отчитывала Эдди - молодого парня, который занимался оформлением обложки и работал у них всего пару недель. Глаза их начальницы горели такой неконтролируемой яростью, что она прямо у всех на виду взяла у Эдди из рук не до конца доработанные эскизы и порвала их на мелкие кусочки.
Да, Кейт явно не преувеличивала, когда говорила, что дело дрянь.
- Ещё раз ты принесешь мне подобную чушь – моментально вылетишь с работы! Тебе все ясно?
- Д-д-да, мисс Морено…
- Прекрати заикаться и иди работать! Выпуск номера на носу, а у нас ещё даже обложка не готова!
Дженнифер осторожно присела на корточки, подбирая с пола кусочки от некогда целого эскиза, и вложила их в свою папку. Парень выбежал из кабинета как ошпаренный, и она вымученно вздохнула, прекрасно осознавая, что ей придется искать нового кандидата на должность Эдди.
- Где ты была?! – Эмма вышла из-за стола и подошла к племяннице. - Ты хоть знаешь, какой бардак творится в этом чертовом месте, пока ты гуляешь непонятно где?!
- Эмма, я…
- Эти люди сведут меня в могилу, - она обхватила свою голову руками и стала массировать пальцами ноющие виски. – Ты видела, какую поганую обложку эти неблагодарные балбесы предложили мне для субботнего номера?! Это же просто позор! А статья этого помешанного на животных Саммерса?! Он написал о том, как, цитирую «уберечь питомцев от вашей мебели»! Питомцев от мебели, а не наоборот! Как будто это мебель портит животных! – Дженнифер плотно поджала губы, пытаясь не показать веселости, которую вызвала у неё статья Дика, и сделала себе мысленную пометку о том, чтобы не забыть заглянуть к бедному парню, который, скорее всего, сейчас переживает не самые лучшие свои минуты. Ну и, по всей видимости, придется снова спасать его от очередного увольнения, предлагая Эмме новую тему. - Господи, - застонала её начальница, падая в черное кожаное кресло, - они погубят мою репутацию. Погубят репутацию «HappyStyle». И нам всем придется искать новую работу.
- Эмма, - начала Дженнифер, опускаясь рядом с ней, - давай я попробую все уладить, хорошо?
- Уладить… - повторила она, все ещё сидя с закрытыми глазами. – У меня уже голова болит от этих идиотов! Разве так сложно написать нормальную статью? – Дженнифер ожидала крика, но её тётя внезапно открыла глаза и тихо продолжила. – Или сделать красивую, эффектную обложку, которая моментально привлекла бы к себе внимание? Скажи мне, это так трудно?
- Нет, Эмма, совсем нет.
- Тогда объясни мне, - её тон начал повышаться, и она приподнялась с кресла, так, что Джен пришлось сделать то же самое, - какого черта эти недотепы, которых я наняла на работу, нарисовали на обложке субботнего номера чертовы розовые бантики?! – и в этот момент она закричала. – Мы что, детский журнал про Барби?! – Дженнифер прикрыла глаза, четко осознавая, что вот она, та самая буря. – Иногда я думаю, что в этом месте работают ещё не до конца сформировавшиеся дети детсадовского возраста, которые любят чаепития и качели! – Звук разлетающегося стекла прорезал её слух, и она резко распахнула глаза. От любимой чашки Эммы теперь остались лишь осколки, а шикарный французский ковер теперь украшало огромное коричневое пятно от кофе. – Попалась же ты под руку… Кейт!
Кофе… ну конечно же…
Дженнифер не стала терять больше ни минуты, она быстро села за стол и взяла в руки первый попавшийся ей под руку карандаш.
- Да, мисс Морено? – девушка влетела в кабинет буквально через пару секунд.
- Вызови уборщиков! Пусть приберутся в кабинете, - Эмма одернула свой дорогой красный пиджак, стараясь успокоиться, а затем величественно поправила свои собранные наверху волосы. – И принеси мне новый кофе.
- Хорошо.
- И Кейт, - она сделала паузу, а затем потянулась к папке и протянула её помощнице, - мне нужно пятнадцать экземпляров для утреннего собрания.
- Будет сделано, - кивнула та, забирая у Эммы документы, а затем вышла за дверь.
- Как насчет кофейной темы? – промолвила Дженнифер, не отрывая глаз от листа и что-то усердно на нем рисуя.
- Что?
- Мы могли бы сделать очень интересный проект, - повторила она, все ещё продолжая чертить частые линии. - Мне кажется, что он стал бы очень популярным среди наших клиенток, - когда Эмма подошла ближе, Джен развернула листок к ней, а затем подняла свои глаза на начальницу. – Только подумай, каким интересным этот интерьер стал бы для всех, кто читает наш журнал.
Эмоции на лице Эммы прочесть было совершенно невозможно. Она напоминала огромную скалу, неподвижно стоящую рядом с бурлящим океаном, волны которого хоть и бились об неё, но не являлись причиной её беспокойства.
Она протянула одну руку к рисунку, другой поправляя свои массивные черные очки, а затем, после долгого и внимательного изучения эскиза, сняла их, переводя взгляд на племянницу.
- От статьи Дика тоже можно не отказываться полностью, - внезапно сказала Дженнифер, заставляя брови начальницы взлететь вверх. – Я предлагаю оставить её в качестве небольшой шутки, а в дополнение к ней написать статью о новом «вкусном интерьере». Мы давно не вносили в наш журнал ничего нового, - поспешно добавила та, не давая тете ответить, - это могло бы неплохо его освежить.
Эмма немного помолчала, внимательно разглядывая наброски эскиза.
- И кто же будет писать эту статью?
- Я напишу, - без тени иронии сказала она.
- Серьезно? – искренне удивилась та.
- Я знаю, что у меня ещё не было возможности показать свои писательские способности… точнее, у меня вряд ли они у меня вообще имеются… но это, в общем, не так важно… - слегка улыбнулась Дженнифер, а затем откашлялась, заметив недоумевающий взгляд тети. –  Статья будет лежать у тебя на столе через пару часов, обещаю.
Эмма многозначительно посмотрела на Дженнифер, а затем снова перевела свой взгляд на листочек, который держала в руках. Она плотно поджала губы, сосредотачивая свои мысли на словах племянницы, и уже начиная продумывать, чем это может для них обернуться.
Планирование. Перспектива. Выгода. Результат. Вот, что было двигателем в их семье, как на работе, так и в повседневной жизни.
- Пара часов, значит? – задумчиво спросила Эмма.
- Да, - кивнула Джен. – И ни минутой больше.
- И ты обещаешь, что в этот раз у нас не будет никакого форс-мажора?
- Даю честное слово, - снова кивок.
- А обложка?
Дженнифер приподнялась, вставая рядом с тетей и обводя пальцами свои зарисовки.
- Я бы поместила на обложку примерно то, что попыталась изобразить. Новый интерьер, с новым названием, со свежими идеями и советами. Это означает новые эмоции, новые возможности и совершенно новое, фантастическое настроение. Ты только представь это, - её улыбка расползлась до ушей и она прикусила нижнюю губу, при этом блаженно прикрывая глаза, - шоколадно-молочные тона стен и мебели, мягкие ковры с небольшими пятнами, словно от пролитого кофе. Декоративные кофейные деревья… ну, или, можно настоящие, почему бы и нет, правда? – усмехнулась она. – О, а как украшения можно было бы использовать кофейные зерна. Мы можем украшать ими рамки для фотографий, часы… да что угодно! Я так и вижу, как наш журнал улетает с прилавков магазинов. – Она постояла так ещё пару секунд, а затем перестала улыбаться, мгновенно становясь серьезной. – Если, конечно, ты не против.
Эмма внимательно смотрела на неё, не смея отводить своего взгляда, и словно пытаясь понять, о чем сейчас думала её племянница. На какой-то момент Дженнифер показалось, что даже талант Сары – читать людей по лицам, – совершенно не шел ни в какое сравнение с умением Эммы «буравить свою цель».
Её тетя осторожно отложила листы с набросками в сторону и медленно развернулась к ней. На какую-то долю секунды Дженнифер показалось, что её взгляд стал каким-то мягким и… теплым.
- Я никогда не понимала, как у таких родителей, как твои, смогла вырасти такая дочь, как ты, - тихо произнесла она, заставляя сердце Дженнифер ускорить свой ритм. Они просто смотрели друг другу в глаза, словно между ними снова были те же самые отношения, что и много лет назад. Словно Эмма Морено снова вернулась в их семью, снова стала её неотъемлемой частью. Именно сейчас Дженнифер видела перед собой не свою строгую и эгоистичную начальницу, а свою любимую и понимающую тетю, которая была готова на все ради того, чтобы её племянники были счастливы. Но это продлилось не так долго, потому что в её глазах снова появился присущий им лед, а голос вновь обрел нотки строгости и властности. – Я жду статью через два часа, - произнесла Эмма, отходя к своему столу. - Не подведи меня.



Мартьянова Ксения

Отредактировано: 23.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться