Бешеная скорость (книга 3)

Размер шрифта: - +

Глава 19

Дилан зажег последнюю свечку бархатно-красного оттенка, завершавшую романтичный образ, который он пытался создать весь день с самого утра. Кажется, в воздухе теперь пахло спелыми яблоками, которые невольно вызывали на устах улыбку. Или сладкими ягодами: клубника, земляника, вишня... может быть, можно было ощутить тончайшие нотки винограда, которые опьяняли тебя с такой силой, что ты просто начинал терять голову. А, возможно, это был шанс почувствовать все эти невероятные запахи одновременно.
Это был первый романтичный вечер в его жизни.
Первый вечер, который он организовывал по собственному желанию и собственными усилиями для той, которая прочно засела в его сердце. Для той, которая забрала его волю, подчинила себе его мысли, сломала существующие принципы и разрушила его для любой другой женщины. Для той, которая разрушила его для того, чтобы вновь воскресить. И подарить желание жить.
Он не знал, как показать ей, что она значит для него. Как показать всю важность и ценность того, что она рядом. Ведь порой ни слов, ни даже поступков бывает не достаточно. Ему казалось, что на свете нет ничего, что могло бы рассказать ей о силе его любви. Она была настолько необъемлемой, что он и сам боялся её величия. Возможно ли любить так отчаянно и безрассудно? И если нет, то тогда как назвать то, что он чувствует, когда смотрит ей в глаза? Как назвать эту странную дрожь в коленях, это учащенное сердцебиение и ускоряющийся пульс, когда она находится в непосредственной близости? Как назвать это желание всегда держать её за руку и никогда не разжимать пальцев? Как назвать потребность слышать её голос и видеть на устах улыбку? Он не мог найти другого определения всему этому, но что-то подсказывало ему, что это лишь потому, что его попросту не существует. Он любит её. Вот ответ на все вопросы.
Дилан усмехнулся, когда вспомнил, как сильно достал Макса своими бесконечными звонками с просьбами дать ему очередной совет. На шестнадцатый звонок – и это не преувеличение – Макс и Алекс уже смеялись во весь голос. Слава Богу, что Меган и Сары не было поблизости, иначе эти две слишком любопытные натуры, нашли бы эффективный способ выведать у своих мужей то, что Дилан держал в строжайшем секрете и под тысячами надежнейших замков. И если бы им это удалось, то случилась бы самая крупномасштабная катастрофа в истории с самыми непоправимыми последствиями за все существование нашей планеты. Ведь если женщине становится известно о тайне, то вскоре о ней становится известно и всему её ближайшему окружению, не говоря уже о том, что о ней узнают даже те люди, которые не входят в список её «доверенных лиц». Как у этих прелестных созданий получается оповестить весь мир о том, что должно было быть тайной, навсегда останется одной из самых удачных загадок Вселенной. Потому что мужчине уж точно не понять подобного таланта.
Он легко улыбнулся, а затем посмотрел на свои наручные часы. Они показывали половину восьмого. Дженнифер заверила его, что уйдет с работы в семь, а это значит, что если она не нарушила данного ему обещания, то должна уже вот-вот придти. Он почувствовал, как сердце внезапно стало стучать быстрее. Всё ли он сделал правильно? Все ли подготовил так, чтобы суметь оправдать её ожидания? Не разочарует ли он её? Черт возьми, так сильно он не волновался ещё никогда в своей жизни. Ещё никогда не было ничего более важного, чем её эмоции. Он хотел бы склонить весь мир к её ногам. Если бы только она позволила ему. Если бы только перестала бояться.
Но нет, он не собирался сидеть сложа руки и ждать, пока девушка, без которой он не представляет своего существования, наконец, сможет принять его в свою жизнь так, как он в этом нуждается. Он собирался сделать все возможное для того, чтобы она почувствовала, что именно с ним её чувства всегда будут в сохранности. Что именно он сможет наполнить её жизнь смыслом. Он научит её рисковать. Научит доверять своему сердцу. Развеет все сомнения и покажет иную сторону медали. Ту, которую она, возможно, ещё не готова увидеть. Но к которой он обязан её подтолкнуть.
Дилан услышал, как в замке стал поворачиваться ключ и тут же отошел в тень, которая позволяла ему оставаться в недосягаемости от любых глаз в этой квартире и в то же время видеть все, что в ней происходит. Он услышал, как Дженнифер осторожно положила металлическую связку на столик, и позволил себе поднять голову вверх. Её образ он узнал бы из тысячи. Даже сейчас, не видя её лица, но чувствуя её сладковатый запах и неровное, чуть сбившееся дыхание. Ему казалось, что её сердце колотится даже сильнее, чем его собственное. Так отчетливо он слышал каждый его стук.
Её еле слышное дыхание заставило его затаить собственное и медленно опустить руки вниз. Она ещё не видела всего того, что он сделал, потому что обзор ей преграждал небольшой выступ стены, и он не мог справиться с чувством волнения, которое заставляло все его тело подрагивать в страхе. Он вел себя, как чертов подросток. Мальчишка, который впервые оказался на свидании с девушкой и теперь совершенно не представлял, что нужно делать. Боже, он и подумать не мог, что когда-либо будет чувствовать подобное. Что кто-либо заставит его испытывать… такое.
Он заметил, как Дженнифер попыталась найти руками включатель, и уже собирался было сорваться с места, чтобы остановить её, но увидел, как тоненькие пальчики мгновенно замерли, когда глаза поймали яркие горящие отблески, отражающиеся на полу. Она сделала несколько медленных, слегка неуверенных шагов вперед, пока не вышла за пределы полной темноты, и тут он смог достаточно и во всех деталях разглядеть её лицо. Смог увидеть, как заблестели её глаза, почувствовать, как сильнее застучало сердечко и как участилось дыхание. Она не глядя ступила на порог, отделяющий гостиную от коридора, но мгновенно замерла, почувствовав нежное прикосновение цветков к босым ногам. Её взгляд опустился вниз, поэтому он не мог увидеть эмоции, отражающиеся на её лице, но, зато, все также отчетливо слышал биение её сердца. Дженнифер осторожно опустилась на корточки и позволила своим пальцам со всей присущей ей чувственностью пробежаться по красным бархатным лепесткам. Он будто бы ощутил её невольную улыбку. Представил, как она блаженно прикрыла глаза, разрешая нескольким слезинкам скатиться по щекам, и ощутил, как что-то теплое начинает заполнять его. До самых краев. Не оставляя пустовать ни дюйма.
Когда она медленно подняла свой взгляд вверх, Дилан ощутил, что тонет в её прекрасных голубых глазах. Ему показалось, что время всего мира моментально остановилось, потому что она попросила стрелки на часах продлить это мгновение ещё ненадолго. Еще на несколько секунд. И он мог бы поклясться, что они в одно лишь мгновение исполнили её заветное желание.
Он наблюдал за тем, как она приподнялась и сделала несколько неторопливых шагов вперед. Она внимательно оглядывала каждую из сотен свечей, горящих в комнате, словно пыталась сохранить их все до единой в своей памяти и запечатлеть эту картину в своем сердце.
Не в силах оторвать от неё своего взгляда, Дилан бесшумно задвигался вдоль стены, а затем, оказавшись у Дженнифер за спиной, медленно вышел из тени и сделал несколько шагов по направлению к ней. Он остановился лишь когда ощутил тончайший клубничный запах, исходивший от её волос, после чего неторопливыми движениями положил руки ей на плечи и наклонился вперед, нежно касаясь губами её обнаженной ключицы. Она тут же тихо выдохнула, а затем осторожно откинула голову назад, и уже через мгновение прижалась спиной к его груди и обвила рукой его шею.
- Тебе нравится? – Прошептал Дилан, еле ощутимо касаясь губами мочки её уха.
- Безумно, - почти неслышно выдохнула она. Он легко улыбнулся и прикрыл глаза, наслаждаясь её близостью и сладковатым запахом её любимых духов. Ощутив, что она начинает разворачиваться, он выпустил её из рук и поймал взгляд её голубых глаз. – Ещё никто и никогда не делал для меня ничего подобного.
Дилан осторожно заправил локон волос за её ухо, а затем взял в свои ладони её лицо и пристально посмотрел в её синие морские глубины.
- Потому что это должен был сделать лишь я, - так же тихо ответил он. – Ведь ты только моя, Дженни. Только моя.
Большим пальцем он ласково вытер слезы, которые снова потекли по её щекам, после чего наклонился и поочередно поцеловал её в каждое подрагивающее и мокрое от соленой воды веко. Он слышал её учащенное сердцебиение и неровное дыхание. Чувствовал, как бешено стучит её пульс и как дрожат руки. Он не хотел отпускать её даже на долю секунды и ощущал лишь одну единственную потребность: всегда делать её счастливой.
- Иди сюда, - он осторожно потянул её, медленно направляясь вглубь комнаты и ведя Дженнифер по дорожке из красных роз. Дилан расцепил руки только лишь для того, чтобы выдвинуть скамейку, а когда она не спеша опустилась на мягкую подушку, слегка придвинул её и, обойдя с другой стороны, опустился рядом с ней.
- Ты так сильно не хотел быть вдали от меня? – Спросила Дженнифер, поворачивая к нему свою голову.
- Что?
Она невольно улыбнулась.
- Обычно все организовывают так, чтобы девушка и парень сидели на некотором расстоянии и смотрели друг другу в глаза, - ответила она. – Но ты сделал иначе.
Дилан немного помолчал, а затем придвинулся ближе, не смея отрывать от неё своего взгляда.
- Зачем мне смотреть в твои глаза на расстоянии, если я могу коснуться тебя в любой момент, когда захочу? – Прошептал он, заставляя Дженнифер задышать чаще. – Если я могу взять тебя за руку… или сделать так, - он поднял свою руку и провел большим пальцем по линии её губ. Она задрожала и инстинктивно приоткрыла губы, побуждая его опустить на них свой взгляд. – Как я могу находиться вдали от тебя, если я чувствую, что умираю каждый раз, когда не могу просто услышать твой голос… как я могу находиться в дали от той, которая заставляет мое сердце так сильно стучать… вдали от той, без которой я просто не могу дышать… - Дилан взял её за руку, а затем поднял глаза вверх. – А разве человек может не дышать?...
Её глаза снова заблестели, и он увидел, как они наполнились слезами. Её губы слегка задрожали, а затем он почувствовал, как что-то прохладное коснулось его лица. Он на мгновение прикрыл глаза, позволяя себе насладиться ощущением невероятного тепла, которое дарили ему её руки, а затем слегка повернул голову вбок и, все ещё не открывая своих глаз, поцеловал внутреннюю сторону её ладони. Она сильнее прижала её к его лицу, а затем он почувствовал, как она высвободила свою вторую ладонь, которую он до этого момента крепко сжимал в своей руке, и это заставило его посмотреть на неё. Она обхватила руками его лицо и заглянула ему в глаза с такой нежностью и любовью, что он даже на какое-то время перестал вдыхать в легкие воздух.
- Тогда не смей находиться вдали от меня, - шептала она, пока по её лицу струились слезы, - слышишь? Если ты не можешь дышать, тогда и я не могу. Я не могу дышать без тебя, Дилан. Я не хочу дышать без тебя… я… я даже не буду пытаться! Если ты оставишь меня, то я…
Она тараторила так быстро, что даже вызвала у него невольную улыбку.
- Дженни, - он накрыл её ладони своими, а затем заставил их медленно заскользить вниз. Она замолчала и беспомощно уставилась в его глаза, словно пыталась ухватиться за них, как за спасательный круг. Все внутри у него мгновенно сжалось. – Я обещаю… я никогда не оставлю тебя. Пусть даже сами Небеса разверзнутся. Пусть нас захочет разделить сама Вселенная. Пусть я умру. Но никогда не покину тебя, слышишь? Даже после смерти я найду дорогу к тебе.
Дженнифер тут же подалась вперед и с силой прижалась к его груди, зарываясь лицом ему в шею. Он ощущал её прохладные слезы на своей коже и слышал все её мысли так отчетливо, словно она произносила их вслух. Дилан обнял её, позволяя ей с ногами забраться на скамейку и удобно устроиться на его теле. Он знал, что только так она чувствовала себя в безопасности. Так она говорила ему «Я верю тебе. Я доверяю тебе». Он должен доказать ей, что чувствует то же самое.
- Ты всегда плачешь… - неожиданно прошептал он, а затем слабо улыбнулся. – Совершенно по любому поводу и даже без него. Скажи, есть хотя бы малейшая вероятность, что я смогу избавить тебя от этой привычки?
Он услышал, как она улыбнулась сквозь слезы, а затем замотала головой и сильнее зарылась в его рубашку.
- Боюсь, тебе придется с этим жить. И терпеть меня. Скажи, ты готов терпеть меня со всеми моими выходками до самой смерти?
Он искренне рассмеялся и слегка откинул голову назад.
- Дженни…
Он ощутил, как она тут же приподнялась. Её пронзительные глаза уже смотрели глубоко внутрь него, а брови были приподняты в удивлении. Это было невероятно, но слез на ресницах уже почти не было.
- Это твой ответ?
Улыбка с его губ тут же исчезла, и он замолчал, практически не шевелясь и стойко встречая её твердый взгляд. Он ведь хотел рассказать ей о том, что у него на сердце, верно? Хотел, чтобы она была уверена в нем целиком и полностью, и чтобы внутри у неё никогда не было и толики сомнения в том, что она для него целая жизнь. Он ждал лишь подходящего момента, чтобы сделать то, что задумывал, но не рассчитывал, что он наступит так быстро. Хотя, возможно, это и к лучшему. Ведь именно о таком моменте он и мечтал.
- Давай, пойдем, - он взял её за руку и поднялся на ноги.
- Куда? – Непонимающе спросила она. – Ты не ответил на мой вопрос!
- Потерпи немного, сейчас ты получишь свой ответ.
Он потянул её на себя, заставляя Дженнифер встать следом.
- Что ещё ты задумал? – Спрашивала она, следуя за ним через всю гостиную.
- Увидишь.
- Что? – Весело улыбнулась она. – Собираешься расправиться со мной? Я так и знала, что все парни одинаковые. Как только девушка говорит что-то вроде «до самой смерти», вы бежите, как ошпаренные, куда глаза глядят.
- Я не бегу, а иду. – Усмехнулся Дилан, подводя её к стеклянным дверцам.
- Это не так важно для… зачем ты ведешь меня на балкон? Если собираешься скинуть меня вниз, то знай, у тебя ничего не получится! Ты никогда не избавишься от меня после того, что сказал в гостиной. Сам Бог был свидетелем, Дилан, и теперь, если что-нибудь со мной случится, я приду к тебе после смерти и не дам тебе покоя! Ты же смотрел фильм «призраки бывших подружек»? Если нет, то посмотри, и тогда ты узна…
Она не успела договорить, потому что Дилан мгновенно притянул её к себе. Их лица практически соприкасались. Они чувствовали дыхание друг друга на своей коже и ощущали, как их сердца бьются в унисон. Казалось, что невозможно быть ещё ближе, чем они есть сейчас. Дилан медленно провел рукой вдоль ей бедра, услышав, как она практически бесшумно выдохнула, а затем остановился в нижней части спины. Дженнифер стояла с закрытыми глазами, стараясь дышать как можно ровнее, но его прикосновения действовали на неё совсем по-другому – они попросту лишали её этой способности.
- Ты слишком много говоришь, - прошептал он, не сводя с её лица своего пристального взгляда. Её губы инстинктивно приоткрылись, пропуская внутрь хотя бы немного воздуха, но этого все равно было катастрофически мало. И он ощущал, с каким трудом она сохраняла самообладание. – Это очень вредная привычка, Дженни.
- Дилан…
- Молчи, - он закрыл её рот своим указательным пальцем, и она снова задохнулась. Им казалось, что они сближаются друг с другом в первый раз. Что до этого момента они оба сдерживали свои чувства, а сейчас, в эту секунду, позволили им вырваться наружу. Они оба играли, но оба этого не осознавали.
Дилан убрал свой палец от её губ, а затем достал свой мобильный и, не глядя, пробежался пальцами по сенсору. Когда прозвучали первые мелодии саксофона, Дженнифер тут же распахнула свои глаза и подняла голову вверх. Не прерывая зрительного контакта, Дилан нашел её руку и переплел её пальцы со своими, другой ладонью сильнее прижимая её к себе. Они начали медленно двигаться и ни один не смел отводить взгляда в сторону, продолжая смотреть своему партнеру прямо в глаза. Оба слушали слова песни с такой сосредоточенностью, что каждая мысль, отражающаяся в их глазах, начинала писать их собственную историю. Даже когда человек понимал, что песня не отражает того, что происходит в его жизни, он все равно находил в ней хоть что-то, что ясно говорило ему: «Это обо мне. Это о нас». Каждый понимал смысл произнесенных исполнителем слов по своему… и только некоторые из сердец могли услышать истинные эмоции и чувства, с которыми эти звуки слетали с губ. В их «беззаботном шепоте» таилось то, что было подвластно понять лишь немногим. Лишь тем, чьи сердца были так же чисты и полны любви, а пальцы так же крепко переплетены. Лишь тем, для кого каждое мгновение вместе было чем-то особенным и невероятно ценным, а каждая минута порознь была самой сильной мукой на свете.
- Дженни, - неожиданно прошептал Дилан, не в силах сдерживать потока своих чувств.
- Ммм… - услышал он слабый звук, говоривший о том, что она все ещё находилась где-то между реальностью и сном.
- Этот танец – мое тебе обещание. - Она внимательно смотрела на него, а он боялся сделать хотя бы малейшее неосторожное движение. - Я никогда и никого не буду держать за руку так, как тебя… никогда и ни с кем не посмею двигаться в такт сердцебиению… я хотел бы всегда… все то время, что мне отведено… жить лишь этим танцем с тобой…
Дженнифер молча наблюдала за выражением его глаз, а когда он приблизился к ней ещё на несколько дюймов, не смогла удержаться и слегка опустила ресницы вниз. Нежным касанием Дилан пробежался пальцами по её щеке, почувствовав, как её сердце начало стучать сильнее, пульс участился, а дыхание перехватило. Дилан до безумия хотел поцеловать её и крепко сжать в своих объятиях, но вместо этого лишь медленно отстранился, моментально встречая непонимающий взгляд голубых глаз.
Дилан осторожно взял её за руки и подвел к самому краю. Он задержал свой взгляд на её лице лишь на мгновение, а затем обратил его по направлению к ночному городу. Дженнифер тоже повернула голову в сторону, все ещё не до конца понимая, что происходит, а затем замерла.
Обыкновенные высотные здания, которые она видела перед собой каждый вечер и которые стали простой деталью её жизни, сейчас были самым прекрасным зрелищем на свете. Они были подсвечены розовым светом и представляли собой невероятный спектр: чем выше к небу поднимались её глаза, тем слабее оттенялся цвет. Наверху окна светились зеленоватым цветом, а где-то переходили в нежно фиолетовый, создавая такую невероятную гамму цветов, что просто захватывало дух… но не это было тем что заставило слезы вновь скатиться по её щекам. Нет, совсем не это. А то, что она увидела спустя несколько секунд. Огни всего города моментально погасли, и, казалось бы, оставили весь мир спокойно спать, но затем, спустя всего некоторое мгновение, начали поочередно загораться лишь те из них, которые были избраны для этого специально. Дилан видел, как она перестала дышать, когда начинала осознавать, что за надпись вырисовывается на стенах высоток, и как с усилием она стиснула своими пальцами перила. Что она чувствовала в этот момент? О чем думала? Какое решение принимала?
Дилан интуитивно потянулся к карману своего пиджака и ухватился за маленький предмет, надежно спрятанный там от посторонних глаз. Он сделает это сейчас. Развеет все её сомнения раз и навсегда. И ответит на все её озвученные и немые вопросы.
- Почему ты просишь меня быть твоей? – Её шепот и слезы в глазах заставили его замереть. – Разве это уже не так? Разве ты не чувствуешь этого?
- А ты чувствуешь? – Немного помедлив, спросил он. – Тебе достаточно того, что ты имеешь?
Дженнифер подошла к нему вплотную и осторожно положила свои ладони ему на грудь.
- Я имею все, о чем раньше могла лишь мечтать, – начала она, не отрывая от него своего взгляда, – и все это мне подарил ты, - её губы тронула легкая полуулыбка. – Я безумно люблю тебя, Дилан. И я знаю, что ты тоже меня сильно любишь… а теперь скажи мне, разве я могу просить тебя о чем-то ещё?
- Ты можешь просить меня о чем угодно, Дженни, – тихо говорил он. – Обо всем, что сделает тебя счастливее.
- Я уже счастлива, - ответила она. – И того, что есть сейчас, мне вполне достаточно. – Она замолчала, внимательно разглядывая его лицо, а затем он ощутил, как её ладони заскользили по его груди и всего через мгновение обвили его шею. – Поверь мне, Дилан, - снова зашептала она. - Большего мне не нужно.
Дженнифер приподнялась на носочки, касаясь его губ в легком, но продолжительном поцелуе, а затем прижалась к нему всем телом, зарываясь лицом в его рубашку. Он медленно опустил голову вниз, бросая свой взгляд на карман пиджака, в котором до сих пор держал свою руку, сжимающую маленькую бархатную коробочку. «Порой, нашим планам не суждено осуществиться именно тогда, когда мы их задумываем. Порой, жизни наскучивает игра, которую она ведет, и она меняет её правила. Порой, мы слишком опьянены собственными желаниями, что с закрытыми глазами следуем тому, что шепчет нам наше сердце. И порой, то, с чем мы сталкиваемся, заставляет нас очнуться, чтобы вновь вернуться в реальность», - Дилан позволил себе еще всего на мгновение ощутить прикосновение бархата к своей коже, а затем разжал пальцы, позволив своей мечте так и остаться несбыточной.



Мартьянова Ксения

Отредактировано: 23.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться