Бесконечное лето

Размер шрифта: - +

6.

 Почему я пытаюсь убежать от человека, который предлагает мне дружбу? Чтобы не обидеть Мэг? Или я сама по себе так действую, потому что не ищу новых знакомств?

 Когда я приехала домой тем вечером, то эти мысли не давали мне покоя продолжительное время. Я думала во время ужина, в душе и перед сном. Ведь я понимала, что общение с Тобином мне приятно. Тогда в чем проблема? А потом я сожалела, что не отказала ему в походе в пиццерию. Слишком все быстро. Нужно притормозить. Хотя, мы сами договорились, что это исключительно дружеский обед или ужин. А может и завтрак. Я даже времени не спросила. А вдруг он придет тогда, когда меня не будет дома? Но, немного подумав, успокоилась, ведь у него был мой номер телефона.         

 Подруге я не стала говорить, что виделась с Тобином. Шутки Мэг меня бы добили. Я не была влюблена, но это не мешало ей смущать меня.

 Я не спорю, что парень весьма привлекателен, и порой я даже не могу на него смотреть, так как я не являлась уж очень уверенной девушкой.  Но он не нравился мне, как парень. Во-первых, виделись мы всего раза три, и то не очень долго общались. Я так быстро не могу вдруг понять, как отношусь к человеку. Но с ним приятно общаться. Свободно и легко, даже если общением-то это не назовешь.

 Теперь и у меня появился интерес к потолку. Я лежала в футболке Тобина, глядя в потолок. В ушах наушники, и играла песня Led Zeppelin – Good Times Bad Times. Закрыв глаза, я слушала музыку. Ведь  музыка - замечательное открытие человека. С ее помощью можно расслабиться, или наоборот, унестись в пляс. Наконец спокойствие разлилось по-моему телу и я расслабилась.

 * * *

 Тобин каждый день приходил в паб. Не знаю, то ли для того, чтобы напомнить о себе, либо ему здесь очень нравилось. Антония все подмигивала мне, а я не понимала ее намеков. Человеку нравится ходить в пабы, мне-то что?

 Я перестала протирать стакан, чтобы переключить песню в плеере, вдруг по стойке похлопали, и я дернулась. Развернувшись лицом к источнику звука, я не была  удивлена  увидев  Тобина. Сегодня на нем были узкие черные джинсы и майка, которая была ему немного великовата.

 — Давай после смены сгоняем в ту пиццерию? — сказал он тихим голосом, мотнув головой в сторону выхода.

 — Когда я закончу, будет поздно, — я поставила чистый стакан и принялась мыть следующий.

 — Она же экстремальная. Открыта круглосуточно, и там подают огромные порции самой супер-острой пиццы, — Тобин мечтательно вздохнул. — Идем? Я плачу.

 Это было мило с его стороны тащить малознакомую девчонку с собой, но мне хотелось отказать. Сослаться на больную мать, хотя с недавних пор она пришла в норму. И рассказывать об этом я не хочу. Возможно, он слышал про проблемы в нашей семье, но я лучше не стану лишний раз напоминать.

 — Я бы с радостью…

 — Но ты не можешь? — продолжил за меня парень.

 Ох, Элли. Не делай ошибок.

 — Почему же? Я просто хотела сказать, что с радостью бы сходила с тобой туда, — я добавила, как можно больше оптимизма в голос, а еще и улыбнулась.

 Тобин расслабил плечи, которые напряглись минуту назад. Он нервничал?

 — Тогда забирай вещи, и идем. Я на машине.

 Тобин вышел, а я стала собирать свой рюкзак, со скорбящим видом укладывая плеер в карман. Накинув на плечи джинсовую куртку, пошла к выходу, заодно и попрощалась с Антонией, которая вопросительно на меня смотрела. Нужно позже ей все объяснить. Я ожидала, что у Тобина какая-нибудь крутая тачка. Но нет, около паба стояла старенькая легковушка, но она была симпатичная. Не развалюха, и не мамочкина машинка. Забравшись в салон, я потянула ремень безопасности на себя, но его заело.

 — Тут нужно медленнее потянуть. Сейчас помогу, — парень развернулся на сиденье и помог мне пристегнуться, наши руки немного соприкоснулись, и я была удивлена, насколько его кожа мягкая. Неужели он пользуется кремом?

 Когда мы поехали, машина издавала приятное урчание, а не тарахтение, что не скажешь по ее внешнему виду. Парень вез нас куда-то, где я раньше не была. Увидев указатель с перечеркнутым названием нашего города, я заерзала на сиденье. Он увез меня за город. На улице было темно, как и в салоне автомобиля, только изредка свет от фонарей попадал внутрь. Я начинала немного нервничать. Зачем мы ехали за город?

 Машина свернула с длинного шоссе на плохо заасфальтированную дорогу, и нас немного трясло. Потом мы проехали мимо рядов из бутиков с одеждой и впереди показалось заведение с вывеской в виде куска пиццы из неоновых ламп. Тобин припарковался, отстегнул свой ремень безопасности, а потом помог мне. Выйдя на свежий воздух, я удивилась, как быстро похолодало. Мы вошли в пиццерию, где пахло так великолепно, что я чуть не рухнула на пол. Я засмотрелась, как повар крутил большой блин теста, и споткнулась о швабру. Парень схватил меня за локоть, хохотнул над  моей неуклюжестью, и повел к свободному столику, а затем пошел делать заказ. Вернувшись, он принес два стакана.

 — Газировка. Она здесь бесплатная, — сказал он, доставая трубочку из подставки со всеми необходимыми вещицами, вроде зубочистки и пакетиков с солью.

 — Тут так пахнет, я чуть не умерла, — шепнула я.

 — Плохо? — Тобин даже пить перестал. Он разинул рот, будто не мог поверить, что столь потрясающий запах мог мне не понравится.

 — Нет же. Это настолько крутой запах, что я готова умереть, — глотнула из своего стакана. — Плюс я еще не ела с обеда, но это фигня. Этот аромат даже сытого снова сделает голодным.



Даша Фурманова

Отредактировано: 12.10.2015

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: